Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Владимир Фарафонов

Киргизское зазеркалье (II)

Национальной риторикой народ не накормишь

Часть I

Узбеки, русские и в целом русскоязычные до недавнего времени жили в Киргизстане несколько лучше киргизов, несмотря на все катаклизмы последних лет. Не ныли и как-то смогли притереться к изменившимся реалиям. Почему? Потому что их отделяет от киргизов тысячелетие оседлой жизни со всеми проистекающими отсюда социальными последствиями культуры материального позитивизма. Ненависть сельских киргизов к относительно благополучным этносам есть ментальное отражение исторически закреплённых пороков кочевого паразитизма раннефеодальной ступени простого азиатского воспроизводства. Киргизское государство до сих пор не может сообразить, что страна и её жители находятся в пропасти и с этим надо что-то делать.

Что же происходит в Киргизии? Порою возникает странное чувство, как будто страна вырвана из мирового контекста и застряла в эмбриональном состоянии исторического развития. Почему так медленно совершается переход от традиционно-патриархальных ценностей патерналистского типа (лат. pater – отец) к современному открытому обществу? Думаю, что это связано с особенностями национального восприятия и мировоззрения.

У киргизов письменность появилась лишь в 20-е годы прошлого века благодаря советской власти. Столетиями до этого они сохраняли наиболее значимые этнополитические события своей жизни в народной памяти и закрепляли их в сказаниях-эпосах. Это породило феномен эпического, а проще “сказочного” мышления. Суть его в том, что обычно слово, по меткому выражению Артура Кларка, “эфемерно, оно исчезает, как только его произносят. Но закреплённое в определённой последовательности, оно переживает века”.

Из поколения в поколение духовная составляющая черпала своё вдохновение, а также получала ответы на текущие вопросы родового существования в этих древних неторопливых сказаниях, дополняясь новыми впечатлениями и подробностями. Фактически в глубинных пластах народного сознания аккумулирована мощная организующая и нерастраченная, “спящая” энергия убойной силы. Вопрос лишь в том, на какие ценности она направлена и как её грамотно подключить к созидательному труду. Пока что киргизским властям удавалось задействовать эту внутреннюю стихию только для разрушения существующих социальных структур. И, похоже, что с укрощением этой деструктивной стихии в одиночку им не справиться.

Отсюда становится понятным, почему в Киргизии средневековый эпос “Манас”, получивший название по имени былинного героя, почитается как народная религия. Этот языческий фетиш, идеализирующий военно-кочевые набеги древних киргизов, возведён сегодня на пьедестал национальной самоидентификации и стал символом деяний “настоящего чистого кыргыза”. Любой киргиз, который хоть капельку игнорирует сей факт и сомневается в историческом существовании и подвигах сказочного батыра, а заодно и феодальной знати досоветского периода, немедленно подвергается остракизму и анафеме с последующим изгнанием на периферию общественной жизни.

Кстати, отрывок из этого эпоса, считающегося самым большим в мире (более миллиона строк), впервые записал в середине 19-го века казах Чокан Валиханов, действительный член Русского географического общества.

Ничего плохого во всестороннем изучении и знании собственных этнических корней нет. Злая шутка начинается, когда в угаре национализма прошлое методично расстреливает настоящее и будущее, прививая юному поколению малограмотных кишлачных пареньков чувство национальной исключительности. Идейное вдохновение откровенно одураченная молодёжь черпает у современной национальной интеллигенции, призывающей к отказу от созидательной советской истории, сеющей нетерпимость к русскоязычным этносам, благодаря которым и сохранился киргизский народ.

С момента добровольного присоединения раздробленных киргизских племён к Российской империи в 19-м веке и вплоть до распада Советского Союза, русские и славяне были на здешних широтах основным государствообразующим стержнем. Нынешняя официальная среда обитания киргизов, в прошлом кочевников и подданных Ханьской империи и Кокандского ханства, появилась благодаря национально-территориальному размежеванию при образовании СССР. Суверенная история самостоятельного киргизского государства в составе многонационального Советского Союза началась с образования Киргизской Советской Социалистической Республики. Казалось бы, чего проще – сохрани эти прописные истины и передай подрастающему поколению. Однако вместо этого в общественное сознание коренного населения усиленно вдалбливается седая древность, приукрашенная воинствующими образцами бесчисленных подвигов, воспетых кочевым фольклором.

С обретением суверенитета в 1991 году киргизская культурная элита, воспитанная на интернациональных примерах школами и вузами Советского Союза, в одночасье превратилась в непримиримого и агрессивного оппонента всему русскому и советскому. Ныне она завершает свой короткий и, в общем-то, не очень плодотворный век, болезненно переживая финальный этап собственного угасания. Но семена были брошены и дали “прекрасные” всходы…

Более половины коренных жителей Киргизстана – моложе 25 лет. Особых перспектив для раскрытия своего потенциала у этих людей нет в силу закрытой и неэффективной экономики, что уже создаёт очень серьёзные социально-политические и “человечные” проблемы. В прошлогодней ошской бойне озверевшие от крови и безнаказанности пьяные, в основном молодые сельские киргизы отрезали головы малолетним узбекским детям. Тела обливали бензином и сжигали, а головы использовали как футбольные мячи, гоняя их прикладами автоматов по зелёной июньской траве. С именем Манаса на устах…

Эту дикую и необузданную кровожадность трудно понять. Ещё труднее простить. Это ярчайшие свидетельства того социального уровня, который достигли киргизы за всю историю своего национального развития. В Бишкеке на эту тему предпочитают помалкивать, стыдливо прикрывая чудовищные факты истребления вполне определённой этнической группы обобщенной фразой Уголовного кодекса – “Превышение пределов необходимой обороны”.

И эту неуправляемую дикую молодёжь, воспитанную на храбрых примерах былинных героев, панически боятся во властных коридорах столицы и заигрывают с нею, периодически развращая подачками в виде земельных наделов за счёт сокращения пахотных угодий. Но их не остановит никакая сила. Они вдребезги разнесут на тысячи мелких осколков любую вертикаль госуправления. В этом состоит одна из главных, если не основная глубинная причина, скрытая пружина неадекватности внутренней и внешней политики Киргизстана, пугающая традиционных союзников киргизов внутри страны в лице русскоговорящих граждан и вызывающая недоверчивый взгляд со стороны России. И с этими мрачными перспективами тоже надо что-то делать.

Давайте на миг остановимся и поразмыслим. Чем же мы, русские, заслужили ту горькую участь, что вы, киргизы, отторгаете наше участие в общей судьбе на вверенной вам территории? Вы лжёте, переписывая историю. Вы мечетесь, пытаясь дороже себя продать. Не пора ли в себя прийти? Не пора ли искать опору в соседях, а не видеть в них врагов? Не пора ли найти понимание в двуязычии? Не пора ли примириться всем нам и покаяться друг перед другом без компромиссов и ханжества, как того требуют моральные основы всех без исключения мировых религий?

Я говорю о том, что в Киргизии всё же остались адекватные политики из числа самых высокопоставленных государственных персон, коими рядовые граждане могут гордиться. Недавно премьер-министр республики Алмазбек Атамбаев заявил на заседании правительства: ”Мы все в ответе за нашу страну – от президента до рядовых граждан. Никто не должен проходить мимо, когда один гражданин оскорбляет другого из-за цвета кожи, разреза глаз. Все мы люди. Какого бы цвета ни были глаза, каким бы ни был их разрез, слезы одинаковы”. Умозрительно всё вроде бы просто, понятно и по-человечески гуманно. Самое время задуматься о душе.

Но для разгорячённого ультранационализмом киргизского сообщества эта предельно рациональная и своевременная мысль звучит как новая заповедь “Не убий!”. Для русскоязычных слоёв населения, переживших пещерную ненависть южных погромов, она – словно ностальгия, нахлынувшая из далёкого, сказочного и мирного прошлого. А сам А. Атамбаев выглядит на этом фоне если и не альбиносом, то фигурой, киргизов настораживающей. И всё-таки у этого человека есть шанс открыть новую страницу в киргизской истории и сплотить все народы страны.

Руководитель киргизского правительства прекрасно понимает, что если не поправить дела в экономике, лишённой внутренних источников развития, государству придёт конец. Национальной риторикой народ не накормишь.

При этом в среднеазиатском регионе существует лишь два субъекта мировой политики – Россия и Китай. Киргизия – это буферная площадка для геополитического диалога и сглаживания противоречий между ними. Присутствие американцев – явление временное.

Ситуация в стране критическая, нужны быстрые и крупные инвестиции не в мегапроекты – например, гидроэнергетику, требующую миллиардных влияний и порождающую обострение отношений с соседними государствами, а в бесконфликтные зоны экономики – сельское хозяйство, горнодобывающую отрасль, лёгкую промышленность. Мощными инвесторами в эти сферы могли бы стать российские компании, всегда заинтересованные в долгосрочной перспективе обоюдовыгодного сотрудничества.

Надо сказать, что у российского бизнеса есть определённый интерес к Киргизии, который не реализуется исключительно в силу накалённой межнациональной обстановки и политической нестабильности. России нужна спокойная и деловая атмосфера доверия к партнёрам из числа местных предпринимателей. Отношение к русскоязычному населению со стороны киргизского государства – лакмусовая бумажка социально-экономических преференций со стороны России. Куда деваться русским в Киргизии и не только им в случае повторения межнационального или вспышки военного конфликта?

Все они побегут в Россию, это однозначно и дискуссии не подлежит. Безусловно, России нужны специалисты, квалифицированные рабочие руки и светлые умы, но ей не нужны чужие проблемы с беженцами, которых надо будет кормить и содержать за счёт федерального бюджета. Такие “подарочки” российскому налогоплательщику сродни карманной краже. А к ворам отношение везде одинаковое.

Сегодня у киргизов есть, пожалуй, всего лишь один разумный политический выход для сохранения своего этнотерриториального образования и ослабления националистического давления на русскоязычную диаспору - вхождение в Таможенный союз и Единое экономическое пространство с Россией, Казахстаном и Белоруссией. В этом случае значительное количество коренных жителей растворится на бескрайних российских просторах. Сам собой решится вопрос этнического фанатизма. Произойдёт мягкое перевоспитание полукочевого мировосприятия иными ценностями. Ради личной безопасности киргизам стоит помогать на взаимовыгодной основе.

И я рукоплещу Алмазбеку Атамбаеву – инициатору вхождения Киргизии в Таможенный союз. Браво, господин премьер-министр! Единственный мужик, который понял, что спасёт киргизов от взаимоистребления и хаоса “Великого кочевья”. Может быть, и не Мустафа Кемаль Ататюрк, но мысли верные. Таможенный союз вынудит создавать образцовые сельхозобъединения, промышленные предприятия и строить дороги на территории всей страны. К тому же вступление в Единое экономическое пространство, как в старые добрые времена, уравняет в трудовых правах всех граждан стран – членов Союза.

Конечно, сам по себе Таможенный союз не избавит Киргизию от этнократической составляющей. Его можно рассматривать как очередной этап социализации и “огосударствления” свободных киргизских родо-племён. В любом случае это будет киргизское государство для киргизов. Только более миролюбивое, толерантное и очеловеченное, в котором можно будет жить и работать. Но всё равно для киргизов. Такова уж мировая логика развития этноцентристских государств. И никуда против этого не попрёшь.

Поэтому с точки зрения некиргиза, с учётом существующих реалий, вполне обоснованным и логически непротиворечивым представляется устремление русскоязычных граждан в направлении России. Во всяком случае, пока что это так. Малазийский феномен просвещённой полиэтничности для Киргизии вполне возможен, но только в отдалённом будущем, когда государственный этноцентризм изживёт себя экономически. И настанет время собирать камни.

А пока что единственное, о чём хотелось бы попросить российских чиновников, – это доработать Госпрограмму по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. Было бы разумнее не ассимилировать всех нас на безбрежном целинном приволье земель обетованных, а создавать локальные территориальные образования с обеспечением начальной инфраструктурой и рабочими местами. Насколько это возможно. На правительственном уровне проще будет решить вопрос ликвидности и обмена здешней жилплощади на равноценную собственность там. Всё остальное приложится. Не впервой и выживать, и жить достойно. Прорвёмся…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie