Хлебные крошки

Статьи

Непризнанные республики
Политика
Молдова и ПМР
Игорь Иваненко

Кишинёв выбирает в конфронтацию с Москвой: Выдержит ли это молдавская государственность?

В 2017 году Молдова и Украина предприняли ряд скоординированных действий, наносящих урон российским интересам в Приднестровье. Киев и Кишинёв внедряют совместный контроль над восточной границей  самоопределившейся республики и, тем самым, осложняют российско-приднестровское экономическое взаимодействие. Кишинёв попытался отказаться от закупки электроэнергии, вырабатываемой на Молдавской ГРЭС - крупнейшим приднестровским предприятием, которое контролируется российским бизнесом. В качестве альтернативного поставщика электричества выступает украинская кампания «DTEK Traiding». Тирасполю это грозит существенными бюджетными потерями и необходимостью обращаться за дополнительной экономической помощью к Российской Федерации.

Основной мотив данных шагов Молдовы очевиден - экономическое ослабление «мятежного региона», принуждение его к подчинению этнократичному кишинёвскому режиму. Однако в борьбе за эту цель Молдова  рискует окончательно испортить отношения с Москвой. Парадокс в том, что исторически именно Российское государство, а никак не Украина и тем более не Румыния является главным гарантом существования Молдавской республики.

В связи с этим не лишним вспомнить, что когда в 1924 г. в Советском Союзе решался вопрос о воссоздании молдавской государственности (в 1917 г. Молдавская республика в Бессарабии была ликвидирована Румынией) развернулась острая дискуссия о её форме. Власти Украинской ССР, в Приднестровском регионе которой создавалась молдавская автономия, настаивали на её областном статусе. Молдавская Автономная Республика в составе УССР была учреждена лишь под нажимом Москвы.

Союзная Молдавская Республика в СССР была образована в 1940 г. И в этом случае союзному центру пришлось серьёзно  корректировать политику Киева. После занятия 28 июня 1940 г. Бессарабии Красной Армией там стали формироваться партийно-государственные структуры УССР. Глава компартии Украины Никита Хрущев прибыл в Кишинёв уже на второй день после эвакуации румынских властей. Первые полосы центральных советских газет изобиловали тогда статьями о том, как «тысячи угнетенных украинцев» в Кишиневе и других городах Бессарабии торжествуют по поводу воссоединения с Советской Родиной; что «история Бессарабии всеми нитями связана с украинским народом».

Надо признать, что в этническом плане Бессарабия не вполне соответствовала критериям образования здесь национальной союзной республики. Принять данные румынских переписей населения советские власти не могли, а по последним статистическим данным Российской империи к началу революционных событий 1917 г. молдаване не обладали абсолютным большинством среди жителей Бессарабии (их доля составляла 47,6%). В случае соединения Бессарабии и Приднестровья в объединённой республике доля молдавского населения становилась ещё меньше.

Всё шло к тому, что Бессарабия станет частью Молдавской Автономной Республики, которая, в свою очередь, останется в составе Украины. Однако 10 июля 1940 последовало синхронное принятие обращений партийными и государственными органами Украины и Молдавской автономии о создании Молдавской ССР. Эти обращения были направлены в адрес Верховного Совета СССР и дали старт массовым выступлениям трудящихся в поддержку создания союзной Молдавской республики.

Изменить первоначальный план интеграции Бессарабии с Украиной могло лишь решение, принятое на уровне Союзного центра. Очевидно, что оно принималось не по инициативе украинского руководства. Ведь в этот период первый секретарь ЦК КП(б)У исповедовал наступательную тактику в территориальных спорах с соседями. По воспоминаниям главы компартии Белоруссии Пантелеймона Пономаренко, в конце 1939 г. Н. Хрущёв пытался  даже присоединить к Украине большую часть Беловежской пущи, западно-белорусские города Брест, Пинск, Кобрин.

В августе 1940 г. развернулась борьба за территориальное разграничение Украины и Молдавии. Если бы за МССР сохранились все районы бывшей Молдавской автономии в Приднестровье и вся Бессарабия, это была  бы шестая по величине республика Советского Союза с населением 3,5 млн. человек. Однако весовые категории руководителей двух союзных республик были слишком не равны. УССР смогла заполучить значительную часть Приднестровья (с городками Котовск и Балта), северную и южную части Бессарабии с городами Хотин, Измаил, Аккерман (в будущем - Белгород-Днестровский), почти 190 км. морского побережья и выход к Дунаю.

За получение статуса союзной республики Молдавия заплатила дорогую цену, основным же выгодополучателем этой сделки стала Украина. РСФСР, кстати, имела на южно-бессарабские земли  прав не меньше, чем УССР.  Даже по данным румынской статистики начала 30-х годов русские (включая старообрядцев - липован) были самым многочисленным этносом Измаильского уезда (около 29% жителей). В самом Измаиле доля русских достигала почти 60%. В соседнем Аккерманском уезде около четверти жителей были русскими (это также самый высокий показатель среди этнических групп). Тем не менее, РСФСР претензий на Южную Бессарабию не заявляла.

Руководители Молдавской ССР 40-50-х годов осознавали, что новые границы внутри Бессарабии сдерживают социально-экономическое развитие республики. В 1946 г. на имя Иосифа Сталина была подана докладная записка главы компартии и председателя правительства Молдавии с просьбой о возвращении республике районов юга и севера Бессарабии. Обращение аргументировалось отсутствием у Молдавии черноморских и дунайских портов, нехваткой посевных площадей, богатых рыбных водоёмов, месторождений строительных материалов, бурого угля. Всё это в изобилии имелось на бессарабских землях, отошедших к Украине. Однако тогда для пересмотра территориального разграничения кишинёвским политикам не хватило влияния и настойчивости.

Сегодня Молдавская республика впервые за время своего существования вступает в открытую конфронтацию с Москвой - глобальным политическим  центром, который в своё время обеспечил воссоздание молдавской государственности. Сам по себе этот конфликт не слишком опасен, однако уже сейчас он имеет для Кишинёва весьма серьёзные осложнения: усиление унионистских (прорумынских) настроений в молдавских элитах, геополитический раскол в обществе и среди регионов, массовый исход населения на фоне продолжающегося сокращения промышленного производства. Устоит ли в этих условиях молдавская государственность? Также как 100 лет назад этот вопрос не имеет однозначного ответа.

Игорь Иваненко, историк, эксперт Института русского зарубежья

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie