Хлебные крошки

Статьи

Сергей Сокуров
Традиции
Общество
Россия

Сергей Сокуров

Когда умолкают фанфары

Размышления после праздника

Как нужна нам сегодня эта Победа весны 1945 года! Она спасла нас и десять лет назад и, наверное, будет спасать ещё долго… Победа становится, не теряя всех иных признаков, всевременным ощущением нации, и в этом залог нашего нравственного здоровья.


Люблю воинственную живость
Потешных Марсовых полей,
Пехотных ратей и коней
Однообразную красивость,
В их стройно зыблемом строю
Лоскутья сих знамён победных,
Сиянье шапок этих медных,
Насквозь простреленных в бою,


заметил Пушкин.

Да какой русский не любит военных парадов! Есть, конечно, равнодушные, но они из числа безразличных ко многим явлениям, которые возвышают душу осознанием какой-то важной, жизнеутверждающей общности. К таким явлением и относится торжественное действо, в котором мерные звуки труб и пёстрые полотнища, и праздничные одежды, и целенаправленное движение людской массы и её общее настроение.

Парады на Красной площади я по доброй воле не пропускаю. Заранее предупреждаю домашних, что это место перед экраном телевизора – моё, что никаких просьб не принимаю, к телефону не подхожу, пусть хоть треснет, в отвлекающие от главного разговоры не вступаю. В этом году не повезло: что-то срочно понадобилось внучке, а дедушка – крайний. Последнее, увиденное на экране, крупным планом фанфары. Медный звук их услышал уже спиной. Так закончился для меня праздничный парад в этом году. Фанфарами! – подумал я с досады, что отвлекли. Но многозначительное слово навело на другие мысли.

Если вдуматься, в последние годы, несмотря на то, что военное поколение убывает катастрофически (имею в виду не только воевавших, но и живших в годы войны детьми, значит, воспитанных ею, её невольных участников), отношение к той Победе, которая справедливо пишется с заглавной буквы, в народе становится как бы более непосредственным, чем к иным событиям этого ряда. Другие победы – в истории, важные для национальной памяти, а эта, помеченная в календаре 9 мая 1945 года, похоже, если не навсегда, то надолго всегда с нами, будто вырезан тот день из потока времени и взят с собой, как материальное достояние.

Мне кажется, тому две причины. Одна в том, что Победа над фашисткой Германией (а по сути над фашисткой Европой) предстаёт как величайшая за всю историю Руси-России. И справедливо! Притом, величие её подтверждается как раз и тем, что оно не только не оспаривается со временем, а делается во времени более фундаментальным в глазах новых поколений.

Вторая причина, предвижу, спорная. Рискну назвать её. Мы с вами, современники, оказались как бы в пустом пространстве: где-то далеко, за горизонтом, - действительная, Великая Победа, а на нашем берегу Леты, с нами, её ощущаемая, будто реальность, фантомная тень. В промежутке же события, хоть и сами по себе часто вызывающие гордость, но несопоставимые с тем событием, удалённым на 62 года. Да к тому они теряются среди дел малозначительных, сомнительных, нередко позорных, вызывающих досаду, недоумение и горькое разочарование. Как нужна нам сегодня эта Победа весны 1945 года! Она спасла нас и десять лет назад и, наверное, будет спасать ещё долго. Когда до неё оставалось бесконечных, кровавых четыре года, мои родные вспоминали, с какой болью звучали сводки Совинмформбюро: сдан Киев, сданы Рига, Одесса, Севастополь, Минск… Будто на сегодняшний день сводка, но наша длиннее.

Только не будем скорбеть о потерях территориальных. Для нас, ещё сохранивших 17 миллионов квадратных километров, гораздо тяжелее переживать потери иного характера. Бывает, обидный щелчок по носу (даже пусть лилипут щёлкнет великана) бывает болезненней оторванной части тела, если тело сравнить со страной. Как себя вести в таком случае? Вспоминаются «китайские предупреждения» 50-60-х годов в адрес империалистов. Кажется, этих предупреждений, неизменно «серьёзных», до тысячи накопилось без каких-либо последствий для тех самых империалистов. Русский язык обогатился при этом анекдотической фразой: я делаю тебе серьёзное китайское предупреждение Вспомнилась она мне, когда наш монументальный хозяин МИДа в таком, истинно «китайском», духе предупреждал Таллинн (не первый раз). Недавно хороший, проверенный недруг России Киссинджер в интервью ведущему одной из популярных вечерних программ дал нашим отечественным «китайцам» полезный совет, дескать, обещания, в том числе угрозы намять бока, если уж они даны, непременно надо исполнять, чтобы уважали. А лучше не обещай, коль чувствуешь слабость в коленках. Таллинн на это и рассчитывал, применив изощрённый способ унизить Колосса: так, а не иначе, в преддверии Праздника Победы перенести Бронзового Солдата на территорию воинского мемориала. Ведь оскорбление памяти павших не в факте переноса; во многих странах это всегда практиковалось, СССР не исключение. По мне лучше зелёное место упокоения павших, чем автобусная остановка в центре враждебного города. Здесь оскорбителен факт иного рода, и наш интернет-портал отозвался на эту тему довольно полно. Здесь набор мелких уколов. А самый болезненный мы нанесли себе сами…

Когда проза бессильная передать глубину чувств, хватающийся за перо обращается к стихотворной строке, наделённой проникающей способностью стрелы. Вот и я не удержался:

Баллада о бронзовом солдате

Тысячелетье третье, год седьмой,
Два «н» (примета века) в слове «Таллинн».
Стоял здесь в бронзе, помнится, герой
Над прахом павших. Может быть, слыхали?

Что, увезли? Кому-то там мешал?
Ну, фашистюги, пасынки природы!
Суровый МИД не раз предупреждал:
Не трожьте славу гордого народа!

Нас миллионы. И любой готов
Кричать «ребята, не Москва ль за нами!?»
В отечестве пустопорожних слов
Махать всегда горазды кулаками.

Не обернувшись, укорять не стал –
Ушёл солдат, с обидой в сердце, с мукой
…Одни плюют на камень, на металл,
а утираться (поделом нам!) внукам.


Но вернёмся к прозе публицистической, как к жанру изложения, и к прозе жизни. В нашей отечественной истории был случай, когда в разгар сражения с пруссаками во время Семилетней войны русское командование решило, что сражение проиграно, и в полном составе покинуло поле боя. Тогда руководство битвой взяли не себя офицеры, как правило, в невысоких чинах, и дельные унтеры. Они перестроили боевой порядок и взяли верх над полками Фридриха Великого. Спасение утопающих в руках самих утопающих, гласит народная мудрость. В последнее время замечено, что наши соотечественники всё чаще стали «перестраиваться» для отпора гнетущим силам по собственному разумению, не надеясь на помощь из Москвы и на далеко и высоко сидящих стратегов. События в Крыму, в Эстонии этому подтверждение. Они живут в разных странах, но Отечество у нас одно, и «малые победы» идут в общую копилку. При таком распылении необходим общий ориентир, вроде национальной идеи. Только мало кто знает, что она для нас значит; да целостной системы сейчас и нет вовсе, для нового века ее необходимо создавать на новой почве и вдыхать в неё новый дух. Значит, потребуется много времени творцам и учителям, и ученикам. Но, к счастью, есть у нас путеводный маяк, который светит вот уже 63-й год. Это наша Победа (да, та, что с «большой» буквы). Отрадно, что в глазах новых поколений притягательность этого события не ослабевает; даже больше, патриотическая молодёжь видит дополнительный спектр, более насыщенную гамму, которая, тем не менее, не искажает реальное событие, не заменяет его на другое. Победа становится, не теряя всех иных признаков, всевременным ощущением нации, и в этом залог нашего нравственного здоровья.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie