Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Дамир Галямов

Колонна пятая, а по значимости – первая

"Отодвинуть на дальнюю перспективу"

Интеграция Киргизии в евразийское сообщество – процесс, который нельзя остановить, но притормозить можно. В свете развивающихся в стране событий можно говорить о том, что противники интеграции взяли курс на затяжку времени с целью изменения политической ситуации и получения более благоприятных условий для достижения собственных целей.

Известный в Киргизии политолог Мурат Суюнбаев не усматривает какой-либо планомерной кампании по противодействию вступлению Киргизии в Таможенный союз и далее – в Евразийский союз. «Есть отдельные недовольные личности, есть отдельные организации, которым не нравится процесс интеграции, но целенаправленных, скоординированных действий я не вижу, скорее, хаотичное движение, – считает эксперт. – А такие организации, как Центрально-Азиатский институт свободного рынка (CAFMI), недавно проводивший «антитаможенный» форум, погоды не делают, хотя за ним стоят такие люди, как бывший министр экономического развития Эмиль Уметалиев и бывший президент переходного периода Роза Отунбаева».

С М. Суюнбаевым не совсем согласен другой политолог, эксперт по вопросам безопасности Токтогул Какчекеев. Он полагает, что, действительно, нет пока внешних признаков активного и организованного противостояния вступлению Киргизии, например, в Таможенный союз. Однако говорить, что нет политических сил, способных организовать как минимум общественную кампанию против интеграции страны в экономическое пространство ТС, нельзя.

«Противодействие есть. Например, в борьбе южных кланов против северных, то есть оппозиции и власти, хотя это деление условное, четко прослеживается неприятие «южанами» всего, что продвигают, по крайней мере, во внешней политике «северяне». Недавно суд освободил троих депутатов-оппозиционеров, обвиненных в попытке свержения власти. Они – «южане», и вполне вероятно, что одним из пунктов их борьбы с президентом и его партией, доминирующей в парламенте, станет и вопрос вступления Киргизии во всевозможные международные союзы», – полагает Т. Какчекеев.

Заставить киргизские власти отказаться от участия в интеграционных процессах нынешняя оппозиция при ее неоднородности вряд ли сможет. Но она в состоянии затормозить такое участие, отодвинуть на дальнюю перспективу. Это показали недавние события на севере страны, когда оппозиция организовала акции протеста вплоть до захвата недвижимого имущества против канадской золотодобывающей компании, разрабатывающей месторождение в Иссык-Кульской области, требуя ее национализации. Производство было приостановлено, власти были парализованы размахом и организованностью пикетчиков и не предпринимали каких-либо силовых способов воздействия, хотя в стране заговорили о третьей «революции».

Эти акции показали, что подобное может быть организовано и против российских компаний, которые намерены заняться строительством крупных ГЭС в Киргизии, приобрести национального монополиста «Кыргызгаз», завод военного назначения «Дастан». Само собой, акции против вступления в ТС также возможны, даже с большим размахом.

К противникам вступления Киргизии в евразийские экономические и политические союзы можно также отнести и многочисленные неправительственные организации вроде упомянутого выше Центрально-Азиатского института свободного рынка, финансируемого правительством США и «независимыми» фондами.

Координатор одного из таких НПО – бишкекского аналитического консорциума «Перспектива» Валентин Богатырев, например, неоднократно заявлял: «Таможенный союз Кыргызстану не нужен». Хотя при этом делал вот такие оговорки: «Есть много плюсов и минусов. Политическое решение уже есть, оспаривать его бессмысленно, но если нам удастся минимизировать негативные последствия вступления в ТС, тогда это может принести нам какую-то пользу. Если не удастся, то мы можем пострадать… Будут и негативные последствия, поскольку произойдет выравнивание цен на все товары и продукты. Не секрет, что в Кыргызстане – самый низкий уровень жизни и дохода среди всех стран союза. Цены вырастут автоматически, а доходы нет. Миграция наших граждан по территории союза увеличится, поскольку там будут созданы более благоприятные условия труда», – считает В. Богатырев.

Трудно сказать, озвучивает он свое мнение или выполняет «заказ». Не ясно также, на какие деньги существует его фонд. При этом надо иметь в виду, что, кроме консорциума «Перспектива», в стране достаточно грантовых НПО, готовых в любой момент подключиться к единому «антиинтеграционному» процессу.

«Есть отдельные политики и организации, которых можно назвать агентами влияния Запада, – считает бишкекский политолог Леонид Бондарец. – Это, например, бывший президент переходного периода Роза Отунбаева, руководитель постреволюционного аппарата временного правительства в 2010 году Эмиль Каптагаев, глава парламентской фракции «Ата-Мекен» Омурбек Текебаев. Они фактически создали проамериканское лобби после последнего государственного переворота. К беспорядкам на Иссык-Куле, которые по странному стечению обстоятельств начались в день первого обсуждения в парламенте закона о выводе американской авиабазы, они также имеют отношение. При этом все эти деятели прекрасно понимают, что альтернативы интеграции у Киргизии нет. Им нужна власть».

… Июль для Киргизии может оказаться самым жарким политическим месяцем. Температура воздуха ни при чем. Парламент принял, а президент Алмазбек Атамбаев подписал закон о денонсации договора по американской авиабазе в аэропорту «Манас». Политическое решение принято, но, как отмечают многие эксперты, гарантий, что оно будет обязательно выполнено, нет. Слишком много сил в стране и за рубежом заинтересованы в том, чтобы сорвать его реализацию.

Вышедшие на свободу депутаты – лидеры оппозиции уже приступили к исполнению служебных обязанностей. Их нелюбовь к властям после девяти месяцев тюрьмы может иметь непредсказуемые последствия. Наверняка они постараются как минимум отправить в отставку правительство. Как максимум – добиться большинства в парламенте и начать диктовать свои условия президенту, который утверждает, что база ВВС США должна быть выведена, а стране необходимо вступить в Таможенный союз и дальше сотрудничать с такими организациями, как ЕврАзЭС и ОДКБ.

В случае активизации оппозиционных сил пятая колонна в виде различных элементов «гражданского общества», НПО, «демократической» прессы обязательно подключится.

Тут вот какая важная деталь. Согласно социологическим опросам, более половины населения страны выступает за тесные связи с Россией, еще четверть относится к ней «с симпатией». Москва вкладывает огромные деньги в Киргизию, фактически спасая ее, предотвращая экономический, а значит, и политический крах государства. Однако она проигрывает на «гражданском» и медийном поле Киргизии. «Демократические», «общественные», «либеральные», «независимые» фонды, коалиции, партнерства и союзы представляют собой силу, которая в любой момент может по команде извне начать работу с общественным мнением в нужном направлении. Вкупе с активностью оппозиции, часть которой считает себя независимой, но фактически находится под зарубежным контролем, пропагандистские кампании антироссийской направленности могут принести успех.

Прискорбно, но в Киргизии нет активных пророссийских организаций в таком количестве и такой влиятельности, чтобы они могли успешно отвечать на вызовы противников сближения наших стран и евразийской интеграции. Те, что есть, – малочисленны, разрозненны, не имеют серьезного авторитета. Пока что на идеологические и медийные атаки Россия отвечает только экономическими «залпами». Уже сегодня этого явно мало, а завтра разрыв в возможностях «мягкой силы» может стать просто вопиющим.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie