Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Андрей Белов

Комбинация со многими неизвестными

Слухи о планируемой США военной операции против Ирана продолжают будоражить ближневосточный регион и нервировать мировое сообщество

В последнее время наследник древней Персии – Иран оказался, как и во времена Александра Македонского, практически в самом фокусе международной политики. Не случайно руководство единственной сверхдержавы мира – США уделяет этой стране совершенно особое внимание.

Известно, что и на последней встрече президента Джорджа Буша со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Братиславе, как, впрочем, и в ходе всего европейского турне американского лидера, иранская тема также была одной из центральных. В свете этого утверждения авторитетных политологов о том, что конфронтация между Вашингтоном и Тегераном в ближайшие годы будет определять всю систему международных отношений, вовсе не выглядят преувеличением.

Очередной кандидат на "демократизацию"


Начиная свой второй президентский срок, Джордж Буш не только подтвердил неизменность курса своей администрации на односторонние действия США на мировой арене и ее приверженность силовым методам "демократизации" планеты, но и фактически прямо указал возможный объект очередной американской военной акции – нынешний режим в Тегеране.

В своем послании "О положении страны", с которым он в январе с.г. выступил в Конгрессе США, Буш провозгласил: "Я заявляю сегодня иранскому народу: в момент, когда вы выступите за свою свободу, Америка будет вместе с вами". Президент США также объяснил, почему он выбрал объектом своих нападок именно Иран: "Сегодня Иран остается главным в мире спонсором террора, стремится к обладанию ядерным оружием и лишает свой народ свободы, которую он заслуживает". Свое повышенное внимание Ирану и Сирии хозяин Белого Дома представил как следствие "поворотного пункта в истории свободы" – парламентских выборов в Ираке. По словам Буша, "Победа свободы в Ираке воодушевит реформаторов-демократов от Дамаска до Тегерана и принесет больше надежды и прогресса в неспокойный регион".

После этого слухи о неминуемости военной операции США против Ирана стали упорно циркулировать в мировых СМИ. Не так давно бывший глава инспекторов ООН по вооружениям в Ираке американец Скотт Риттер заявил, что США нанесут военный удар по Ирану уже в июне текущего года. По его словам, решение об этом было принято президентом Бушем 24 октября 2004 года. Как утверждает Риттер, нынешние успокоительные заявления администрации США, отрицающей наличие подобных планов, являются частью "кампании лжи и дезинформации" и практически в точности повторяют действия команды Буша перед началом войны в Ираке.

Как считает бывший инспектор, "США нанесут удар по ядерным объектам Ирана вне зависимости от того, носят они мирный или военный характер. И сделано это будет вовсе не для того, чтобы не допустить распространение ядерного оружия". Ударами с воздуха американские стратеги надеются вызвать народные антиправительственные волнения в Иране.

С Риттером в целом согласны и многие другие международные эксперты, расходясь с ним лишь в сроках начала военной операции. Так, например, президент российского Института национальной стратегии Станислав Белковский считает, что военная операция США в Иране начнется, скорее всего, в 2006 году. Однако, примечательно, что, как полагает тот же Риттер, планы США в отношении Ирана являются частью более широкого плана "изменения" всего региона Ближнего Востока, подразумевающего, в частности, смену режимов в Иране, Сирии и Саудовской Аравии.

"Большой Ближний Восток" или голубая мечта Вашингтона


План, о котором упомянул Риттер, действительно существует и именуется планом или проектом переустройства "Большого Ближнего Востока". Проект имеет весьма амбициозную цель – радикально изменить весь политический и идеологический ландшафт, придать иную (проамериканскую) логику развития обширному региону, включающему в себя мусульманские страны Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки – от Афганистана до Ливии. Для достижения этой цели, предполагается использовать весь имеющийся у США арсенал политических, дипломатических, экономических, военных и информационно-психологических средств.

В рамках указанного проекта следующим на очереди вслед за уже "демократизированными" Афганистаном и Ираком стоит Иран. Причем эта страна имеет для успеха всего проекта, пожалуй, решающе значение. Не зря в Вашингтоне уже давно вынашивались планы реванша в отношении Ирана, выпавшего из сферы влияния США после исламской революции 1979 года.

Однако конкретные формы американские намерения в отношении Ирана стали приобретать именно при администрации Джорджа Буша. Хорошо известно, что министр обороны Дональд Рамсфелд и прочие "ястребы" выступали за удар по Ирану сразу же после 11 сентября 2001 года. По некоторым данным, акция против Ирана планировалась также в 2003 году после вторжения США в Ирак. Однако осуществить этот план не удалось – неожиданно для себя Вашингтон увяз в партизанской воне в Ираке. Поэтому военные планы в отношении Ирана были временно заморожены.

Слухи о возможном ударе по Ирану вновь усилились с лета 2004 года. Воинственные заявления представителей администрации Буша о "ядерной угрозе" из Тегерана, статьи в СМИ с описанием сценариев нападения на Иран, сообщения о том, что американский спецназ и беспилотные самолеты-разведчики уже действуют в Иране, уточняя координаты целей для ракетных ударов – все это, по опыту Ирака, весьма напоминает информационную подготовку военной акции.

Основными причинами стремления Вашингтона "разобраться" с Ираном, по мнению независимых аналитиков, является не столько страх перед иранскими "ядерными амбициями", сколько желание устранить Иран как самостоятельного стратегического игрока в регионе. Режим в Тегеране сильно мешает США завершить "демократизацию" Ирака и является оплотом всех антиамериканских и анти-израильских сил на Ближнем Востоке. Для уверенного стратегического доминирования в регионе США также остро необходимы военные базы на севере Ирана. Кроме того, Америка весьма заинтересована в установлении контроля над иранскими энергоносителями(10% всех мировых нефтяных запасов и 14% запасов всего природного газа мира).

Не стоит забывать и том, что в разгроме нынешнего тегеранского режима крайне заинтересован Израиль, неоднократно угрожавший нанести удары по ядерным объектам Ирана. Учитывая прочное слияние в регионе интересов Израиля и США, можно утверждать, что многое из того, что делают США на Ближнем Востоке, делается именно в израильских интересах.

Иранский "орешек": реальность против голубой мечты


Вместе с тем, многие в Вашингтоне сознают, что иранский "орешек" может оказаться гораздо крепче иракского. В отличие от истощенного экономическими санкциями Ирака, Иран является вполне развитым и сильным государством. К тому же мирная ядерная программа Ирана – реальность. Вопрос только в том, имеет ли она военную составляющую. Некоторые эксперты называют сроки точки "технологического невозврата", после которого Иран неизбежно получит собственную ядерную бомбу – 2006-2007годы.

Ряд аналитиков утверждает, что Иран, возможно, уже обладает ядерным потенциалом в виде тактических боезарядов и средств их доставки. Отличие Ирана от Ирака как раз и состоит в том, что последний может реально обладать оружием возмездия. Ведь один из основных уроков американского вторжения в Ирак заключается в том, что единственной реальной защитой от агрессии США является атомная бомба. Именно вероятное обладание такой бомбой, безусловно, ослабило давление Вашингтона на Северную Корею.

Иран также имеет относительно хорошо оснащенные регулярные вооруженные силы, которые хотя и вряд ли в состоянии устоять под ударами военной машины США, но могут, как и в Ираке создать базу для широкомасштабного партизанского движения. В свете этого наличие в Иране 7-миллионного корпуса вооруженных ополченцев "басиджей" выглядит для стратегов Пентагона настоящим кошмаром.

Наконец, мировое сообщество явно не поддержит нападение на Иран. Поддержку США выразила, как обычно, только Англия. Франция, Германия, Россия и Китай, безусловно, постараются противодействовать планам монопольного господства США на Ближнем Востоке. А представитель Евросоюза Хавьер Солана заявил, что военное нападение на Иран было бы ошибкой и серьезно осложнило бы ситуацию в мире. В немалой степени это вызвано тем, что возможная война против Ирана окажет на мировую экономику значительно большее влияния, чем это было в случае с Ираком, в частности приведет к резкому росту цен на нефть. В ряде западных СМИ уже звучат призывы к администрации США "…проявить осторожность, чтобы не устроить новые пожары на Ближнем Востоке".

В свете этого представляется маловероятным, что США предпримут масштабную наземную операцию и оккупацию Ирана по иракскому образцу. Как бы не хотелось этого вашингтонским "ястребам", американский бюджет может просто не выдержать еще одной крупной военной кампании.

Эксперты полагают, что на данном этапе американская стратегия в отношении Ирана нацелена на стимулирование внутренней оппозиции режиму с целью его свержения "бархатным" или "полубархатным" путем. Известно также, что спецслужбы США и Израиля усиленно "работают" с представителями национальных меньшинств Ирана – курдами и азербайджанцами.

Но и Иран в свою очередь не бездействует и проводит активную военно-политическую и информационно-психологическую игру на международной арене. Тегеран, например, использует свои переговоры с Францией, Германией и Британией по поводу своей ядерной программы, для усиления разногласий между США и Западной Европой, апеллирует к ООН и заявляет о готовности к широкому сотрудничеству с МАГАТЭ. Иранские официальные лица также умело используют приемы информационной войны, заявляя, что их страна адекватно ответит на любую атаку на ядерный комплекс в Бушере и ускорит создание ядерного оружия.

Как заявляют в Тегеране, Запад не сможет заставить Иран отказаться от развития своей ядерной энергетики. Президент Ирана Мохаммед Хатами, обращаясь к иностранным дипломатам, заявил: "Те, кто бьет в барабаны войны и развязал психологическую войну против Ирана, должны знать, что иранский народ не позволит агрессорам ступить на свою землю. Но если это когда-нибудь произойдет, агрессоры сгорят в адской волне народного гнева". В своем противостоянии США Иран также надеется на поддержку дружественных государств, среди которых особое место занимает Россия.

Российский вектор и возможные перспективы


Свержение существующего строя в Иране по целому ряду причин крайне невыгодно России. Иран является крупнейшим российским стратегическим и экономическим партнером, причем в сфере высоких технологий. Если Россия потеряет свои позиции в Иране, она потеряет большую часть свого влияния в регионе. Кроме того, война в Иране может взломать хрупкое равновесие сил на Южном Кавказе, а переход этого государства под влияние США полностью разрушит баланс сил в регионе, что не отвечает российским национальным интересам.

Ввиду этого не так уж странно, что Россия вопреки давлению со стороны США, в принципе согласилась поставлять Ирану ядерное топливо для Бушерской АЭС. Президент Владимир Путин заявил, что Россия продолжит сотрудничество с Ираном в атомной сфере, поскольку эта страна не собирается производить ядерное оружие. Во время встречи в Москве с секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана Хасаном Роухани российский лидер выразил убеждение, что Иран будет придерживаться международных обязательств в сфере нераспространения ядерного оружия. В то же время Москве наверняка предстоит и дальше подвергаться усиленному давлению Вашингтона по данному вопросу.

В настоящее время предугадать дальнейший ход событий вокруг Ирана довольно непросто, ибо это будет зависеть от очень многих факторов, в т.ч. и пока неизвестных широкой публике. Америка должна бы помнить и о своей собственной ответственности за попытки Ирана создать атомную бомбу. Желательно бы предоставить гораздо большую роль в урегулировании иранской ядерной проблемы международному сообществу. В конце концов, для контролирования и санкционирования деятельности различных государств в ядерной сфере существует Агентство ООН по атомной энергии (МАГАТЭ).

Если же Вашингтон продолжит свой прежний курс, то международная ситуация может развиваться непредсказуемо, в т.ч. и для самой Америки. США поставили перед собой неслыханно амбициозные задачи по радикальному политико-идеологическому преобразованию на свой лад огромного региона. Но такого рода гигантские проекты всегда несут в себе не менее высокий риск их провала, что уже бывало в истории (вспомним того же Александра Македонского и др.).

Некоторые независимые аналитики указывают, что при определенных обстоятельствах именно Иран и может стать тем камнем, о который споткнется задуманный в Вашингтоне глобальный "демократизаторско-антитеррористический" поход. В итоге США могут даже потерять свой нынешний доминирующий статус в мире и будут вынуждены заняться преимущественно собственными проблемами. В этом плане нынешняя ситуация вокруг Ирана представляет собой поистине персидскую по своей сложности и загадочности комбинацию с очень многими неизвестными.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie