logo

Хлебные крошки

Статьи

Павел Сергеев

Комплементаризм против прагматизма?

На примере Армении

Разрабатывая свою концепцию национальной безопасности, руководство Армении, по мнению ряда наблюдателей, слишком увлекается лавированием среди несовпадающих интересов своих потенциальных союзников.

Не открою Америку, если скажу, что нормальное функционирование современного государства немыслимо без выработки концептуальных подходов к проблемам национальной безопасности. Не так давно о начале работы по созданию собственной концепции национальной безопасности объявила и Республика Армения – государство, прагматичные ориентиры внешней политики которого зачастую не укладываются в рамки обычной логики.

В самом деле, выступая, например, за развитие военно-политических отношений с Москвой, в том числе в рамках Договора о коллективной безопасности стран-участниц СНГ, Ереван одновременно активно сотрудничает в военной области с США и НАТО, принимая участие в различных программах и учениях Североатлантического блока. Ратуя за углубление экономических связей с Россией, Армения занимается зондированием почвы для своего участия в региональных транспортных проектах, фактически не учитывающих российских интересов. Не имея с Турцией дипломатических отношений, активно развивает с ней торговлю, а добиваясь от Анкары признания геноцида армян 1915 года, в то же время заявляет, что это не является решающим в восстановлении официальных отношений.

Определенную ясность в такую, не вполне логичную, внешнюю политику Армении вносят теория и практика т.н. "государственного комплементаризма" (от латинского: complementum – дополнение, добавление). Суть его сводится к формированию разновекторной системы международных связей, в которой различные внешние силы уравновешивают друг друга, не позволяя кому-либо одному оказывать решающее влияние на государство, придерживающееся данного принципа.

В целом он прагматичен, далек от постулатов классовой борьбы, и поэтому воспитанные на идеях классиков марксизма наблюдатели нередко воспринимают его в качестве "конформизма", "нелогичности" и даже прямого "предательства". Между тем, комплементаризм, предполагающий отсутствие идеологических ценностей, лежащих вне плоскости конкретных (зачастую текущих) государственных интересов, в современном прагматичном мире присущ абсолютному большинству малых и развивающихся стран и активно используется во внешней политике развитых государств.

Принцип комплементарности в качестве важнейшего положения внешней политики Армении был провозглашен еще на заре восстановления государственной независимости этого государства. Официально утвержденный с момента прихода на пост министра иностранных дел Вардана Осканяна, он не просматривается ясно и четко разве что тогда, когда строительство отношений с тем или иным государством сопровождается интенсивной и эмоционально насыщенной пропагандистской кампанией. Как, скажем, в случае с Россией, где метафоры, эпитеты и т.п. типа "вековая дружба", "единоверные народы-братья", "стратегическое партнерство", употребляемые в принципе для большей выразительности, воспринимаются буквально только теми, на кого они, собственно, и рассчитаны.

Эта-то эмоциональная насыщенность, рассчитанная на непрагматичного обывателя и, зачастую, еще менее прагматичных публичных политиков, часто играет против развития российско-армянских отношений, в которых любые внешнеполитические шаги Еревана, направленные не в сторону Москвы, нередко воспринимаются чуть ли не в качестве "прямой измены". А между тем, разновекторность внешней политики Армении – суть проявления все того же принципа комплементаризма, лежащего в основе современной государственной идеологии страны и формирующего базу концепции ее национальной безопасности.

Более полное представление о названном выше принципе дает, скажем, последнее, июньское, выступление главы МИД Армении В.Осканяна в эфире национального общественного телеканала. Отвечая на вопрос корреспондента о том, не противоречит ли углубление военного сотрудничества страны с США и НАТО стратегическому оборонному партнерству с Россией, министр иностранных дел отметил, что "задачи противовеса здесь нет – наоборот, это для нас взаимодополняющий фактор". Подчеркнув, что политика Еревана в сфере национальной безопасности основывается на комплементаризме, Осканян указал, что данный принцип в сфере безопасности является "многослойным".

По словам министра, Армения стремиться развивать активное сотрудничество в военной сфере не только с Россией, странами СНГ, но и с Евросоюзом, США, отдельными странами НАТО, например Грецией. Более того, по его мнению, именно такой, "пятислойный" комплементаризм является наилучшим, так как "процессы, происходящие в одном из этих слоев, никак не могут входить в противоречие сразу со всеми другими слоями, поскольку здесь работает идея целостности. Вместе взятые пять слоев дают нам наиболее широкий контекст решения вопросов безопасности нашей страны".

Трудно, да и вряд ли нужно оспаривать преимущество подобных подходов с точки зрения их соответствия интересам национальной безопасности небольшой страны, географическое положение которой никак не назовешь выгодным, и которая вследствие этого пытается активно развивать отношения с любым государством, способным удовлетворить ее энергетические, транспортные, военные и иные потребности. Правда, не всегда приемлемыми названные принципы, как показывает опыт, оказываются для многочисленных "доноров" Армении, в альтруистском порыве которых нет-нет, да и проскальзывают нотки раздражения.

Серьезные претензии к "ходу демократических реформ" в стране предъявляет Еревану один из его стратегических партнеров – Вашингтон, комплементаризм которого достаточно четко увязывается с прагматизмом. Окончательно запутавшись в "многослойности" армянской внешней политики, США не только стали увязывать вопросы оказания экономической помощи этой стране с вполне конкретными политическими требованиями, но и впервые за всю новейшую историю приняли решение оказать Баку более масштабную военную помощь, чем Еревану.

Все более решительно стал увязывать свою поддержку с многочисленными социально-политическими и экологическими требованиями и другой стратегический союзник Армении – объединенная Европа, настойчиво добивающаяся от Еревана определения сроков окончательного закрытия Мамацорской атомной электростанции, находящейся в доверительном управлении РАО "ЕЭС России". Определенные претензии, как известно, предъявляются Армении и ее союзниками из числа стран СНГ, являющихся членами Организации Договора о коллективной безопасности. Первые признаки раздражения, похоже, начинают ощущаться и в Москве, не понимающей, почему приверженность Еревана принципам комплементаризма должна ущемлять российские интересы, скажем, в части, касающейся строительства ирано-армянского трубопровода или фактического недопущения на местный телекоммуникационный рынок, монополизированный, кстати сказать, греческой компанией, российского ЗАО "Звезда"…

Одним словом, практическая реализация Арменией пресловутого принципа комплементаризма, закладываемого в основу формируемой в стране концепции национальной безопасности, начинает все более заметно конфликтовать с основополагающими принципами национальной и региональной безопасности "стратегических союзников" этой страны. Хочется верить: Еревану удастся убедить своих партнеров в том, что реализуемые им принципы комплементаризма соответствуют их интересам во всех, так сказать, "слоях", и что сформулированная В. Осканяном "идея целостности" и в самом деле удовлетворит все "слои", представляющие "широкий контекст решения вопросов безопасности" самой Армении.

Хочется верить потому, что в противном случае стране, географическое, внутриполитическое, социально-экономическое и прочее положение которой трудно назвать блестящим, придется туго. И успех попытки Еревана усидеть на пяти стульях сразу будет, похоже, целиком и полностью зависеть от его способности убедить своих партнеров в том, что "армянский комплементаризм" не противоречит их национальным интересам.

Судя по всему, эта задача становится все более сложной, а, значит, не исключено, что в перспективе один или несколько "слоев", обеспечивающих национальные интересы страны, могут оказаться нивелированными, сократив нынешнее разнообразие векторности армянской внешней политики в пользу тех партнеров, которые пожелают или окажутся в состоянии поддерживать комплементаризм Еревана в том числе и в ущерб собственным национальным интересам…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie