Хлебные крошки

Статьи

Великая геополитическая игра
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Владимир Лидский

Конфликт на киргизско-таджикской границе: кто разжигает?

Любое военное противостояние, боестолкновение или СВО имеют свои причины, без них ничего не происходит. Стремление к господству, завоевание новых территорий, застарелые геополитические обиды, угроза или агрессия соседа, колониальные амбиции, расовые предрассудки, да мало ли что? Разумеется, и застарелый, длящийся почти три десятилетия приграничный конфликт Кыргызстана и Таджикистана имеет свои причины. Их много, поэтому для понимания ситуации необходимо обратить внимание на базовые вводные.

Протяжённость границ двух соседних государств составляет 972 километра, а демаркации и делимитации подверглись только около 600 километров. Эта работа началась в 1991-ом году после обретения независимости бывшими советскими республиками и продолжается по сей день. Однако необходимо сказать, что сегодня она движется по системе «ни шатко, ни валко», а если вспоминать всех высших руководителей Кыргызстана, то лишь Алмазбек Атамбаев серьёзно занимался этой проблемой.

Нечёткость границ рождает противоречия и постоянно приводит к конфликтам между людьми, причём сторонами конфликтов являются как простые жители приграничных сёл, так и военные. Причинами раздоров становятся порой абсолютно незначительные бытовые проблемы, — то спорный забор, то выстроенный «не в том месте» мост, то торговля на чужой территории, которую противная сторона считает своей. Нередки разборки из-за земли и воды. Всё это является низовым уровнем конфликта, а наверху «знающие» люди сверяют старые советские географические карты 1920-1950-х годов. 

Столкновения на границе происходят чуть ли не каждый месяц. Порой дело ограничивается бросанием палок и камней, но довольно часто словесные перепалки переходят в военные действия.

Последний по времени серьёзный конфликт случился 14 сентября сразу на трех участках кыргызско-таджикской границы: в селениях Булак-Башы, Как-Сай и Паскы-Арык. Обе стороны обменялись взаимными обвинениями на тему «кто первый начал». Кыргызские СМИ обвиняли таджиков в немотивированной агрессии. Таджикские СМИ отвечали тем же в сторону граждан Кыргызстана. 

В течение двух дней вспыхнула почти вся граница, началась активная фаза боевых действий, были применены миномёты, а с таджикской стороны была подтянута даже тяжёлая военная техника и поднята авиация.

Власти сторон инициировали переговоры и добились временного прекращения огня, но ненадолго. 17 сентября противостояние усугубилось новыми боевыми действиями. В течение нескольких дней в Кыргызстане погибли 59 и были ранены около 200 человек, с таджикской стороны убитых было 40 и раненых 20. Во время боестолкновений  во множестве были разрушены дома и социальные объекты кыргызстанцев, в эвакуацию были отправлены  более 140 тысяч человек. 

В Кыргызстане президент объявил день национального траура.

Причины произошедшего некоторые эксперты связывают с обострением политических противоречий в соседней стране и с противостоянием традиционных таджикских кланов — ходжентских, кулябских, гармских и памирских, которых маленькая победоносная война могла бы на время отвлечь от местных проблем и подковёрной борьбы за власть.

В девяностые мы, помнится, дружили с Таджикистаном. Когда там была гражданская война и критическая ситуация в политике и экономике, Кыргызстан помогал таджикам чем мог. Что изменилось? Понятно, болят, как застарелые раны, нерешённые проблемы с границами. Но дело, думается, не только в границах. А точнее, вовсе и не в границах. 

Не в криминальном ли дележе определённых сегментов рынка, — тех именно, которые приносят баснословные барыши?

Кыргызстанские СМИ давно уже связывают контрабанду нефтепродуктов в Таджикистан с именами высокопоставленных лиц страны, а также с их ближайшими родственниками. Да и наркотрафик пока ещё никто не отменял.

Кто овладеет главными транспортными артериями, тот и будет делать серьёзный бизнес. Не может ли быть так, что военные столкновения на кыргызско-таджикских границах являются ширмой, а возможно, и инструментами борьбы за владение криминальными ресурсами? 

Между тем создавшиеся в последнее время противоречия умело используют внешние игроки. Совсем недавно в Таджикистане в течение десяти дней проводились учения вооружённых сил США. Связано это с нынешними событиями на наших границах или не связано? Отвечать на этот вопрос, конечно, не нам, а политологам и военным экспертам. Но всё-таки мы знаем, что США и кое-кто ещё постоянно суют носы в наши дела. А просто так они эти самые носы не суют, у них всегда есть при этом некая чёткая и вполне определённая цель. Чуть где загорелось по внутренним причинам, как западные «партнёры» уже бегут со всех ног с канистрами бензина и мазута. 

И, между прочим, на днях было объявлено о международном турне исполняющей обязанности помощника госсекретаря США по связям с общественностью Элизабет Кеннеди Трюдо, которая посетит, в том числе и Кыргызстан. Дипломат собирается обсудить обстановку в Центральной Азии с представителями правительства, с руководителями местных НПО  и даже с «влиятельными пользователями» социальных сетей. 

Не слишком ли зачастили в Кыргызстан и вообще в азиатские регионы заокеанские эмиссары? Не пытаются ли они ловить рыбу в мутной воде, опираясь на межгосударственные конфликты, в том числе приграничные? Ведь среднеазиатские государства находятся в подбрюшье России и являются зоной её стратегических интересов. Особенно актуально предположение о специфических аппетитах Запада вообще и США в частности в связи с проведением Россией СВО на Украине.

Не о втором ли фронте подумывают наши западные «партнёры»?

Ослабить Россию ещё и отвлечением сил на юг — кажется вполне логичным предположением. Может быть, полномасштабных действий Западу здесь и не удастся добиться, но почему бы — с точки зрения заокеанских стратегов — не попытаться?

Вот и думай при этом, где в наших событиях следствие, а где причина.

Новая Евразия

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie