Хлебные крошки

Статьи

Великая геополитическая игра
Политика

Борис Михайлов

Корректный саммит в Братиславе

Вопреки надеждам определенных кругов президенты США и России предпочли продемонстрировать не свои разногласия, а общность интересов.

Прошедший в Братиславе российско-американский саммит дал обозревателям очередной повод для дисскусии о состоянии, характере и перспективах отношений Москвы и Вашингтона. Как известно, в последнее время эти отношения переживают довольно непростой период. Несмотря на то, что в Кремле по известным причинам весьма положительно восприняли переизбрание Джорджа Буша на второй срок, целый ряд недавних действий "новой-старой" администрации США вызвал известную напряженность в российско-американских отношениях. Представители официального Вашингтона с начала 2005 года заметно усилили свою критику "наступления на демократию в России" и "нарушений прав человека в Чечне", предприняли ряд громких демаршей по поводу "нежелания" Москвы свернуть свое сотрудничество с Ираном, реализации контрактов на поставки российского вооружения "авторитарным режимам" в Сирии и Венесуэле и т.д. На таком фоне многие эксперты на Западе предрекали, что встреча президентов России и США в Братиславе будет носить заметно более "жесткий характер", чем предыдущие встречи Джорджа Буша и Владимира Путина. В частности, особо острая пикировка ожидалась по вопросу о "судьбах российской демократии", "делу ЮКОСА", иранской ядерной проблеме. Тем более, что накануне братиславского саммита влиятельными политическими кругами США и ряда других западных стран была развернута в средствах массовой информации широкая кампания с призывами к президенту Бушу пересмотреть свои отношения с президентом России и "проявить твердость". Перед саммитом в Братиславе Джордж Буш, несомненно, испытывал растущее давление со стороны своих критиков как внутри Америки, так и за ее пределами, настаивавших на ужесточении подходов к России и демонстрации нетерпимости к "зажиму" там демократических свобод и ущемлению прав российского бизнеса. В ряде западных СМИ особых нападок удостоилось заявление президента Путина о том, что институты демократии должны быть адаптированы к реалиям сегодняшней российской жизни, ее традициям и истории. Западные критики, в частности, указывали на то, что такой же аргумент выдвигают де правители Саудовской Аравии и некоторых других стран в ответ на призывы Запада о распространении демократии по всему миру. В сенате конгресса США были даже устроены специальные слушания, на которых был представлен доклад о "состоянии демократии в России". Один из его авторов некий Брюс Джексон на этих слушаниях утверждал, что говорить об откате демократии в России неправильно, поскольку "В России демократии нет – она просто убита!" Однако, судя по всему, несмотря на сильное давление заинтересованных кругов, в рядах администрации США все же возобладал прагматичный и взвешенный подход к саммиту в Братиславе. Сам президент Буш и его ближайшее окружение посчитали, что в настоящее время Россия слишком важна для Америки и как стратегический партнер в борьбе с террором и как перспективный экспортер энергоресурсов. Российское руководство, со своей стороны, также приняло все меры к тому, чтобы не допустить скандально-публичного выяснения отношений на саммите в Братиславе. В ходе личной беседы двух президентов и последовавших переговоров в более широком составе были достигнуты договоренности о завершении переговоров по вступлению России в ВТО в 2005 году, об увеличении экспорта российской нефти в США и начале поставок российского сжиженного природного газа не позднее 2008 года, а также о сотрудничестве по вопросам безопасности в ядерной сфере. Кроме того, глава военного ведомства России Сергей Иванов и новый госсекретарь США Кондолиза Райс подписали договоренность об усилении контроля над распространением переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК). По некоторым сведениям, американская сторона в ходе подготовки саммита также настаивала на подписании соглашения о взаимном контроле над военными ядерными объектами и материалами. Но российская сторона пока сочла этот вопрос несвоевременным и требующим дальнейшей проработки и переговоров. Наблюдатели отметили, что во время совместной пресс-конференции по итогам переговоров оба лидера не скрывали своих разногласий – но оба президента также, вполне разумно, не дали этим разногласиям открыто доминировать на саммите. Хотя, как известно, оба лидера намеревались задать друг другу неприятные вопросы, в ходе пресс-конференции они использовали максимально "корректные" и "скругленные" формулировки. По мнению ряда экспертов, заявление президента Путина о полном согласии с президентом Бушем в отношении недопустимости разработки ядерного оружия Ираном и Северной Кореей, произвело позитивное впечатление на американскую сторону. Попытки же некоторых журналистов на пресс-конференции "спровоцировать" президентов на острый разговор о взаимных противоречиях явно не достигли цели. По крайней мере, Джордж Буш внешне вполне благосклонно воспринял заявление Владимира Путина о том, что институт демократии "должен развиваться адекватно нашей истории и нашей традиции", а внедрение демократии "не должно сопровождаться развалом государства и обнищанием народа". Президент США также назвал заявление своего российского коллеги о намерении развивать демократию в России "самым важным", что он услышал на саммите. Как представляется, по вполне прагматичным причинам, Джордж Буш в итоге устоял перед давлением сторонников жесткого курса в отношении Москвы и отказался выполнять их рекомендации по устройству "публичной порки" России на саммите в Братиславе за "отступления от норм демократии". Более того, Буш призвал не только прислушаться к заявлениям "своего друга" Владимира Путина, но и поверить словам российского президента о том, что Россия не намерена строить никакой особой, отличающейся от общепринятой демократии. Конечно, все это отнюдь не означает, что отношения Москвы и Вашингтона будут впредь радужными и безпроблемными. Администрация США явно не намерена отказываться от своих планов "либерально-демократической", военно-политической и экономической экспансии на постсоветском пространстве. Явно не по нраву Вашингтону и намерение России развивать свое сотрудничество с Ираном в ядерной сфере, ее военно-техническое сотрудничество с Сирией, Венесуэлой и некоторыми другими государствами, отнесенными в США к "оси зла" или "форпостам тирании". Однако, в администрации США прекрасно понимают, что в современных условиях Москва и Вашингтон просто обречены на стратегическое партнерство в целом ряде критических областей, в первую очередь в борьбе с международным терроризмом и распространением ядерного оружия. Вполне очевидно и то, что в перспективе существенно возрастает значение России в обеспечении американской экономики энергетическим сырьем и в реализации важных совместных научных и экономических проектов. В свете этого американский президент логично считает своей задачей продолжать поиск эффективных методов вовлечения России в "евро-атлантическое пространство", что в долгосрочном плане отвечает стратегическим интересам США и требованиям обеспечения их национальной безопасности. Отталкивать же Россию в окопы новой холодной войны непродуктивно и вряд ли вообще разумно. Как представляется, именно этими соображениями и был продиктован тот умеренный тон, который президент Буш выбрал для своей очередной встречи с российским коллегой. Руководство России, со своей стороны, также предпочло в Братиславе продемонстрировать общность интересов с США и не акцентировать внимание на существующих противоречиях. В сложившихся международных условиях это было вполне оправданным и рациональным подходом, тем более, что Москве, видимо, удалось дать понять американским партнерам, что она, хотя и готова прислушиваться к рекомендациям по укреплению своих демократических институтов и даже критике в свой адрес, не намерена при этом поступаться своими национальными интересами, тем более в области безопасности.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie