Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика

Олег Владимиров

Кровавый бизнес под прикрытием ислама

В ходе обеих чеченских войн сепаратисты широко использовали и продолжают муссировать тезис "о войне ислама с неверными"

В ходе первой и второй чеченских кампаний в рамках информационной войны против России сепаратисты широко использовали и продолжают муссировать тезис "о войне ислама с неверными", за чем явно просматривается попытка придать конфликту в республике межконфессиональный характер. Однако применительно ли это утверждение по отношению к событиям в Чечне?

Впервые мусульманство на Кавказе появилось вместе с арабскими завоевателями в VIII-IX вв. Но тогда монотеистическая религия не пустила корни среди язычников Северного Кавказа. В IX-XII вв. византийские и грузинские миссионеры активно распространяли среди горцев христианство, и многие вайнахские племена приняли новую религию. Об этом свидетельствуют церковные комплексы, сохранившиеся в горах Ингушетии и Чечни, а также наличие в вайнахских языках мощного пласта заимствованных грузинских слов (например, названий дней недели). В летописи о покорении Симсима, кстати, тоже сказано, что многие жители этой области были христианами, и против них был обращен гнев "Меча Аллаха" – Тимура.

Ислам начинает распространяться среди вайнахов в XV - XVI вв. Этот процесс растянулся почти на 400 лет – некоторые высокогорные ингушские общины приняли мусульманство только в XIX веке. По-видимому, об "исламской Чечне" можно говорить только начиная с XVIII века.

Однако уже в конце XVIII в. в Чечне появляется религиозный проповедник шейх Мансур. Он был первым в веренице имамов, проповедовавших идеи мюридизма – священной войны против неверных. Особого размаха движение достигло при имаме Шамиле. Он создал первое на Северном Кавказе государство в собственном смысле слова, которое имело теократический характер, – имамат.

Власть на местах в имамате принадлежала правителям – наибам, которые назначались имамом. Поскольку порядок в государстве поддерживался путем лютых и сиюминутных казней, наибы располагали почти абсолютной властью. Довольно быстро они превратились в корыстолюбивую верхушку, переставшую считаться с самим Шамилем. Многие из них установили тайные связи с российским командованием и проводили самостоятельную политику. Они не только устраивали грабительские походы в Закавказье и к соседним горским народам, но и занимались разбоем на территории имамата, промышляли захватом заложников, грабежом местного населения. На исходе Кавказской войны Шамиль, как и многие его сподвижники, сдались российским войскам и получили от царского правительства пожизненные пенсии (Шамиль – 20 тыс. рублей в год, по тем временам целое состояние).

За период войны население Чечни уменьшилось примерно вдвое. Еще около 400 тыс. кавказских горцев по приглашению турецкого правительства переехали на территорию Османской империи. Идеи мюридизма надолго потеряли привлекательность.

Безусловно, ислам и поныне является одним из факторов, формирующих идентичность северокавказских народов. Но "кавказский вариант ислама" впитал в себя множество до мусульманских традиций и верований горских народов, которые сильно диссонируют с самим религиозным учением, а в ряде случаев и прямо противоречат ему. Проявлением этого является, например, антитеза адата и шариата.

В самосознании современных чеченцев противостояние исламского и национального начала является одной из болезненных проблем. Приверженцы салафийского (ваххабитского) направления в исламе призывают отречься от идеи национальной государственности ради восстановления всемусульманского халифата. "Национальные патриоты", напротив, выступают за безусловный приоритет национального начала. В этом противоречии лежат и корни конфликта между националистом А.Масхадовым и "ваххабитом" Ш.Басаевым, находящимся под влиянием иорданца Э.Хаттаба. Хорошо известно, что многие чеченские мусульмане не одобряют деятельность зарубежных "просветителей" и саму идею "очищения" ислама. Необходимо отметить, что и на Ближнем Востоке к религиозному рвению кавказцев всегда относились скептически. В этой связи попытки сепаратистов в ходе их информационной войны придать событиям в Чечне религиозный оттенок носят скорее пропагандистский характер. Очевидны и цели – получение из мусульманских стран Ближнего и Среднего Востока столь необходимой финансовой помощи, а также прикрытия сепаратизма и откровенного бандитизма благими лозунгами.

На то, что в Чечне "воюют" деньги, а не ислам, указывает и фактическое разрушение социальной структуры чеченского общества, что во многом связано с нарушением некоторых норм ислама. Дети вопреки запретам родителей уходят зарабатывать деньги войной, повсеместны заказные убийства лояльных к России священнослужителей и фактическое игнорирование авторитета старейшин. При этом необходимо учитывать и тот факт, что Совет муфтиев Чечни более года назад поддержал ввод федеральных войск в Чечню.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie