Хлебные крошки

Статьи

ОМОН
ХХ лет величайшей геополитической катастрофе ХХ века
Политика
Россия

Анатолий Салуцкий

«Кровавый развод»

Телеистория

Заглавие этих заметок поставлено в кавычки лишь по той причине, что именно так называется цикл документальных передач, показанный на канале РЕН ТВ, а цитирование положено кавычить. На самом же деле никакие кавычки здесь не требуются, нет их и на телеэкране, где сменяли друг друга страшные, порой экстремальные кадры крови, смертей, бесчисленных людских страданий.

Пока главные телеканалы во главе с доблестным, болезненно антиисторичным Сванидзе продолжают изощрённо копаться в недрах давнего советского прошлого, бурно реагируя на реставрацию станции метро «Курская» и в киноверсиях углубляясь в сталинский репрессивный период, подгоняя под него даже народный подвиг в годы Великой Отечественной, либеральный телеканал РЕН ТВ совершил настоящий прорыв в принципиально новую для наших СМИ сферу: цикл «Кровавый развод» посвящён наиновейшей истории – этапу перестройки, развалу СССР и последствиям этой катастрофы. Инициаторы проекта умело использовали старый, ещё советских времён (вспомните Шергову), но весьма рациональный приём: сценарий каждой тематической серии заказали разным авторам. Казалось бы, при таком разнобое в наши идейно смутные дни можно получить сумятицу, разномыслие, противоречие политических оценок. Но благодаря чёткой концептуальной позиции лидеров проекта этого не произошло. Весь обширный цикл выдержан в едином ключе и по праву претендует на то, чтобы стать передовым словом в российской телепублицистике.

И дело не в том, что зрители увидели какие-то совсем уж новые хроникальные кадры, – многие из них в своё время мелькали в новостных выпусках. Важнее суть: впервые наше телевидение – бери выше, СМИ в целом! – с таким вниманием обратилось к совсем недавней истории, о которой современная молодёжь, в том числе интернетное поколение, наслышана гораздо меньше, чем о вывихах советской эпохи.

Но, безусловно, главным достоинством цикла «Кровавый развод» стала его беспристрастная правдивость. Наконец-то увидели мы на телеэкране неискажённую, истинную историю распада СССР, историю, не приправленную идеологическими пряностями и личностными оценками, историю, где действующие лица представлены честно и порой безжалостно. Как Собчак, утверждавший, будто русские солдаты применили для разгона митинга в Тбилиси сапёрные лопатки, чего на самом деле не было – это достоверный, установленный экспертизами факт. Но именно с «сапёрных лопаток» Собчака пошёл обвальный процесс крушения СССР.

Вообще особое внимание в цикле «Кровавый развод» уделено национальному, вернее, националистическому фактору, который и стал основной причиной погромов, междоусобиц, а по-крупному – огромного числа жертв, о чём впервые сказано в телесериале РЕН ТВ и о чём красноречиво гласит само его название. В связи с этим и можно говорить о том, что многосерийный документальный телефильм РЕН ТВ намного перерос жанровые рамки и стал важнейшим политическим документом наших дней, навзничь опрокинув базовый фальшивый тезис о «бескровном разводе» союзных эсэсэсровских республик, который с гордостью внедряли в нашу историографию ельцинские пропагандистские балалайки и который служил оправданием, даже «заслугой» тех, кто учинил крах великой державы, а поскольку документ этот в буквальном смысле зримый, он вправе рассчитывать на то, что в корне изменит ошибочную официальную версию событий 20-летней давности. При этом телефильм столь точен и убедителен, что способен повлиять и на репутацию нынешней власти: если его высочайше проигнорируют сегодня, к нему всё равно вернутся завтра и вопросы появятся уже не только к Горбачёву, но и к теперешнему Кремлю.

Кстати, о Горбачёве. Вся «перестроечная» часть цикла основана на том, что тогдашний генсек вёл себя слишком «гуттаперчево», противоречиво, а порой нарочито медлил с принятием необходимых решений, – в результате повсюду лились потоки крови. И вспоминается в этой связи недавний триумф Горбачёва на праздновании 20-летня сноса Берлинской стены, ему даже памятник поставили. Но на вопрос корреспондента, ожидает ли Горбачёв, что ему поставят памятник в России, «почётный немец» решительно ответил:
– Нет! В России – нет!

Всё он понимает: рано или поздно истинная правда о перестройке выйдет наружу. Телефильм «Кровавый развод» уже не оставляет сомнений по этому поводу.

Но и ельцинский период, который сегодня вдруг принялись романтизировать («Расцвет демократии!»), в том числе чеченские войны, в телефильме представлен вполне объективно. Участники тех событий много говорят о внезапных «мораториях» на боевые действия, которые Кремль объявлял именно в те дни, когда террористы были на грани разгрома. Более того, по сводкам спецслужб, Масхадов узнавал об очередном «срамном» моратории раньше, чем штабы федеральных войск. Сколько же российских солдат и офицеров погибли из-за столь странной «стратегии»! Через весь фильм настойчиво проходит мотив о некой третьей силе, которая на всём протяжении того трагического периода русской истории – с середины 80-х годов – вмешивалась в политику верховной власти на самых крутых её поворотах.

Нелишне повторить, что «Кровавый развод» по замыслу авторов или, наоборот, по их недосмотру превратился в неимоверной силы историко-политический документ, способный повлиять на дальнейшее развитие России. Да, в фильме нет крутых разоблачений, в нём нет ответов на поставленные вопросы, но главное – эти вопросы поставлены! И от них уже никуда не уйти. Именно поэтому можно утверждать, что «Кровавый развод» полностью выполнил свою задачу и встал в ряд тех публицистических работ, которыми вправе гордиться наша телепублицистика.

Но на самом-то деле его значение ещё шире. Да, фильм обходит молчанием деятельность некоего небезызвестного архитектора перестройки, который ответствен за раскрутку националистических народных фронтов и чей знаменитый визит в Литву стал детонатором взрыва, разметавшего пятнадцать союзных республик. Но после «Кровавого развода» и историкам, и политикам неизбежно придётся обратиться к опубликованным в начале 90-х записям заседаний Политбюро, где лоб в лоб схватились тогдашний председатель КГБ В. Чебриков и член ПБ А. Яковлев. Первый говорил об угрожающем нарастании националистического угара в Прибалтике, а второй, наоборот, успокаивал, убаюкивал: идёт «нормальный перестроечный процесс». Впрочем, такого рода дополнений к телефильму множество, и заслуга его создателей состоит именно в том, что они не пошли по рейтинговому пути бичевания конкретных политических персон, а задались целью поставить перед обществом, перед руководителями страны по-настоящему важные и весьма насущные сегодня исторические вопросы.

Правда, телефильм «Кровавый развод» выполняет ещё одну чрезвычайно важную историко-политическую миссию. Документально и глубоко анализируя трагические события перестройки и 90-х годов, он проводит ясную, чёткую грань между теми лихими временами, когда к ошибкам лидеров страны отчётливо примешивалось влияние третьей силы (её природу историкам ещё предстоит вскрыть), и первым восьмилетием нового века, когда весь этот искусственно спровоцированный кровавый кошмар (за исключением терроризма) ушёл в прошлое. Люди среднего и старшего поколений, пережившие тот кошмар, то вселенское бесовство, особенно оценили стабильность нулевых годов XXI столетия и огромные усилия руководства страны, сумевшего унять националистические страсти, избавиться от назойливой опеки третьей силы, которая, по мнению авторов «Кровавого развода», провоцировала гражданские столкновения. И было бы прекрасно, если бы, зримо увидев ужасы кровавого развода, свинцовое небо 90-х, молодые поколения тоже по достоинству оценили спокойствие нулевых годов.

И последнее. Многие подстрекатели кровавых событий, о деяниях которых сказано в фильме «Кровавый развод», по-прежнему занимают достаточно высокие посты во власти. Имена этих людей, конечно, не названы с экрана, но сами-то они преотлично понимают, что речь шла именно о них. Благодаря суровым напоминаниям телецикла РЕН ТВ по ним звонит и всегда будет звонить колокол истории.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie