Хлебные крошки

Статьи

Фото: c-eho.info
Великая геополитическая игра
Политика
Украина

Наталья Гаврилева

Кто, как и зачем вырастил украинский нацизм?

Кто-нибудь может подсчитать, сколько поколений людей — советских и нынешних россиян — воспитаны на категорическом осуждении приказа генералиссимуса Иосифа Сталина № 227, в просторечии «Ни шагу назад!»? Его полное название и текст был опубликован в 1988 году, хотя знали о нем еще с войны, шепотом передавая его смысл детям и внукам. Назывался он «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» от 28 июля 1942 года.

Тогда, в конце 80-х прошлого века, нам «раскрывали глаза» на бесчеловечность существовавшего «режима», от которого, конечно, надо избавиться. Публикация та была сделана очень вовремя: тогда уже со всех сколь значимых постов ушли ветераны-фронтовики, вдогонку им повесили на душу чувство вины, а их все более ослабевающий голос утонул в гневных криках разоблачителей. Как сейчас все больше выясняется, они, разоблачители, подпитывались на Западе не только идеями, шедшими на нас лавиной под соусом «демократии», но и вполне себе осязаемыми финансами.

И надо же, именно в этот день, 28-го — в ночь на 29 июля нынешнего года, украинские войска, накануне расстреляв своих же вэсэушников, которые оставили передовую и направились в тыл, разбомбили колонию в донецкой Еленовке, где содержались военнопленные «азовцы».

Как-то символично, не находите?

Сейчас в Сети идет шквал догадок о мотивах этой бомбардировки. Свои — своих?! Как можно? Масса версий: чтоб заткнуть рот, чтоб запугать тех, кто уже ищет белый платок для сдачи, месть… Придумайте свой вариант — думаю, они все в этом случае подойдут.

Но как быть с историческими параллелями? Чем «демократ» Зеленский отличается от «диктатора» Сталина? Ну? Подумали?

Прошедшие 80 лет почему-то убедили нас, что человечество в целом стало выше зверств, пещерной мести, немотивированного насилия и бездоказательной лжи. Человек, хоть сколько желающий разобраться в сегодняшнем дне, ищет ответы на эти и массу других вопросов. Ну, например, такой: как Украина пришла от национализма к нацизму? Что случилось на пути от «Руха» до «Азова»?

Справка для читателей, не очень знакомых с украинскими реалиями: «Народный Рух», с укр. «движение» примерно с конца 80-х, — общественная организация, выдвинувшее главной целью путь к независимости государства. Конечно, от СССР. После странной смерти ее лидера Вячеслава Черновола в середине 90-х фактически сошло на нет.
«Полк Азов» — наиболее жестокое воинское формирование из идейных нацистов. Они с 2014 года терроризировали жителей Донбасса, безжалостно пытая и убивая беззащитных людей. Весной 2022-го достаточно долго прятались в подземных бункерах завода «Азовсталь». А потом дружно сдались в плен.

Нет, национализм на Украине был уже очень давно, те же восемь десятков лет назад. Вряд ли найдется человек, который об этом не слышал. Бандеровцы, мельниковцы, схроны, дивизия «Нахтигаль», западная Украина — это все идет в одной связке. После войны при Сталине их безжалостно уничтожали, в НКВД были даже спецподразделения. Самых «безвинных» посадили. При Хрущеве их выпустили. Выпущенные вырастили себе смену — детей; те — своих детей… В общем, к 90-му году «спящих» бандеровцев, видимо, собралась уже критическая масса.

Но нужен был катализатор. Искра. Толчок. Триггер, как сейчас говорят. А еще ресурсы. И они появились в лице доброго дядюшки Сэма. Это потом стало известно, что США вложили в грантоедов на Украине пять миллиардов «зеленых». Эти деньги пошли вовсе не только на стипендии студентам, гонорары украинствующим журналистам и в целом на политическое украинство. Пошли они и на очень даже практически дела — лагеря для подростков, где учили основам боя, вкладывали в детские головы нужные кричалки и умозаключения, а в их руки — прототипы оружия, которым они потом убивали своих сограждан.

К первому Майдану 2004 года уже многое было готово. После второго Майдана, ухода Крыма и появления донбасских республик все сдерживающие нити были порваны: началось усиленное строительство укрепрайонов по границе мятежного Донбасса. После убийства «луганской мадонны» Кристины с крохотной дочкой ровно восемь лет назад стало ясно: моральных преград для украинского нацизма нет. Впрочем, когда таковые у любого вида-типа-сорта нацизма они были?!

Два известных в Крыму (и не только) политолога — Наталья Киселева и Андрей Никифоров (на фото) — на своей пресс-конференции попытались ответить на поставленный вопрос о том, как на базе национализма вырос украинский нацизм. Почему только «попытались»? — как показывает опыт, пока мы проживаем тот или иной период, в нем не всегда можно найти точные ответы. С течением времени они непременно будут уточняться, расширяться вместе с новыми данными. Но уже и сегодня очень много видно.

Например, Наталья Киселева сразу связала развитие нацизма на Украине с дерусификацией. Сначала — мягкой, ползучей, которую нам организовали Кравчук с Кучмой, а потом и жесткой Ющенко и затем совсем уж озверелой Порошенко и Зеленского.

«Мы здесь имеем дело совсем с другим, это не национализм, это не попытка создания своего национального государства, — объясняет Андрей Никифоров. — Это не что-то перспективное, не проект, который хотя бы в каком-то отдаленном будущем мог бы дать устойчивый результат. Эту цель не ставил никто — ни до Майдана, ни после Майдана, ни до, кстати, перестройки, когда где-то там, подспудно подгнивало в рамках Украинской ССР. «Закваска» была заложена гораздо раньше. Сейчас она просто реализует себя по полной. Мы видим следующую фазу развития этого явления, сейчас это фаза последняя, заключительная».

И все-таки украинский нацизм — это, скажем так, потребность части населения нынешней Украины или это нечто искусственно выращенное? Ну, как на хуторе с «садком вишневым коло хаты» хуторянин выращивает кабанчика себе на пропитание?

Наталья Киселева видит это как взаимный процесс. Конечно, его подогревали внешние силы, и искусственность АнтиРоссии, кстати, легко проследить… в языке. Украинский язык составной, во многом придуманный по принципу «лишь бы не бы похож на русский». Скажем, «фамилия» — укр. «призвыще». А как тогда «однофамилец»? а нет такого отдельного слова, используется русское. Торопились «конструкторы», не все успели продумать.

Тут автор сих строк уместно вспоминает, что однажды, в начале 90-х, возвращаясь из Киева, разговорилась с женщиной в купе: она ездила в столицу «независимой» Украины для участия в некой лингвистической комиссии. Тогда я впервые от нее услышала слово «свитлына» как замена привычной «фотографии». Она рассказала, что таки да, они занимались поиском и созданием (изобретением) новых «украинских» слов.

Андрей Никифоров обращает наше внимание на то, что процессы, скажем так, природного национализма и привнесенного интенсифицировались к середине 90-х годов. Тогда к власти в США пришли демократы, увидевшие в ослабевшей России с президентом Ельциным широкие возможности. И начали «конструировать» тему АнтиРоссии — «было из чего». Почва была давно вспахана, готова к посеву.

Украина, объясняет политолог, собиралась не только из земель разной принадлежности. Украина — окраина, а на окраину отбрасывает всегда то, что не может удержаться в общей массе: человек не может выдержать темп жизни, суровые условия, ищет место подальше от контроля, не может построить свою карьеру и пр. И тогда он едет подальше от центра. При случае он обязательно захочет доказать, «кто тут главный».

Поэтому не надо удивляться закономерности появления на Украине этого «человеческого мусора», что представляет из себя нацизм.

Это, вообще, как-то можно вылечить? Можно, говорит Никифоров. Только сначала нужно вылечить отечественное телевидение и свое общество — «нам самим нужно пройти перестройку». Разъясняет мысль, напоминая об «отъехавших», о содержании учебников, о чиновниках, не желающих выходить из зоны привычного комфорта.

Наталья Киселева называет болезнь, охватившую Украину, «злокачественной агрессией». Превентивный удар как раз и был началом лечения. Но только хирургическими инструментами здесь не обойтись — «нужен комплекс лечебных мер».

Что ж, значит, не все так безнадежно, что радует: на той территории у многих россиян, в том числе и крымчан остались не просто хорошие друзья и знакомые, но и родственники…

Закономерен вопрос: что будет дальше? Наши уважаемые политологи вангованием не занимаются. А логика развития событий говорит о том, что «власть на Украине агонизирует» (Киселева) и сейчас «похожа на выеденное яйцо с пока еще целой скорлупой» (Никифоров). Сколько она, власть, протянет в таком состоянии? Столько, сколько Запад захочет ее содержать и использовать в качестве оружия против России.

Здесь надо уточнить: в данном случае лучше говорить не «коллективный Запад», а конкретно США. В той же Европе, кроме Польши, до Украины дело нет никому. Да и Польше уже, кажется, не очень хочется с украинцами дело иметь. Хотя на этой неделе она уже от соседки свое получила в виде решения Рады о приравнивании прав поляков на территории Украины к правам граждан страны.

К «заинтересантам» в Украине надо еще, конечно, отнести и очень великую Британию: та, кажется, еще с Юрского периода уверена, что счастлива она будет лишь тогда, когда сотрет с лица земли нашу страну. Но у нее руки коротки, поэтому действует она всегда исподтишка, подло, организуя то «отравление» Скрипалей, то взращивая команду Навального, то режиссируя трагедию в Буче...

А у США, как показала проходящая неделя, кажется, появляется новая игрушка — в виде китайского Тайваня. Вряд ли Китай спустит на тормозах широкий замах американцев на свою собственность.

Живем мы в эпоху тектонических сдвигов — будем наблюдать дальше. Скучно явно не будет. И не только этим летом.

Крымское Эхо

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie