Хлебные крошки

Статьи

Сергей Григорьев

Кто задает тон в Эстонии?

Власти волости Лихула, проигнорировав протесты премьер-министра страны, все-таки поставили у себя памятник эсэсовцам

Недавно пресловутый "эсэсовский вопрос", о котором уже немало написано в эстонской и зарубежной прессе, получил новое развитие. Власти волости Лихула во главе с неким Тийтом Мадиссоном 20 августа с.г. все-таки провели торжественную церемонию открытия монумента тем, кто в составе гитлеровских войск воевал против Советской армии в годы Второй мировой войны.

Памятник, открытый в Лихула – это тот самый монумент, который еще в 2002 году пытались установить в центре города Пярну, но затем демонтировали под давлением международной общественности. На его лицевой стороне – барельеф солдата в характерной германской каске и с германским же пистолетом-пулеметом МП-40 (более известным в народе как "шмайссер") наперевес. На груди виден гитлеровский "железный крест", а на петлицах – знаки отличия 20-й гренадерской ("эстонской") дивизии войск СС – рука в рыцарской перчатке и стилизованная латинская буква "Е" (первая буква слова Eesti – Эстония). Надпись на памятнике гласит: "Эстонским мужчинам, которые в 1940-1945 годах сражались с большевизмом и за восстановление независимости Эстонии".

По свидетельству представителей местной и зарубежной прессы, церемония в волостном центре – городе Лихула прошла с большим размахом. Было много знамен, выспренних речей и бравурной музыки. На ней присутствовало около 2 тысяч человек, в т.ч. дожившие до наших дней эстонские эсэсовцы преклонного возраста и одетые в военный камуфляж члены ряда националистических и реваншистских организаций.

Как известно, незадолго до этого премьер-министр Эстонии Юхан Партс назвал намерения властей волости открыть этот монумент провокацией, а текст на памятнике непозволительным, поскольку "он искажает историю Эстонии, страданий эстонского народа и народов Европы". Господин Партс тогда заявил: "Власти Лихула должны понять, что на них ляжет ответственность перед государством, народом и конституцией", и напомнил, что нацизм объявлен преступным, а установление монумента с фигурой солдата в мундире эсэсовца бросает тень на Эстонию и народ страны.

Мнение главы эстонского правительства, однако, не произвело на господина Мадиссона и его коллег никакого впечатления. Более того, волостной голова в самых резких выражениях отчитал премьера республики, как какого-нибудь мальчишку. "Несгибаемый" Мадиссон посоветовал Юхану Партсу "быть менее истеричным и изучать историю Эстонии", обвинил его в "искажении фактов" и назвал заявление премьера "дезинформирующим общественное мнение и неподобающим руководителю свободной страны".

По словам волостного "патриота", правительству Эстонии вместо того, чтобы клеймить инициаторов установки памятника событиям 60-летней давности, "следовало бы заняться более активной восточной внешней политикой и не прятать голову в песок при каждом пропагандистском наскоке со стороны России". Мадиссон не преминул козырнуть и тем, что является "узником ГУЛАГа, шесть лет отсидевшим в лагерях за антисоветскую деятельность" и потому де имеющим "моральное право давать такие советы".

Мадиссон также утверждал, что на барельефе, изображающем эстонского солдата, якобы нет символики войск СС. Он, видимо, никогда не заглядывал в давно изданные на Западе справочные издания по истории и символике войск СС, где он мог бы лицезреть отличительные знаки 20-й "эстонской" дивизии среди других "родственных" ей соединений, начиная с 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер" и кончая 29-й гренадерской "русской" дивизии СС "Камински".

Впрочем, волостной старейшина, не скрывающий своих ярых антироссийских взглядов, гораздо большее значение придавал не деталям униформы, а тому факту, что памятник "эстонским легионерам" его стараниями установлен именно на кладбище в Лихула, где находится недавно восстановленный на деньги посольства России памятник погибшим в боях за освобождение Эстонии советским солдатам. В этом Мадиссон, видимо, видит некую "историческую справедливость".

Конечно, тот факт, что мнение премьер-министра страны для волостного главы не указ, можно списать на торжествующую в нынешней Эстонии демократию и свободу. Однако во всей этой истории с памятником, как и в целом ряде предыдущих попыток героизации эсэсовцев в Эстонии, просматриваются некие странные вещи. Уж больно господин Мадиссон дерзок и уверен в себе, что, возможно, объясняется тем, что за его спиной стоят некие весьма влиятельные силы как в самой Эстонии, та и за ее пределами.

Ведь и в эстонском правительстве тоже наблюдаются в последнее время довольно странные, непоследовательные и противоречивые "телодвижения". Так, если премьер-министр Эстонии решительно осуждает инициативу по установке памятника эсэсовцам, то его подчиненный – министр внутренних дел Маргус Лейво – вдруг заявляет о необходимости введения запрета на продажу и экспонирование в республике советской символики. А представители правящей партии "Рес Публика" во главе с министром юстиции Кеном-Марти Вахером усиленно проталкивают идею осуждения коммунизма на уровне Европарламента.

Как справедливо отмечалось в ряде эстонских СМИ, после этого складывается ощущение, что "обиженные" критикой со стороны представителей ООН, ряда еврейских и правозащитных организаций по поводу распространения нацизма в Эстонии, некоторые местные политики, вместо того чтобы учесть эту критику, хотят довести дело до абсурда, переведя стрелки с фашизма на коммунизм. Ведь если дать волю предложениям господина Лейво, то под запрет попадут все советские награды, полученные жителями Эстонии до 1991 года, некоторые архитектурные элементы исторических зданий, а также, возможно, целые библиотеки изданных в советское время книг и т.д. По мнению трезвомыслящих эстонских обозревателей, эта "борьба с тенями коммунистического прошлого" может завести страну очень далеко и даже вообще в противоположную от остального цивилизованного мира сторону.

В этом плане можно вполне согласиться с теми наблюдателями, которые видят корни нынешнего "эсэсовского феномена" в Эстонии в том "врожденном антикоммунизме", который привезли с собой на историческую родину вернувшиеся туда после объявления независимости представители новой политической элиты. Многие нынешние эстонские политики, родившиеся на Западе, никак не могут понять, почему их ярые антикоммунистические взгляды часто встречают непонимание у значительной части населения, особенно у старшего поколения? Они, с детских лет воспитанные в духе ненависти и страха перед всем "красным", "большевистским" и "советским", не могут себе представить, что у кого-то могут быть и положительные воспоминания о "периоде оккупации".

Примечательно, что многие политики и историографы "новой Эстонии", говоря о "советском периоде", сознательно и целенаправленно акцентируют все внимание на сталинском терроре, репрессиях и депортациях. В то же время они не говорят ни слова о существовании совсем другого периода истории страны – с середины 50-х до начала 90-х годов, когда Эстония была одной из самых благополучных и процветающих республик СССР. Еще бы! Ведь это никак не укладывается в схему "непрерывной цепи преступлений коммунистического режима", на которой делают себе политическую карьеру деятели типа того же Мадиссона или скандально известного своим неустанным воспеванием "подвига" эстонских эсэсовцев депутата Тривими Веллисте.

В свете того, что в следующем году будет широко отмечаться 60-летие победы над гитлеровским нацизмом и японским милитаризмом, проблема усиления борьбы с попытками ревизии истории второй мировой войны под предлогами "восстановления исторической справедливости" с использованием "демократических процедур" носит особенно актуальный и важный характер.

Важность этого подтверждается заметной активизацией неофашизма в мире, в т.ч. и в самой Германии, где почти одновременно с открытием памятника эсэсовца в Эстонии состоялась демонстрация 3 тысяч неонацистов по случаю 17-й годовщины смерти военного преступника Рудольфа Гесса. Но там власти баварского городка Вунзидел все же пытались запретить демонстрацию, и, хотя ее организаторы добились "демократическим путем" отмены запрета через суд, полиция, тем не менее, арестовала более 100 неонацистов за нелегальное ношение оружия и запрещенных нацистских эмблем.

В Эстонии же власти маленького городка Лихула, демонстративно наплевав на мнение своего премьер-министра, без помех установили памятник военным преступникам, и в Таллине ничего не смогли с этим поделать. В связи с этим возникает вопрос: так кто же сегодня задает тон в Эстонии: заявляющее о своей приверженности идеалам свободы и демократии правительство или "волостные патриоты" (и стоящие за ними влиятельные силы), ратующие за реабилитацию вояк, верой и правдой служивших гитлеровскому режиму?

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie