Хлебные крошки

Статьи

Россия и Русский мир
Культура
Донбасс
Екатерина Шеховцова

КУЛЬТУРНЫЙ ФРОНТ. Роман Рыкалов (группа ЕЩЁ): русский рок за русский #Донбасс

Добрый день, друзья! На канале Института Русского зарубежья мы с вами неоднократно обсуждали вопросы культурного кода, а сегодня мы поговорим с вами о культурном фронте с лидером группы "ЕЩЁ" Романом Рыкаловым.

Роман, добрый день! Представьте, пожалуйста, вашу группу и расскажите немного об истории её формирования.

Добрый день. В группе на данный момент участвуют: я – Роман Рыкалов (вокал, гитара), Дмитрий Сосов (бас-гитара), Сергей Кифак (барабаны). Наша группа сформировалась в Луганске в 1998 году, на базе нашего Института.


Я знаю также, что вы написали гимн вашего Университета, расскажите эту историю.

Ну это просто получилось так, когда мы довольно долго играли на базе университета, и уже закончили его, ко мне обратился проректор университета и предложил написать гимн. Ну, я попробовал – в принципе, получилось.

На концерте вы говорили, что были мысли уйти на фронт, но там сказали, что нуждаются в культурной поддержке в тылу. Как это все произошло?

Так и получилось. В 2014 году, в конце мая - начале июля, произошла авиабомбежка Луганской городской администрации. Поскольку я сам из Луганска, знакомых много, позвонил, мне говорят: «что ты там будешь делать? У нас бойцы, которые непосредственно участвуют в боевых действиях, все время перетекают из одной горячей точки в другую, а ты когда держал последний раз в руках автомат?» Я говорю: «в 1989 году». «Ну вот и подумай сам!»- отвечают мне.

Лучше держи гитару!

Да, сказали: «лучше ты нам помогай на культурном фронте». Что стало гораздо лучше получаться. И действительно действеннее.

Кстати, о культурном фронте. Многие музыканты, которые громче всех говорили о том, что музыка вне политики, в этом году отказались от своей Родины, уехали. Какова сегодня роль тех, кто остался? Что это за люди? Расскажите, вы с ними бываете на одних концертах, на одних мероприятиях. Расскажите нам о тех наших музыкантах, которые не покидают свою Родину и не планируют.

Ну я думаю, это просто честные и искренние люди, многих из которых я знаю уже очень давно. Со многими познакомился, кстати, во время поездок на Донбасс, когда я в 2014 году я создал движение «Русский рок в поддержку Донбасса». Это замечательные музыканты, замечательные ребята, которые любят страну, которые могут соизмерить что происходит в мире, что нам рассказывают из-за «бугра», что нам рассказывают наши СМИ и сопоставляют, где правда, где ложь, и выбирают ту сторону, на которой больше правды. Вот и всё.

Отличается ли публика Донбасса и публика в Москве?

Да никакого отличия совершенно нет. Единственное – публика Донбасса более открытая, более искренняя.

Весной вы презентовали песню на стихи Юнны Мориц, удивительной поэтессы, которая родилась в Киеве в 1937 году, закончила киевскую школу, отец ее трудился на луганском патронном заводе, и вот прошло столько времени со времен второй мировой войны, она до сих пор пишет стихи. Расскажите, как произошел этот творческий союз?

Очень просто. Опять же, в связи с событиями на Донбассе появилось очень много знакомых поэтов, это знакомство переросло в дружбу. И поскольку видишь сначала в ленте их сообщения, потом сообщение их друзей и так далее. И так получилось, что сначала увидел одно стихотворение Юнны Петровны, потом второе, третье, и вот так завязалось.

А как рождается музыка, как вы пишете песни?

Песни, они как мухи – сами лезут. Честно. От них не отобьёшься.

Недавно вы вернулись из Крыма. Расскажите, какие там сейчас настроения?

В Крыму все замечательно, они всегда считали себя Россией, так и есть, как было – так и остается. Люди не боятся ничего, не пугаются. Ну там беспилотники какие-то летают. Их сбивают, слава Богу. Какие-то ДРГ работают, их тоже ликвидируют. Поэтому, в принципе, на войне как на войне. По большому счету, мы все-таки участвуем в том, что мы освобождаем наших русских людей, живущих на Донбассе, от геноцида, от нацизма, так что прилетает иногда, что поделать.

Как родилось название группы «ЕЩЕ»? Публика, наверное, кричала «ещё, ещё!»?

Так и получилось, это одна из причин почему группу так назвали. В 1998 году мы работали в университете, это был первый наш концерт, он был посвящен 8 марта. Тогда у нас названия как такового не было, это было на осколках других коллективов собрано. И так получилось, что когда мы закончили выступать, кодовую песню спели и публика просила «ещё». Ну вот так и назвали – почему бы и нет?

Что сейчас переживает ваша родина Первомайск?

Первомайск называют вторым Сталинградом, он до сих пор сейчас страдает очень сильно, люди гибнут, к сожалению. Он не захвачен, но страдает все равно.

Есть ли какие-то проблемы, с которыми сталкиваются сегодня рок-музыканты с активной гражданской позицией?

Я бы хотел сейчас освятить один момент. Вот мы выступали на «Таврида.Арт», но выступали не на главной сцене. Патриотическую тему пока еще, не знаю, почему, но на таких больших культурно-массовых мероприятиях стараются сильно не афишировать. Не знаю, чего боятся. Хотя СВО идет, наши ребята погибают… Ну хотя бы на площадке РЕПБАЗАФЕСТА приняли участие. Хорошо, что пригласили нас, группу Зверобой, группу Джанго – это три команды, как минимум, которые с самого начала военных действий на Донбассе всегда поддерживали, ездили туда и продолжаем ездить с благотворительными концертами.

Сейчас мы ездим в поддержку наших бойцов, выполняющих СВО, выступаем у них в подразделениях, на передовой, в госпиталях. И мы реально видим, что это действительно очень большая помощь, они нас благодарят. Мало того, что бойцы благодарят. Потом проходит время, и, поскольку мы уже познакомились с командным составом этих подразделений, где мы выступали, они нам пишут: «Настолько здорово! После вас ребята рвутся в бой, хочется побеждать!» Значит все-таки мы свое дело на фронте выполняем по-честному.

Роман, спасибо за защиту культурного фронта!

Спасибо большое.

Беседовала Екатерина Шеховцова

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie