Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Юлия Александрова

Латвия на грани этнического конфликта

Нет языка – нет государства

Инициатива общественной организации «Родной язык» придать русскому языку статус государственного окончательно расколола латвийское общество, обострив все противоречия и вытащив на поверхность загнанные вглубь старые обиды и взаимные претензии. Говоря словами известного исторического деятеля, в стране создалась революционная ситуация: русские больше терпеть не могут, латыши идти на уступки по-прежнему не хотят.

Нет языка – нет государства


В ноябре 2011 года русская Латвия собрала 187 тысяч подписей в поддержку референдума о присвоении русскому языку статуса государственного. Это вызвало настоящую истерику среди латышского истеблишмента.

«Если русский язык станет государственным, я уйду с должности!» – заявил президент Латвии Андрис Берзиньш. «Единое государство существует только в том случае, если есть единый национальный язык!» – уверяет председатель правящей латышской партии «Единство» Солвита Аболтиня. «Очень странно то, что в Латвии возможна деятельность определенного количества граждан, которая противоречит основам латвийского государства. У людей мнения разные, но демократия – это не вседозволенность. Тогда мы можем отказаться и от независимости страны!» – в том же ключе высказывается член президентской Комиссии конституционного права Инета Зиемеле.

Слыша подобные пафосные заявления, можно подумать, что латышские ВИП-персоны только вчера покинули свои хутора и просто не знают, бедные, что в ряде европейских стран существуют два и больше государственных языка. В Бельгии, к примеру. Или в соседней Финляндии, где живет около 6% шведов, а шведский язык имеет те же права, что и финский. Или в благополучной Швейцарии, где и вовсе – четыре госязыка!

Ни одна из этих стран не собирается разваливаться и терять свою государственность. Более того: многоязычие – реальность современной ЕС. Конечно, латышские политики все это знают, ведь они уже много лет ездят «по Европам», тусуются в Европарламенте и занимают высокие посты в правительстве. А все их громкие заявления рассчитаны исключительно на латышского обывателя, которого надо напугать, чтобы поднять с дивана и заставить пойти на референдум проголосовать против второго государственного языка. Неслучайно латышские радикалы используют и другое проверенное средство: уверения в том, что сбор подписей за русский язык финансируется Россией.

«Налицо агрессивная финансируемая из-за рубежа кампания, угрожающая латвийскому государству!» – пугает депутат Сейма от партии «Вису Латвияй» Райвис Дзинтарс. «Сбор подписей за введение второго государственного языка подтверждает активную и агрессивную деятельность внешней политики России на латвийской территории», – вторит ему депутат Европарламента Кришьянис Кариньш.

Латышские политики так испугались предстоящего референдума, что пообещали провести масштабную агитационную кампанию против русского языка как второго государственного, и оплачиваться эта кампания будет… из бюджетных средств.

«Правящие политики готовы залезть в карман русских налогоплательщиков, чтобы унизить их на их же деньги! – считает один из учредителей общества «Родной язык» Владимир Линдерман. – Это очень напоминает нацистскую Германию 30-х годов, когда семьям арестованных выставляли счета за содержание их родственников в концентрационных лагерях».

В. Линдерман пообещал, что, если агитация против русского языка как государственного будет проводиться на бюджетные средства, то «Родной язык» начнет сбор подписей за роспуск Сейма, поскольку недопустимо на государственные средства пропагандировать взгляды только одной стороны.

7 процентов латышей – за референдум


Референдум назначен на 18 февраля. Две недели страна ждала, когда же, наконец, Центральная избирательная комиссия (ЦИК) назовет эту дату. «Не знаю, как правильно сформулировать вопрос», – признавался председатель ЦИК Арнис Цимдарс. По его словам, во время сбора подписей некоторые избиратели якобы неправильно поняли, о чем сыр-бор, и поддержали акцию, думая, что подписываются за латышский язык. Наконец, вопрос в ЦИКе придумали: «Вы «за» или «против» принятия законопроекта «Поправки к Конституции Латвийской Республики?»»

Русский язык, как видим, не упомянут вообще. Станет ли обывателю понятней, за что его просят голосовать? А. Цимдарс считает, что такая формулировка правильна, потому что в противном случае в вопросе нужно было бы упомянуть и другие темы референдума – о рабочем языке самоуправлений, Сейма и т.д. А чтобы не было путаницы, ЦИК намерен включить в бюллетени для голосования разъяснительную часть, из которой станет ясно, что референдум проводится о статусе русского языка. К примеру: «Если вы отметите «за», то вы поддержите русский язык как второй государственный».

Во время ноябрьского сбора подписей, как показал социологический опрос, проведенный компанией GfK по инициативе журнала Ir, за русский язык действительно подписались 7% опрошенных латышей. И этот факт, очевидно, сильно напугал латышскую элиту – оказывается, латышский избиратель не так уж непримирим в вопросах языковой политики, как могло казаться все эти годы, и допускает двуязычие. И значит, его надо убедить в том, что он не прав, а на это и бюджетных средств не жалко.

Но, думаю, что деньги на эту пропаганду будут выброшены на ветер. Проголосовавшие за двуязычие латыши – это не заблудшие овцы и не простачки, одураченные Линдерманом и К°. Они имеют свои устоявшиеся взгляды. Они критически настроены к идее построения «латышской Латвии». Они – убежденные русофилы. Таких немного. Но они есть.

Живя в русско-латышской семье и имея коллег и друзей, живущих в таких же смешанных семьях (а их немало в Латвии), я могу с уверенностью сказать, какие латыши голосовали за русский язык. Во-первых, это российские латыши – те, которые родились в России и вернулись в Латвию после окончания Второй мировой войны. В них и их детях часто нет ни капли славянской крови, но, окончившие русские школы и университеты, они считают себя русскими интеллигентами и поэтому поддержали референдум.

Есть латыши из Латгалии – самого русского региона Латвии, и они тоже весьма лояльны ко всему русскому, тем более что за латышской фамилией часто скрываются вовсе не латышские, а польские или латгальские корни. Есть латыши, вступившие в брак с русскими и поэтому умеющие понять, принять и поддержать позицию своей второй половины. А есть просто латыши, которые изжили комплексы, присущие маленькой нации, и способны мыслить масштабно и широко.

Взгляд нестандартного латыша


Наглядный пример – два политолога, носящие одну фамилию: Юрис Розенвалдс и Кристиан Розенвалдс. Они – не родственники. Но в данном случае получается прямо как в рассказе русской писательницы Надежды Тэффи от 1929 года, которая сетовала на то, что парижского читателя рижской газеты «Сегодня» сбивают с толку однообразные и несклоняемые рижские фамилии: «Читаешь: утром Калнынь зарезал Озолиня, а вечером Калнынь поет в концерте, а Озолинь ему аккомпанирует. А на следующий день Озолинь жениться на Калнынь. А вечером Калнынь усыновляет Озолиня».

Так и с Розенвалдсами. Один – уже солидного возраста. Второй – молодой. Первый – из смешанной семьи. Второй – истинный латыш. Политолог и декан факультета социальных наук Латвийского университета Юрис Розенвалдс заявил, что результат сбора подписей вызвал среди латышей культурный шок, ибо показал: русскоязычные жители Латвии хотят не столько сделать русский вторым государственным, сколько добиться признания.

«В латышской среде циркулировал целый ряд мифов – часто мы слышим какие-то интервью о том, что эти люди за 20 лет не выучили латышский язык и сейчас протестуют, – считает политолог. – Это не очень обоснованная точка зрения, поскольку, как свидетельствуют интервью в СМИ, значительная часть этих людей на вполне приличном латышском языке могла объяснить, почему они пришли подписываться. Тут есть элемент культурного шока, потому что, очевидно, у них есть и другие проблемы, а не только то, что они не знают латышского языка. Часть людей ставят свои подписи не потому, что они верят в то, что изменится ситуация с государственным языком, а потому что это вопрос признания – в какой степени латышские политики готовы признать русскоязычную часть, как минимум граждан, как легитимного оппонента».

Публицист Кристиан Розенвалдс был еще более категоричен: «Пусть лучше нелатыши учатся любить Латвию на русском языке, чем их на латышском учат ее ненавидеть. В Латвии язык из средства общения превращен в средство конфронтации. Конечно, латышскому, как малому языку, требуется лоббирование со стороны государства: чтобы обеспечить ему функционирование, приходится ограничивать использование больших языков. При этом ограничиваются не абстрактные языки, а конкретные люди. Такова цена выживания латышского в эпоху глобализации. Но какой бы ни была благородной цель его сохранения, нужно открыто признать, что оно проводится недемократическим путем. Нужно думать, как эту несправедливость не обострять еще больше, а еще лучше было бы латышам научиться улаживать дела так, чтобы не создавать новые проблемы и несправедливости».

Еще один нестандартный взгляд на происходящее высказал политик Гундар Берзиньш: «Правящие партии в Латвии провоцируют этнические конфликты! Почему нельзя учиться на примере Европы, где канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что политика интеграции по отношению к турецкой диаспоре была ошибочной? Иными словами, это значит, что из турка нельзя «сделать» немца. Его можно только сделать максимально лояльным государству. А мы в это время неизвестно почему пытаемся сделать русских латышами».

Новогодний «подарок»


На референдуме за русский язык должны проголосовать более 700 тысяч граждан. Организаторы сбора подписей не скрывают, что набрать такое количество голосов будет очень тяжело. «Но моральная победа все равно останется за нами, – уверен В. Линдерман. – Ведь уже то, что успешно состоялся сбор подписей за русский, говорит о многом. И если теперь, во время нового референдума, русские не победят, это ничего не значит. Проблема не рассосется. Просто русские будут искать другие пути, чтобы их права в «демократической Латвии» соблюдали».

Накануне референдума правящие политики в очередной раз продемонстрировали, что ни на какие уступки идти не намерены. Так, 15 декабря политическое объединение «Центр Согласие», выражающее интересы русскоязычной части страны, передало на рассмотрение Сейма законопроект, который мог бы стать компромиссным вариантом между нынешним законом «О государственном языке» и требованием общественности придать русскому языку статус государственного.

Более того: прими Сейм предложение ЦС и потребность в референдуме автоматически отпала бы, а назревающий этнический конфликт потух бы, не успев разгореться. ЦС подготовил поправки к Закону «О государственном языке», предусматривающие расширение употребления языков нацменьшинств в контактах с государственными и муниципальными учреждениями в населенных пунктах, где не менее 20% населения составляют представители нацменьшинств.

Другими словами, вместо государственного статуса ЦС предложил придать русскому языку статус официального. Параллельно ЦС передал и поправки к закону «О Рамочной конвенции о защите прав нацменьшинств» и предложил отменить все оговорки, которые Латвия внесла при подписании этого документа. Оговорки как раз и не позволяют расширить употребление языков нацменьшинств, а также не гарантируют получение образования детей нацменьшинств на родном языке. Сейм отказался рассматривать эти поправки. А неделю спустя депутаты большинством голосов отвергли и поправки к Сатверсме о русском языке как втором государственном, передав рассмотрение этого вопроса на всенародное обсуждение.

Правда, подлинного всенародного обсуждения в «демократической» Латвии не получится, ведь почти 40% населения страны не имеет гражданства и поэтому не может участвовать не только в выборах, но и в референдумах. От неграждан требуется только одно: исправно платить налоги, чтобы содержать чиновников и депутатов, которые будут строить свою латышскую Латвию. Страну, где даже к старикам и детям нет снисхождения. Накануне нового года Кабинет министров утвердил новые поправки к «Закону об образовании»: в следующем учебном году с 1-го по 9-й классы школ нацменьшинств 40% предметов должны преподаваться на латышском или билингвально. В старших классах с 2014 года доля госязыка будет составлять уже 60%.

Кому-то все-таки очень хочется наших детей научить на латышском ненавидеть свою родную страну.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie