Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Экономика
Прибалтика

Латвийский эксперт: мне жаль сегодняшних пенсионеров, но их пенсии спасти невозможно

"Пенсии будут урезаны. В хорошем варианте — на 20–30%. В плохом — даже на 50%"

"Пенсии будут урезаны. В хорошем варианте — на 20–30%. В плохом — даже на 50%. Об этом, конечно, должен говорить не я, а политики, честно рассказав людям, почему это произойдет неизбежно", заявил изданию "Деловые Вести" профессор Высшей стокгольмской школы экономики, социоантрополог Роберт Килис.

Начну с главного и не очень приятного: пенсии в нынешней экономической ситуации и при нынешнем положении социального бюджета не трогать уже невозможно. Они будут урезаны. В хорошем варианте — на 20–30%. В плохом — даже на 50%. Об этом, конечно, должен говорить не я, а политики, честно рассказав людям, почему это произойдет неизбежно. Но они боятся об этом говорить… У меня есть своя точка зрения на то, почему мы не сможем выжить с нынешним уровнем пенсий и нагрузкой на социальный бюджет.

Можно ли говорить о кризисе социальной системы в Латвии? Вопрос двоякий. Очевидно, что люди разных поколений находятся в некотором противостоянии. Одни считают, что честно заработали свою пенсию, другие не очень понимают, почему они должны заботиться о нынешних пенсионерах. Это, наверное, еще не бойкот одного поколения в отношении другого, но кто будет спорить о том, что проблемы уже очевидны и они вырвались в публичное пространство? Равно как очевидно и то, что сегодняшний размер пенсий — если оставить его как есть — будет потихоньку отрывать "кусок пирога" у других социальных слоев населения, тех, кто получает социальные пособия.

Давайте посмотрим, как будет выглядеть ситуация через несколько лет. Сегодня мы видим такую тенденцию: число людей, переступающих порог пенсионного возраста, растет быстрее, чем валовой продукт за тот же период. Через 5–10 лет ситуация может практически выйти из–под контроля: мало того, что число пенсионеров в стране быстро растет, их продолжительность жизни тоже увеличивается. В итоге мы имеем двойной пресс на социальный бюджет. Зная это, можно ли спокойно утверждать о том, что пенсии — это неприкасаемая вещь? Однозначно нет. Будет ли это шоком для населения? Однозначно да.

По–моему, это вопрос политического решения и политической воли — честно рассказать пенсионерам, почему мы не сможем платить им в будущем, уже через 5–10 лет, такие пенсии, к которым они привыкли. Ведь, по сути, у правящей коалиции есть свежий мандат доверия от избирателей, и они могли бы, пользуясь отведенным для них временем, хотя бы начать эти разговоры. Объяснить людям, как работает пенсионная система, откуда берутся деньги, сколько их и на что они тратятся. Но что я лично вижу? Они боятся говорить. Их позиция: отступать и молчать. Однако мое убеждение: об этом надо было начинать говорить как минимум 5–6 лет назад, потому что вопрос пенсий и вопрос демографии в принципе не может быть краткосрочным.

Еще одна проблема, которую я вижу: в Латвии есть постсоветское понимание пенсий, которое проходит под девизом "Мне положено, и все тут!". Хотя пенсия — это всего лишь особая форма социального страхования, когда страхуются те дни, когда человек уже не может работать. Принцип тот же самый, что и в страховании здоровья. Однако вопрос пенсий сегодня ушел в другую плоскость — в права человека. И этот момент тоже должен меняться со временем. И он изменится обязательно. Поэтому каждый из нас, если он не глуп, должен думать только о своей пенсии, создавая именно для себя частный пенсионный капитал.

И наконец, есть еще одна вещь, которая пошла в минус социальному бюджету страны: это увеличение пенсионного возраста. Как бы цинично это ни звучало. Если сравнить нынешних пенсионеров с их предками во втором и третьем поколении, то время, которое наши пенсионеры не работают, стало гораздо длиннее. При этом прежняя система выстраивалась из расчета, что человек, вышедший на пенсию, получает пособие максимум 5–6 лет, после чего умирает. Но сейчас после выхода на пенсию люди живут по 15–25 лет.

Если суммировать все эти неблагоприятные для нашего социального бюджета обстоятельства, то выход напрашивается один — серьезные реформы просто необходимы. Какие тут могут быть варианты?

Можно выбрать метод социальной поддержки, то есть определить те услуги, за которые платят пенсионеры — например, коммунальные или за электричество, и попытаться амортизировать их другим способом. "Латвэнерго", будучи государственным предприятием, мог бы через свои тарифы оказывать социальную поддержку пенсионерам. Или другие муниципальные предприятия, которые, к примеру, занимаются отопительными услугами.

Можно поднять пенсионный возраст до 70 лет. Разговоры об этом уже идут, и я думаю, что это сценарий для Латвии трудный, но вероятный. Более того, если посмотреть на другие страны, то там идут разговоры о том, чтобы вообще отказаться от пенсионного возраста. Другими словами, человек будет работать столько, сколько он может. Конечно, это очень непростой вопрос. Есть профессии, где человек может работать и до 80 лет. Например, читать лекции в университете или писать докторскую диссертацию. Но я прекрасно понимаю, что этим занимаются далеко не все люди и есть профессии, где до 70 лет работать в принципе невозможно. Однако чтобы реализовать эту идее, нужно изменять структуру рынка труда, нужно внедрять систему образования в течение всей жизни, чтобы человек и в 50 лет мог получить новую профессию. И точно он не должен себя "закапывать" в этом возрасте.

Не могу не сказать о большой опасности. Она заключается в том, что работоспособные люди, глядя на положение нынешних пенсионеров, просто потеряют всякую мотивацию платить социальный налог. Чтобы этого не случилось, люди должны четко видеть, как эти налоги используются. Если брать здравоохранение и образование, то я убежден, что в стране должна быть введена система ваучеров, как во многих странах, когда каждому плательщику подоходного налога на определенную сумму выдается ваучер, с которым он может пойти в любой детский сад или вуз и таким образом оплатить учебу ребенка. Таким образом, люди будут понимать, куда идут их деньги и что они получают взамен. Это огромная мотивация платить налоги. Но при этом я знаю, почему это не происходит сейчас. Люди сверху боятся потерять контроль над использованием и распределением средств. Можно ли долгое время сидеть и ничего не менять — тоже нет, и этот час "Х" наступит довольно скоро.

Но теперь самое главное. Все эти варианты все равно не спасут социальный бюджет, они могут только оттянуть какие–то неприятные сроки. Люди, и особенно пенсионеры, должны понимать: без урезания пенсий социальная система страны рухнет. Обвалится как карточный домик. Причем конкретное решение об урезании пенсий появится уже в этом году, хотя ее исполнение может быть отложено на 2012–2013 годы.

В этом плане мне очень жаль нынешнее поколение пенсионеров, и я понимаю их разочарование. Когда министр финансов говорит, что нынешние пенсионеры не должны мечтать о западном образе, я с ним согласен. Увы, так получается. Но тем, кому сейчас 20–45 лет, могут мечтать о сытой и спокойной жизни западных пенсионеров. Для этого мы должны использовать третий уровень пенсионной системы, родить больше детей и быть активным на рынке труда. И точно не полагаться на государство и пенсионную систему солидарности поколений — никто в будущем не гарантирует вам хороших пенсий.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie