Хлебные крошки

Статьи

Самоорганизация русских общин
Общество
Прибалтика

Легко ли быть молодым и русским?

Европе не нужна сплоченная русская молодежь Прибалтики

На наши вопросы отвечает лидер международной молодежной организации "ПЕРОМ" Маргарита Драгиле

Маргарита считает, что принадлежит к потерянному поколению. "У меня нет родины — ведь я родилась в СССР!" — объясняет она. В таком же положении ее сверстники, появившиеся на свет в середине 80–х. Эта "потерянность" отражается и на работе молодежных русских организаций.

Нет, дело не в их малочисленности или социальной пассивности большинства молодых людей, в конце концов пассионарии всегда в меньшинстве. Дело в том, что сильные русские молодежные организации не нужны ни Латвии, ни Европе, считает Маргарита.


На прошлой неделе по всей Латвии проходила "Европейская молодежная неделя", в рамках которой было 70 различных мероприятий: от фотоконкурса и спортивных состязаний до "кофе с политиками" и дискуссий в Доме ЕС. Но среди длинного списка участников я с трудом отыскала одну–единственную русскую школу и только одну молодежную русскую организацию Patrioti.lv. Почему остальные не участвуют в таких государственных проектах?

— Ничего про эту "молодежную неделю" не знаю, — отвечает Маргарита Драгиле. — Хотя мы достаточно активно пишем заявки для участия в проектах и дискуссиях. Но почему–то так получается, что именно на нас кончаются либо деньги, либо места в зале. Смешно получилось с Форумом молодежной политики, который проходил в октябре. Тема актуальная: разработка рекомендаций самоуправлениям по работе с молодежью. Увидела на Facebook информацию и сразу зарегистрировалась. А вместе со мной зарегистрировалась Лиза Кривцова от общества "Гуманитарная перспектива". Ей пришел положительный ответ, а мне отказали, пояснив, что мест уже нет.

Я снова написала организаторам, объясняя, что мы изучаем эту проблему и уже провели ряд исследований, которые показали: русская молодежь не включена в сектор государственной политики, в том числе из–за ограничивающих факторов. Ответа не последовало. Вдруг через пару дней мне на электронную почту приходит письмо от Митрофана Слободяна из Patrioti.lv — к нему обратился за помощью лидер одной латышской молодежной организации, а к лидеру — организаторы форума: срочно нужна помощь, так как не можем набрать активной молодежи! Я Мите пересылаю ответ про отсутствие свободных мест… и буквально через два часа — а это уже ночь перед конференцией — получаю официальное приглашение на форум!

И что Форум?

— Да ничего — три часа бла–бла–бла ни о чем. А потом встает иностранный эксперт из Финляндии и заявляет: Латвия — единственная страна в мире, где почти половина населения — русские, а русские по своей ментальности очень активны, но почему, обсуждая работу с молодежью, вы русский сектор не рассматриваете вообще? Наши губки поджали и промолчали. Но в последний день, когда были презентации рекомендаций, пункт о сотрудничестве с русскими молодежными организациями некоторыми группами все–таки был включен.

А с самоуправлениями, в частности с Рижской думой, действительно не получается работать. Хотя тот же Фонд общественной интеграции выделяет деньги на проекты организациям, которые успешно сотрудничают именно с самоуправлениями. Замкнутый круг.

С европейскими фондами, наверное, легче наладить сотрудничество?

— Европе мы тоже не нужны! Тем более что все европейские фонды и структуры, в которые мы подаем свои проекты, имеют свои национальные представительства, то есть судьбу этих проектов опять–таки решают местные чиновники. Неоднократно мы подавали интеграционные проекты: дискуссии с латышской молодежью по актуальным темам или русско–латышские молодежные лагеря. Ответ на официальном бланке: "у вас замечательный проект, извините, но деньги закончились". На поддержку "русского" они вообще денег не дают.

Последний раз отправляли в "местный" Youth in action проект, разработанный с русскими организациями Финляндии, Германии, Литвы, Эстонии и Латвии, как раз на тему включения русской молодежи в гражданское общество за счет разработки социально значимых общественных программ. Отказали, так как сочли, что в этом проекте нет "интеграции"! Это приводит к тому, что русские организации начинают маскировать свою "русскость".

Отличный пример — зонтичная организация русскоязычных молодежных организаций северных и балтийских стран. Ее учредили финские русские ребята при поддержке министерства северных стран. При разработке устава большинство участников проголосовало за то, что слово "русскоязычный" лучше не употреблять, заменив его на "нацменьшинства". Почему? Мне сказали, что, во–первых, у русских организаций — плохой образ в Европе. Во–вторых, эксперты европейских и других международных фондов, поддерживающие, кстати, проекты нацменьшинств, чисто "русское" тоже не пропустят.

Европе не нужна сплоченная русская молодежь Прибалтики. И вообще все делается для галочки — дадим деньги, вы пришлете фотографии, где вы плясали–танцевали, и все отлично. Знающие люди объясняют, что Европа не заинтересована в серьезных исследованиях. Потому что такое исследование выявит проблемы, а если выявлена проблема, то ее придется решать, а если ее надо будет решать — значит, структуры, которые допустили возникновение проблемы, работают плохо. Это никому не надо.

По идее, проблемы русской молодежи должна исследовать Россия, тем более что на всех конференциях соотечественников звучат призывы о необходимости растить молодую смену нынешним общественникам. Помню, как на одной такой конференции наша Света Савицкая произвела настоящий фурор, выйдя на трибуну и рассказав о первой акции к 9 Мая. Люди в зале восклицали: больше бы таких молодых людей!

— Тем не менее, как вы, наверное, помните, осенью этого года на такой же конференции в Таллине вообще не было молодежной секции. Нам обещали, что она будет. Мы приехали, чтобы обсудить проблемы со своими товарищами из Эстонии и Литвы, а секцию отменили. Нам кажется, что Россия недостаточно четко выработала стратегию своей работы с молодежью диаспоры. Есть структуры, которые работают с соотечественниками, — "Россотрудничество", Фонд "Русский мир". Их представители говорят все красиво и правильно. При этом в "Россотрудничество" сколько проектов мы ни писали — все напрасно.

С Фондом "Русский мир" связь есть. Именно там мы получили финансирование для реализации проекта портала "Русмир–Молодежь: www.perom.eu", который мы разрабатывали совместно с русскими ребятами из Латвии, Литвы, Эстонии, Финляндии, Великобритании и США. Основная идея портала — объединение русской молодежи российского зарубежья для сохранения и развития русской культуры, а также для разработки совместных проектов.

Наладили мы контакты и с Фондом "Национальные перспективы", и с Национальным советом молодежных и детских объединений России: в прошлом году выиграли грант в рамках программы "Мы говорим на одном языке" — по сотрудничеству с молодежными организациями РФ и Прибалтики. Все российские гранты мы получаем именно на развитие портала. А мне кажется, что надо сначала исследовать проблемы русской молодежи Прибалтики.

Я неоднократно сталкивалась с тем, что наших проблем в России вообще не понимают! Россияне говорят: выучите латышский язык или возвращайтесь в Россию. Они рассматривают Прибалтику, как Германию или Англию, — и советуют ассимилироваться. Но тут ведь совершенно иная историческая ситуация, и мы не хотим ассимилироваться! И мы — не Германия и не Англия! И мы не хотим быть вторым сортом. А сделать русскому молодому человеку карьеру в госсекторе практически невозможно.

Маргарита, назовите главные проблемы, которые сегодня стоят перед русской молодежью Латвии.

— Это катастрофическая утрата идентичности и перевод русских школ на госязык. Если первую проблему еще могут решать общественные организации путем образовательных семинаров и демонстрации конкурентоспособности русской культуры, то вторая проблема решается только на государственном уровне. Две эти проблемы, конечно, связаны между собой: сокращение часов для изучения русского языка, истории, литературы, культуры снижает конкурентоспособность ребенка и приводит к потере его идентичности. Он перестает быть русским, а своим среди латышей никогда не станет, даже если будет говорить на латышском без акцента.

Много ли молодежных русских организаций в Латвии?

— К сожалению, многие так называемые русские молодежные организации часто не представляют интересы русской молодежи. Скорее, представляют интересы тех, кто их финансирует, в основном политических партий. Не случайно, когда мы в этом году учреждали зонтичную организацию, которая должна представлять и защищать интересы и права русской молодежи Латвии, некоторые из них отказались объединяться под "русский зонтик". Им просто это не надо. И, кстати, в уставе таких организаций нет слов "русская молодежь". У них прописаны "нацменьшинства".

А наше объединение начало с молодежной акции по сбору подписей за придание русскому языку статуса государственного. Прошло несколько дискуссий с русской молодежью, а сейчас готовим доклад на региональную конференцию соотечественников и обязательно проведем отдельную молодежную секцию! Почему молодежь начинает заниматься общественной деятельностью? Потому что мы хотим решать свои проблемы сами — мы тут родились, мы платим налоги и мы вправе решать, на каком языке учиться нашим детям. Помимо этого, нам хочется выйти на диалог с латышской молодежью, чтобы вместе обсудить проблемы и найти выход из "того плохого места", в котором мы все сейчас находимся.

В общем, непросто сегодня быть в Латвии молодым и русским?

— Какой–то мудрец сказал, что времена всегда сложные — на то и человек, чтобы сделать их лучше. Быть русским в России, наверное, проще, а у нас — сложно, но интересно. Для меня русское — это не только блины на Масленицу, самовар и матрешки. Русское — это не всегда советское и даже не всегда российское. Русское не ограничено территорией России. Русское — это культурное наследие, наработанное веками, и нам надо сделать все возможное для его сохранения и дальнейшего развития. Можно ли это сделать в Латвии? Пока есть люди, которые это делают, — можно.

А еще мне очень понравился тот портрет молодого современного русского человека, родившегося за пределами РФ, который во время интервью для одного из наших проектов нарисовал Отец Антоний — представитель Фонда "Русский мир" в Европе (Брюссель). По его словам, этот русский молодой человек хорошо говорит на русском языке, читает книги на русском языке, а не только сидит в чатах. По определению, этот молодой русский столкнется с большими трудностями, поэтому ему нужно быть как минимум не хуже представителя титульной нации. Следовательно, он свободно говорит на государственном языке своей страны — желательно не хуже native speakers этих стран.

От себя добавлю, что наша молодежь хорошо знает и английский, ведь мультилингвизм — это одно из ключевых условий для получения нормальной работы. Так что русская молодежь Прибалтики обладает дополнительным ресурсом: она знает больше языков, она воспитана в пространстве двух культур, она быстрее думает — потому что русские действительно думают быстрее! Русским быть не стыдно. Этим надо гордиться.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie