Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика

Павел Сергеев

Лев готовится к прыжку

Стремительно набирающий силу Иран уже в ближайшее время может стать одним из ведущих игроков в Закавказье

Так же, как образ льва, с давних времен символизировавшего Персию, Иран обычно вызывает у попадающих туда иностранцев смешанные чувства. Противоречиво, признаться, и мое отношение к Ирану, куда я впервые попал более четверти века назад. Тогда, в период шахского правления, я так и не смог понять, каким образом в одной и той же стране утонченная культура и передовая техника уживаются с вопиющей нищетой и дичайшей антисанитарией. Позже, уже после победы исламской революции, я также тщетно силился сообразить, каким образом горстке фанатиков-клерикалов удалось в одночасье загнать талантливый и трудолюбивый народ в абсолютный мрак средневековья, наглухо отгородив его от остального мира религиозными догмами. С трудом укладываются в мое сознание и те метаморфозы, которые происходят сегодня в этой стране.

В мир можно войти и через окно

Не особенно заметные внешне, но коренные по своей сути преобразования в Иране начались на рубеже столетий, когда более 70 процентов избирателей этой страны выразили вотум доверия президенту Мохаммаду Хатами. Этот политик решил существенно ограничить всевластие консервативных клерикалов и провести радикальные политические и экономические реформы. В поразительно короткие сроки нынешнему лидеру Ирана удалось восстановить и в значительной степени переориентировать традиционно сырьевую национальную экономику.

За последние годы в 10 раз увеличены размеры иностранных инвестиций в местную промышленность. В короткие сроки утроен превысивший 6 млрд. долларов объем иранского экспорта, не связанный с нефтедобычей и нефтепереработкой. Утроив всего за два года производство стали и выйдя по этому показателю на 21-е место в мире, Иран в настоящее время готов удвоить и эти цифры, доведя их до 15 млн. т в год. Тегеран завершает строительство Бушерской АЭС, способной удовлетворить потребности страны в дешевой электроэнергии. Только в текущем году в стране будут выпущены свыше миллиона автомобилей, значительная часть которых предназначается для экспорта, в т.ч. в странах СНГ. В стране интенсивно развиваются электроника, компьютерная техника, мобильная связь.

Несмотря на протесты Вашингтона, прервавшего все связи с Тегераном еще на заре исламской революции, практически завершена эпоха международной блокады этого государства. Еще в 1999 году Хатами положил конец самоизоляции Ирана, совершив символический визит в Италию и встретившись в Ватикане с папой римским. В том же году иранский президент выступил на заседании ЮНЕСКО в Париже с речью о плюрализме в культуре и добился восстановления дипломатических отношений с Великобританией. Начиная с 2000 года, страны Западной Европы активно выступают за снятие американских санкций и интенсифицируют экономическое сотрудничество с Ираном.

Среди крупнейших ирано-европейских соглашений – многомиллиардные нефтяные контракты, строительство в стране дочернего завода "Мерседес Бенц" и целого ряда крупнейших предприятий по производству станков, точной аппаратуры, электроники и бытовой техники. Вопреки политической воле того же Вашингтона, сегодня не только реализуется 3-миллиардный ирано-японский контракт на развитие нефтяного бассейна "Азадеган", но готовится к подписанию соглашение о сотрудничестве Ирана с фактически оккупированным США Ираком, о чем заявил министр финансов этой страны Адель Абдель Махди, посетивший недавно Тегеран.

Развивающиеся внешнеэкономические связи ИРИ с соседними странами заслуживают особого упоминания, так как ведут к восстановлению былых позиций Ирана, как одного из лидеров не только Ближнего, но Среднего и даже дальнего Востока, что в перспективе может привести к коренному изменению нынешней расстановки сил на мировой арене. Укрепляются контакты Ирана с арабскими странами. От поставок иранского природного газа сегодня практически всецело зависит Турция.

Согласившись на поставки энергоносителей в Индию через Пакистан, Тегеран не только позволяет Дели ежегодно экономить до полумиллиарда долларов на транспортировке, а Карачи – зарабатывать 600 миллионов на транзите, но фактически выполняет роль посредника между конфликтующими сторонами. Еще более далеко идущими представляются перспективы углубляющегося ирано-китайского сотрудничества – тандема, в котором Персия получает долгожданный доступ к самым современным технологиям, а Поднебесная окончательно изживает зависимость от добываемого в России и странах СНГ углеводородного сырья. Впрочем, последнее обстоятельство – вопрос отдельный…

Калитка в соседский огород

Независимо от мнения многих отечественных аналитиков, отношения Ирана с Россией и другими государствами Содружества едва ли можно оценивать однозначно. С одной стороны, Тегеран действительно заинтересован в российской помощи при реализации ряда собственных значимых для страны проектов, перевооружении своих вооруженных сил и подключении к транспортному коридору "Север-Юг". С другой, Исламская Республика Иран проводит четкую и целенаправленную политику на расширение и упрочение влияния в соседних государствах СНГ, которое далеко не всегда отвечает интересам Российской Федерации.

На сегодняшний день ИРИ остается единственным каспийским государством, выступающим против российской модели раздела акватории этого моря и, по сути, торпедирующим многолетний переговорный процесс. Тегеран также не только не отказался от экспорта идей "исламской революции", но убежден, что мусульманские субъекты РФ, Азербайджан и среднеазиатские республики СНГ, "имея общие религию, историю и культуру, находятся в зависимости друг от друга в области безопасности и прогресса". Обеспечение Тегераном проблем "безопасности и прогресса", связанных с упрочением собственных позиций на просторах Содружества, особенно наглядно просматривается на Южном Кавказе – в регионе, столетиями находившемся под протекторатом Персии.

"Иран считает обеспечение собственных интересов в регионе Кавказа одним из приоритетных направлений своего внешнеполитического курса" – заявил во время недавнего визита в Баку президент ИРИ Хатами и это не кажется преувеличением, если проанализировать современную внешнеполитическую деятельность Тегерана. При этом если до недавнего времени считалось, что основные усилия Ирана направляются на расширение сотрудничества с Арменией, что, в свою очередь, трактовалось многими отечественными обозревателями чуть ли не как благо для России, то сегодня многое в прежних представлениях уже не кажется столь очевидным.

Поддерживаемое Евросоюзом и Европейским банком развития и реконструкции строительство ирано-армянского газопровода, оказывается, не только позволит Еревану получить альтернативный российскому источник энергии, но и неминуемо приведет к сокращению доходов нашей страны, снижению ее доли в энергетическом секторе региона. Мало отвечает торгово-экономическим интересам РФ "иранизация" малого и среднего бизнеса, наблюдаемая в Ереване и других крупных армянских городах в последние годы. Очевидно, что не принесет дивидендов России и ведение переговоров об открытии прямого железнодорожного и автомобильного сообщения на армяно-иранской границе, а также подключение к названным проектам соседней Грузии.

Еще более настораживающей представляется реанимация азербайджано-иранских отношений, в которых, по словам президента Хатами, наблюдается "взаимная политическая поддержка" и где, по его же заявлению, Иран воспринимает "безопасность, стабильность и развитие Азербайджана собственной безопасностью, стабильностью и развитием"! Судя по всему, разногласия, существовавшие между Ираном, азербайджанская часть населения которого превышает 25 млн. человек, и собственно Азербайджаном с его 8 млн. граждан, пытавшимся, тем не менее, вмешиваться во внутренние дела соседнего государства, успешно преодолены. Отношения между двумя странами, исповедующими ислам шиитского толка и действительно весьма схожими по культуре и истории, сегодня развиваются бурными темпами и представляются чрезвычайно перспективными.

Подтверждением этого вывода стали итоги упомянутого выше официального двухдневного визита иранского президента в Баку, состоявшегося в первой декаде августа с.г. Впечатляет экономическая сторона переговоров, оформленная в виде 10 крупных межгосударственных договоров. Важнейшими из этих соглашений являются договоренности о поставках природного газа в Нахичевань, расширяющееся сотрудничество в области транспорта, железнодорожных сообщений и торговли. Характерно, что в рамках этих документов уже в самое ближайшее время будет создано несколько десятков совместных ирано-азербайджанских предприятий, работающих в области нефтяной и нефтехимической промышленности, машиностроения, сельского хозяйства, легкой промышленности, транспорта и коммуникаций.

Иран взял на себя финансирование проектов реабилитации энергосистемы и автодорог Азербайджана, выделив, в частности, 75 млн. долларов на строительство четырех подстанций и линий электропередач по маршруту "Имишли-Алибайрамлы-Астара". Сопоставимые суммы выделяются Тегераном на реконструкцию автострады "Баку-Астара", строительство приграничного моста, создание стационарной линии телеграфной связи между двумя странами. Стороны подтвердили готовность к более широкому взаимодействию в области реализации крупных инвестиционных проектов, а также в сфере финансовой и банковской деятельности.

В ближайшей перспективе произойдет объединение железнодорожных путей Ирана и Азербайджана. Для этого будет реализовано несколько проектов, включая строительство через реку Араз в Астаре железнодорожного моста, создание 7,5-км "объединительной" ветки, а также новой колеи в направлении иранского города Казвин. Чуть позже планируется открыть железнодорожный маршрут протяженностью в 175 км по направлению "Решт-Анзали-Астара", ежегодный грузооборот по которому составит 25–30 млн. тонн.

Еще более многозначительными представляются перспективы ирано-азербайджанских связей в политической сфере, определенные текстом закрытого меморандума о сотрудничестве в сфере безопасности и правоохранительной деятельности. Помимо расширения контактов в области борьбы с наркобизнесом, контрабандой и нелегальным пересечением границы, предусмотрено беспрецедентное развитие ирано-азербайджанских военных связей, детали которых предстоит обсудить министрам обороны двух стран уже в ближайшее время. Более того, выступая перед депутатами Милли-меджлиса, иранский президент заявил, что, "желая жить с Азербайджаном в условиях дружбы и совместной безопасности", "Иран готов предоставить соседнему государству свои научные, культурные, политические ресурсы". Хатами уточнил свои слова, заявив, что, в частности, имеет в виду трибуну организации Исламская конференция (ОИК), а также поддержку в плане урегулирования карабахской проблемы в свете тех резолюций ОИК, которые "осуждают оккупацию Арменией части азербайджанских земель"…

Метаморфозы, происходящие сегодня в стране изготовившегося к прыжку льва как нельзя более четко отражают стремление современного Ирана избавиться от бремени превалировавших в стране в течение четверти века религиозных догм и занять достойное место в мировой политике. При этом в случае, если грядущие президентские выборы подтвердят полномочия нынешнего президента страны, уже в ближайшие годы Россия и другие страны СНГ окажутся перед лицом стремительного рывка обладающего мощным экономическим и интеллектуальным потенциалом Ирана. Очевидно, что рывок этот будет происходить на фоне дальнейшего сближения Тегерана с бурно развивающимся Китаем и формирования в мире нового полюса силы, одним из направлений активности которого станут Кавказ и Центральная Азия.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie