Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
Политика
Прибалтика

Альгирдас Палецкис

Литва между Западом и Востоком: некоторые выводы

Какую идентичность хочет сформировать новая элита у литовцев?

Выступление на международной научной конференции «Гражданская идентичность и европейская интеграция как факторы развития молдавской государственности», организованной Ассоциацией историков и политологов „Pro-Moldova”, информационно-аналитическим порталом ava.md, Центром стратегического анализа и прогноза «EST – VEST» Республики Молдова, Ассоциацией внешней политики и международного сотрудничества Республики Молдова и проходившей в Кишинёве 5-6 октября 2011 г.


Литовский народ и государственность проявились уже в 13 веке, однако, уже в 14 веке они попали под сильное влияние Польши. Союз Польского Королевства и Великого Княжества Литовского на протяжении почти 400 лет реально означал верховенство нашего большого соседа, его культуры и языка. При этом в обширном Великом Княжестве Литовском от Балтийского до Чёрного морей этническая Литва составляла сравнительно небольшую территорию, примерно радиусом 150-200 километров вокруг города Каунас. Большинство земель княжества заселяли славяне. Литовская знать быстро полонизировалась. По литовски говорил только бедный люд в деревнях.

То есть, по форме Литва была государством – Великим Княжеством Литовским в союзе с Польским Королевством. А по сути правящие литовские слои, правители в центре и дворяне в провинции говорили на польском языке, переняли польскую культуру, религию – и пренебрежительно относились к холопам – литовцам на селе, которые потом ещё многие века поклонялись богам своих предков.

Потом наступили 200 лет власти российского царя. Польских правителей сменили российские наместники. Полонизацию сменила русификация. Свою первую формальную независимость, без союзов и конфедераций, литовцы обрели только после революции в России в 1917 году и распада царской империи, после чего, казалось, многие нации смогут пойти своим путём.

Однако все народности, когда- то заселявшие Великое Княжество Литовское, стали заложниками в геополитическом соперничестве между англосаксами, Германией, Польшей и Россией. Литва обрела формальную независимость, но только с условием, что она будет в тесном политическом и экономическом союзе с Германией, как государство-лимитроф, которое должно было сдерживать Советскую Россию на Западе. Таким же образом возникли и независимые Латвия и Эстония.

Период 1918 - 1940 годов - это время, когда на территории Прибалтики продолжалась борьба за влияние между Германией, Британией, Францией и СССР. Правящая элита Литвы, из-за своих экономических связей, тяготела к Западу, особенно к Германии. И это при том, что с 1933 года Германия стала фашистской. Это нисколько не смутило литовские власти. Ведь после Италии Литва стала вторым фашистским государством в Европе, когда в 1926 году у нас произошёл профашистский государственный переворот. (Кстати, Бенито Мусолини был награждён высшей государственной наградой сметоновской Литвы - орденом Витиса). Тем не менее, из за тяжелейшего своего экономического положения, народные слои в Литве и значительная часть интеллигенции склонялись к идеям социальной справедливости. Тогда, как и во времена Княжества Литовского, опять проявился психолигический и экономический водораздел между знатью и народными слоями.

После Второй мировой войны Литва 50 лет жила в СССР. За эти годы в Литве не мгновенно, но постоянно рос уровень жизни, появилась своя разветвлённая промышленность, а сельское хозяйство достигло добротного европейского уровня. В 1939 году СССР вернул Литве Польшей отобранную столицу Вильнюс и вильнюсский край, а в 1945 – Клайпеду и клайпедский край. Впервые за свою историю Литва объединила почти все свои этнические земли, да и не только этнические, так как в клайпедском крае этнические литовцы составляли меньшинство.

В 1988-89 годах Москва разрешила литовской элите взять курс на Запад, на, как тогда говорилось, возврат в Европу. Запад был объявлен добром, Восток – злом. (Под понятием Восток подразумевалось постсоветское пространство.) Запад идеализировался, Восток демонизировался. Был принят закон – он действует до сих пор – запрещающий интеграцию Литвы в любые политические и экономические пространства на территории бывшего СССР.

Литва вступила в НАТО и ЕС. Однако Парламент не решился спросить у народа на референдуме, что он думает про НАТО, хотя Конституция обязывала Парламент в вопросах стратегической важности проводить референдумы. В случае с ЕС референдум был, но с элементами подкупа граждан. А именно, тем, кто пришёл на референдум, на участках голосования выдавались талончики. После голосования их можно было в ближайшем магазине обменять или на бутылку пива, или на стиральный порошок. Так сказать, и для мужиков, и для женщин. Иначе могло кворума не хватить на евро-референдуме.

Какую идентичность хотела и хочет сформировать новая элита у литовцев? Некий сплав литовца-националиста- русофоба -европейца- и потребителя. Мифология литовского национализма строится довольно тщательно, начиная с преподавания истории в средних школах. Мною раньше коротко упомянутая история страны преподносится сугубо в национальных романтизированных тонах. Собственно, скажете, это не новость, так же поступают и многие другие страны. Может быть, однако я болею за свою страну и желаю, чтобы она избежала ловушек национализма.

Отсюда проистекает и русофобия, которая состоит на вооружении у многих политиков, чиновников, политологов. Период 1940-1990 годов называется у нас оккупацией, хотя никаких военных действий в 1940 году при вступлении Литвы, Латвии и Эстонии в СССР не происходило. После такой оккупации жизненный уровень стал подниматься, а число населения – расти (в отличии от теперешнего периода). Если уж так, тогда извольте вернутся к границам довоенной, до-оккупационной Литвы – без Вильнюса и Клайпеды...Акт независимости Литвы от СССР 11 марта 1990 года обьявил именно Верховный Совет Литовской Советской Социалистической Республики (ЛССР), избранный по законам ЛССР. Значит, господа, легитимность этого акта равна легитимности ЛССР?

Где оккупация, там и коллаборационисты – политики, чиновники, судьи, прокуроры, работники самоуправлений, министерств, милиционеры, учителя, профессора, и так далее, и тому подобное. Однако никто таким не признан. Оно и понятно. Ведь тогдашние бедные “жертвы оккупации”, в советское время успешно делавшие карьеры, то есть, эти самые коллаборационисты, сейчас правят страной под новой маской – под маской патриотов. Успели перестроиться.

Всё повторяется в истории на новом витке её спирали. Когда-то, помните, в средние века литовская знать предала свой народ, свою веру, и пошла на удобную службу польским панам. Потом перестроилась на царский лад, нашла себе нового хозяина. Потом, между двумя войнами, спокойно прислуживала Германии. Ну а при Горбачёве быстро сориентировались на нового хозяина за океаном. На Вашингтонский обком партии.

За 20 лет политических экспериментов экономика Литвы претерпела сильные изменения. Первый кризис грянул уже в 1989-1991 годах. Политика тогдашнего руководства - резко разорвать связи с Востоком, за один день разогнать колхозы, обернулась резким падением уровня жизни, упадком производства, безработицей. Не прошло и пары лет – навестил следующий, банковский кризис 1995 года, когда обрушилась вся банковская система. Несколько лет перерыва – и опять кризис, в этот раз отголосок российского дефолта. Опять несколько лет сравнительного оживления, построенного на кредитах скандинавских банков – и снова в яму, в этот раз вместе со всем миром, в 2008 году.

Что нам дали 4 свободы ЕС – свободное передвижение людей, услуг, товаров и капитала? Свободное передвижение людей обернулось массовой эвакуацией из Литвы за границу, бегством от безработицы и неравенства. Свободное передвижение услуг и товаров кончилось тем, что конкуренции не выдержали литовская промышленность и сельское хозяйство. Мы были так же вынуждены под давлением евро-лобби закрыть свою атомную электростанцию, которая поставляла сравнительно дешёвую электроэнергию, и которая была градообразующим предприятием. Свободное передвижение капитала привело к ликвидации литовской банковской системы и засилью скандинавских банков.

Не стоило строить Литву только как “национальный проект”, а надо было строить её и как “социальный проект” – это было бы адекватно реалиям и интересам всего общества. И не стоило возлагать необоснованные надежды на ЕС как на самоцель, как на клуб благотворительности. ЕС является только инструментом.

Сегодня в Литве командуем парадом не мы, а скандинавские банки и западные ТНК. Местная знать выбрала их как новых хозяев. В неудачах “элита” винит внешних, восточных врагов. Тут она путает причинно-следственную связь. Причина в ней самой, в непорядочности, некомпетентности и в социально-классовой природе литовской элиты.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie