Хлебные крошки

Статьи

Внутриполитический процесс в России
Общество
Россия

Сергей Черняховский

Ложные либералы

В среде элиты они по-прежнему весьма авторитетны

Либерализму в России не повезло. Его именем назвались люди, его риторику использующие, им клянущиеся, но никакого отношения к либерализму не имеющие.

В 90-е годы польский политолог Шацкий, исследуя политические и идеологические процессы в Восточной Европе, обратил внимание на явление, которое он назвал «протолиберализм».

Оно заключалось в том, что определённые группы общества, ведя борьбу против коммунизма и социализма, использовали как оружие либеральную риторику и либеральные знамёна, будучи на деле абсолютно чужды либеральным ценностям, не понимая и не разделяя их.

Тогда это могло казаться «детской болезнью» и называться «протолиберализм». Сегодня это явление точнее можно определить как «квазилиберализм». Или «лжелиберализм».

Либералов у нас часто зовут «оранжевыми». Хотя в реальном «оранжевом движении» участвуют представители сколов всех традиционных партийно-политических начал. Там есть и коммунисты, и консерваторы, и националисты.

В каком-то смысле главное, что их объединяет – это присвоение себе права говорить от имени народа. И при его отказе признать их своими представителями объявляют несогласное с ними большинство «дефектным».

Но при всём разнообразии составляющих «оранжевую палитру» сил – ядром и руководящим началом в ней являются отказавшиеся от либеральных и гуманистических ценностей носители либеральной фразеологии.

Для настоящих либералов либерализм означает приверженность идеалам Разума и Свободы.

Для ложных либералов либерализм – это их право на избранность, на роль интеллектуальных гуру, право стоять выше общества, его презирать и поучать. И, в конечном счёте, – не считаться с обществом.

Мировой либерализм давно отказался от рыночного фундаментализма и встал на путь требования государственного регулирования экономики. В России «оранжевые» навязывают обществу требования рыночной экономики, не считаясь с их катастрофическими последствиями.

Либерализм полагает, что любой народ имеет право жить в соответствии с теми идеями и ценностями, какие он разделяет. Наши «оранжевые» полагают, что люди должны жить по тем правилам, которые для них напишут они – «квазилибералы».

Либерализм считает высшим носителем и источником власти народ и признаёт его суверенность.

«Оранжевые» считают, что суверенитет народа – ничто в сравнении с нормами и правилами, провозглашёнными «избранными странами», которые они признают достойными подражания, и требуют подчинения воле этих «избранных».

Большинство общества «оранжевых» отвергает – и отказом им в уважении, и электоральным неприятием. В России люди, называвшиеся либералами, столь опорочили это вполне благородное имя, что оно стало ругательным.

Но вот в среде элиты они по-прежнему весьма авторитетны.

«Оранжисты» создают большой шум на площадях, имитируя, с одной стороны, «народный протест», а с другой – формируя театральный образ его «подавления властями».

В подконтрольных им СМИ «оранжевые» пропагандисты и агитаторы «гонят» соответствующую информационную волну, влияя на общественные симпатии.

Представители «оранжевых», сохранившие положение на высшем государственном уровне, инициируют рыночно-фундаменталистские экономические инициативы и упорно пропагандируют их.

«Оранжевые» не всегда громко, но настойчиво и упорно повторяют свои квазилиберальные рекомендации для власти, вновь создавая впечатление, что «иного не дано».

«Оранжевые» историко-публицисты продолжают фальсифицировать едва ли не каждый эпизод истории России, особенно её советского периода.

Они создают негативные представления о прошлом страны. Причём получают для этого возможности электронных СМИ. Сохраняя нередко статус глав академических НИИ, а иногда и ведущих вузов страны.

Однако, как только они получают публичный отпор – мгновенно используют все свои клановые возможности для кулуарного и административного давления на оппонентов, оказавшихся для них опасными.

«Оранжевые» отторгнуты обществом на политическом уровне. Но они допущены во власть и часто гостят в неформальных элитных аудиториях.

Они ненавидят и презирают ценности и настроения большинства общества – но сохраняют фактор мощного кланового влияния. В частности, выдавая себя в глазах и российской власти, и международных структур за носителей общественного мнения и представителей ожиданий народа.

Они остаются влиятельным фактором искажения воли народа и атавистическим препятствием на пути её осуществления.

Они сегодня активизировались и мешают развитию общества, навязывая ему рыночно-фундаменталистские и элитарные представления и проекты.

Нельзя двигаться вперёд, не отодвинув их с пути общественного развития.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie