Хлебные крошки

Статьи

Фото: страница А.Гапоненко в facebook.com
Дело Гапоненко
Политика
Прибалтика
Александр Гапоненко

Методика оценки выражений вражды: Фейсбук и латвийский суд

8 октября состоялось очередное заседание Видземского суда г. Риги в процессе по делу «Латвия против русского правозащитника Александра Гапоненко». Портал RUSSKIE.ORG публикует полный текст выступления Александра Гапоненко на суде.

Ваша Честь!

Прокурор на прошлом заседании изменил содержание обвинения в мой адрес. Сделал он это на основании заявления на предшествующем заседании, что перевод материалов дела с русского на латышский язык не является адекватным и попросил время на изменение текста перевода. Исправленный перевод материалов дела не был предоставлен мне или адвокату, не был предоставлен суду. Это означает, что дело рассматривается на основании старого текста перевода, который самим прокурором был признан не адекватным. Возникает вопрос, может ли дело рассматриваться дальше, если его материалы признаны прокурором, а на основе заявления прокурора и судом, неверно переведенными, а потому лишены доказательной силы?

В новом обвинении из доказательной базы убраны показания экспертов, которые были приглашены Полицией безопасности. Как я полагаю, произошло это потому, что защита привела доказательства того, что привлеченные эксперты не являются экспертами. Очевидно, это и послужило причиной исключения их показаний из материалов дела и изменения текста обвинительного приговора.

Почему показания экспертов были изъяты прокурором из обвинительного заключения? Потому, что эксперты не обладали соответствующий квалификацией и потому, что в ходе процесса они показали, что не могут привести обоснование той методике, которую применяли для оценки моих высказываний. Люди, претендовавшие на роль экспертов, произвольно взяли одну из нескольких десятков методик, которые существуют в мире и не могли дать обоснование причин выбора, то есть не дали методологического обоснования своего выбора.

Между тем, в Европейском сообществе в качестве основной методики оценки выражений этнической вражды используют методику оценки на основании нисходящих этнонимов. Эта методика используется также социальной сетью Фэйсбук, в рамках которой были сделаны мои публикации.

Фэйсбук, будучи под американской юрисдикцией, имеет жесткие правила контроля за высказываниями тех, кто пользуется его услугами. Они общедоступны. Так, в Правилах этой социальной сети сказано:

«Враждебные высказывания

Мы не допускаем враждебные высказывания на Facebook, так как они создают атмосферу запугивания и изоляции, а в некоторых случаях могут провоцировать насилие в реальном мире.

Под враждебными высказываниями мы понимаем непосредственные нападки на людей, мотивированные их расовой или этнической принадлежностью, национальностью, вероисповеданием …. Под нападками мы понимаем агрессивные или принижающие человеческое достоинство высказывания, утверждения о неполноценности или призывы к изоляции или сегрегации. Мы выделяем три уровня серьезности нападок, каждый из которых рассмотрен ниже.

Запрещается публиковать:

Уровень 1

Контент, направленный против человека или группы людей на основе… характеристик, подлежащих защите от дискриминации и содержащий:

враждебные высказывания или высказывания в поддержку насилия в письменном или визуальном виде;

высказывания или изображения, унижающие человеческое достоинство посредством сравнения или обобщения с последующими категориями, ярко выраженного описания их поведения:

насекомые;

животные, которые в данной культуре считаются существами низшими в интеллектуальном или физическом плане;

грязь, бактерии, болезни и экскременты;

сексуальные маньяки;

"недолюди", "люди второго сорта";

преступники, совершившие насильственные преступления или преступления на сексуальной почве;

другие преступники (в том числе "воры", "бандиты" или заявление о том, что "все [люди, объединенные защищенной или отчасти защищенной характеристикой] — преступники");

высмеивание понятия преступлений на почве ненависти, случаев или жертв таких преступлений, даже если на изображении не фигурируют реальные люди;

целенаправленные высказывания в письменном или визуальном виде, унижающие человеческое достоинство посредством сравнения, обобщения или ярко выраженного описания поведения;

призывы к сегрегации;

явная изоляция, включая, среди прочего, призывы к "изгнанию" или "запрету на доступ" к чему-либо;

политическая изоляция — отказ в праве на участие в политической жизни;

экономическая изоляция — отказ в доступе к экономическим правам и ограничение участия на рынке труда;

социальная изоляция — включает в себя, помимо прочего, отказ в доступе к определенным площадкам (в том числе онлайн) и социальным услугам».

Все публикации, которые содержат эти оскорбительные выражения Фэйсбук автоматически удаляет из публичного пространства, а если они повторяются, то закрывают на время или навсегда профиль человека.

Таким образом Фэйсбук исходит при определении первого - наивысшего уровня оскорбления методику оценки наличия в речи вражды нисходящих этнонимов - сравнения человека с насекомым, животным низшего ранга в данной культуре и т.д.

Высказывание депутата от Национального объединения Эдвина Шноре, требовавшего привлечения меня к уголовной ответственности в рамках еще одного уголовного дела, о том, что русские это вши – попадает под данную норму, а мои высказывания о том, что нацисты - преступники – не попадает под данную норму.

Причем, методика оценки выражений вражды применяется не только Фйсбуком, но и в практике всех европейских судов, в том числе ЕСПЧ.

Так вот, администрация Фэйсбука не оценила мои высказывания, которые исследуются судом в рамках этого уголовного дела, как оскорбительные. Об этом можно судить по тому, что эти высказывания продолжают, вот уже пять лет, быть публично доступны, то есть не удалены. Не удалены и мои видеосюжеты, в которых я рассказывал о шествии 16 марта, факельных шествиях во время которых звучат лозунги, придуманные руководителем довоенной латвийской фашистской партии, которое одно время называлась Национальным объединением, Густавом Целминьшем.

То есть, мои высказывания признаны легитимными, никого не оскорбляющими. Это, по существу, экспертиза моих высказываний администрацией Фэйсбука, действующей в строгом поле американской юрисдикции и по методике, которая опробована на опыте работы администрации социальной сети с четырьмя миллиардами пользователей, показавшей высокую эффективность. Это экспертиза, проведенная в соответствии с американским правом, которое действует в отношении пользователей Фэйсбука. Эта экспертиза говорит о том, что я в своих публикациях не разжигал этнической ненависти.

Более того, мои высказывания, оцениваемые прокуратурой, как разжигающие рознь, свободно воспроизводятся научными сотрудниками Музея оккупации Латвии и не расценивается, как разжигающая этническую рознь. Например, в публикации от 28 июня 2018 г. А.Гапоненко подвергается экспертами Музея оккупации критике за его политические взгляды, но не критикуется за разжигание этнической розни. Упомянутый материал был подготовлен Министерством культуры Латвии и в силу этого отражает позицию Латвийского государства .

Мои высказывания используются Музеем оккупации в ходе дискуссии по актуальным политическим вопросам и критикуется. Обоснованно или нет критикуется – это другой вопрос. Материал определен, как предмет для политической дискуссии, а не как предмет для уголовного преследования. Это своеобразная, и достаточно авторитетная, экспертиза Министерства культуры.

Теперь о собственно содержании высказываний, которые приводятся прокуратурой.

1.Высказывание от 27 февраля.

В соответствии с правилами формальной логики, субъектом высказывания в первой части являются «элиты» и «правящие элиты». Элиты - это элемент политической, экономической и социальной структуры любого общества. Элиты не имеют никакого отношения к этнической структуре общества. Дополнительная характеристика «прибалтийские» есть характеристика территориальной принадлежности элит, но никак не указывает на их этническую принадлежность.

Предикатом первой части выражения являются: «ориентация на исторический опыт довоенных республик», «переход на службу к немцам», «участие в уничтожении «неполноценных» элементов».

Таким образом в логическом суждении первой части выражения не упомянуты этносы, о них не выносится суждение.

Во второй части высказывания субъектом является «двадцать тысяч человек». Этническая принадлежность этих людей не упоминается. Предикатом второй части выражения является содержание их выкриков. Оценка содержания этих выкриков автором не делается. Таким образом в логическом суждении не делается утверждений о каких-либо этносах или этнических группах.

В третьей части субъектом высказывания является «эта картинка», то есть «шествие двадцати тысяч человек». Предикатом высказывания является «напомнила фильм «Триумф воли» Ленни Рифеншталь». Фильм «Триумф воли» никем не оценен, как преступный, он не запрещен. Сама Ленни Рифеншталь не подвергалась преследованию за сотрудничество с нацистским руководством Третьего рейха. Приводимое сравнение не может унизить «двадцать тысяч человек» причем не идентифицированного этнического происхождения.

В четвертой части высказывания субъектом является «все эти нацистские шествия», а предикатом «направлены против прибалтийских русских». В состав субъекта в неявной форме включено шествие 16 марта в Риге. Об этом писалось в той части поста, которую следствие, а потом прокуратура сознательно опустили. Высказывание носит гипотетический характер, в нем высказывается предположение, а не утверждение.

Предположение о возможности насилия автором делается на основании решений ряда авторитетных международных органов. В частности, в резолюции Европейского парламента от 25 октября 2018 г о росте нео-фашистского насилия в Европе N 2018/2869(RSP) упоминалось, в п. АС:

«поскольку ежегодно 16 марта тысячи людей собираются в Риге на День латышского легиона, чтобы почтить память латышей, служивших в Ваффен-СС».

В резолюции Европарламента отмечается необходимость:

«эффективно запрещать неофашистские и неонацистские группы и любые другие фонды или ассоциации, которые возвеличивают и прославляют нацизм и фашизм».

Европарламент упоминает «удручающие сообщения» о существующем между политическими лидерами, политическими партиями и правоохранительными органами отдельных стран-участниц сговоре с неофашистами и неонацистами.

В резолюции содержится призыв к государствам альянса «открыто осуждать и подвергать санкциям» преступления на почве ненависти, речь вражды и поиск виновных (среди меньшинств) политиками и государственными должностными лицами, поскольку они непосредственно делают нормой и усиливают ненависть и насилие.

В проходящем сегодня судебном процессе мы как раз имеем пример «поиска виновных (среди меньшинств) политиками и государственными должностными лицами, когда они непосредственно делают нормой (речи вражды) и усиливают ненависть и насилие (в обществе)».

Во всех четырех частях анализа данного выражения прокуратурой нарушена формальная логика. Взамен формулирования возможного состава преступления, прокуратура проводит декларативное возражение о неприменимости к моему случаю пользования свободой слова ст. 100 Конституции Латвии, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и части первой и второй статьи 19 Международного пакта о граждански и политических правах от 23 марта 1976 г.

2.Высказывание от 15 марта 2015 г.

Обратимся к анализу высказывания с помощью формальной логики.

Субъектом первой части выражения являются «В Латвии глорификация нацизма», а предикатом «есть элемент государственной политики». Это мое выражение полностью соответствует оценки данной в приведенной выше резолюции Европейского парламента 2018/2869(RSP). В оценке нет каких- либо этнических элементов и она не может расцениваться, как разжигание этнической розни.

Субъектом второй части высказывания является «правящая элита», а предикатом «построила этнократическое общество».

Выражение «этнократия» есть научная классификация типа правящего режима. Существует целое научное направление, которое изучает этнократические общества. Я позволю себе ссылку только на два авторитетных источника: Ethnocracy. Land and Identity Politics in Israel/Palestine. Oren Yiftachel, 2006. ETHNOCRACY: Exploring and Extending the Concept. James Anderson. Queens University Belfast.2016 and other.

В этой части выражения нет упоминаний об этносах, их негативной оценки.

Во второй части высказывания приводится пересказ содержания международной антифашисткой конференции, которая проходила в Риге в 15 марта. Целью этой конференции было противодействие героизации легионеров войск Ваффен СС. Текст выступления А.Гапоненко прокуратурой не приводится. Пересказ содержания выступления, даже самим А.Гапоненко, не позволяет судить о его содержании. В данном контексте это пересказ содержания выступления третьим лицом.

В третьей части высказывания субъектом высказывания является «материалы информационных кампаний», а предикатом – «должны возбуждать в среде латышей ненависть к «плохим» русским». Суждение относится к журналистам, которые ведут «информационные компании», к профессиональной группе людей, но не относятся к каким-либо этносам. Эти «информационные компании» представляют опасность для всего общества и разрушают его. Суждение направлено на то, чтобы приостановить такого рода компании.

Это мое опасение, высказанное в 2015 г. в интернете, не было безосновательным. Журналист и писатель Дидзис Седелниекс в июне 2018 г. написал у себя на страничке фэйсбук: "Презрительным словом русские или чуть более толерантным русскоязычные обычно обозначают низшего интеллектуального уровня homo sovetiqus вне зависимости от национальности. Это генетическое отклонение от общечеловеческих ценностей, у этих существ вообще нет ничего ценного, включая человеческую жизнь. Понятно, что большая часть общества их презирает, у генетической ошибки или болезни нет никакой связи с языком, на котором животное пытается говорить»

По данному факту я написал в июне 2018 г. заявление в прокуратуру, однако получил ответ, что в высказываниях журналиста Седелниекса не найдено состава преступлений. Ответ прокуратуры я могу предоставить суду при необходимости.

Выходит, что одним позволено делать унижающие заявления в адрес определенных этносов, сравнивать из с генетическим мусором, а других привлекают к уголовной ответственности за то, что они не хотят слушать такого рода выражения в свой адрес. Я это связываю с тем, что уголовный процесс против меня возбужден по инициативе руководства Национального объединения, которое как раз и выступает за такую одностороннюю трактовку закона и оказывает определенное давление на правоохранительные органы.

Во всех трех частях анализа данного выражения прокуратурой нарушена формальная логика и прокуратура проводит декларативное возражение о неприменимости к моему случаю пользования свободой слова ст. 100 Конституции Латвии, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и части первой и второй статьи 19 Международного пакта о граждански и политических правах от 23 марта 1976 г.

3.Высказывание от 16 марта 2015 г.

В соответствии с формальной логикой субъектом в первой части высказывания являются «американские танки», а предикатом «разместят у памятника Свободы». В этом суждении нет обращения к какому-либо этносу или нации, нет их негативной оценки.

Субъектом во второй части высказывания являлись «экипажи американских танков», то есть группа военных, а предикатом «будут мочиться там (у памятника Свободы)». Данное выражение оказалось пророческим, и я приводил суду ссылку на публикацию, в которой упоминалось, как американские военные мочились у памятника Свободы. Так, что это не оскорбление группы американских военных, а констатация печального поступка, который унизил символ латвийской государственности – памятник Свободы. Этот факт поведения американских военных расценивается мной негативно и вряд ли кто-то из латвийцев может оценить его положительно.

Субъектом третий части выражения косвенно являются «американские военные», а предикатом то, что они «грабили музеи в Ираке». Суждение сделано в адрес военных, а не американской нации. Данный факт подтверждается учеными искусствоведами. Например, авторитетный журнал The conversation приводит сведения о 15000 артефактов, похищенных из музеев за 36 часов после вторжения в Ирак американских войск в апреле 2003 г.

Упоминаний о том, что преступление было совершено американской нацией в моем выражении отсутствует и приписано мне прокуратурой необоснованно.

Во всех трех частях данного выражения прокуратурой нарушена формальная логика и прокуратура проводит декларативное возражение о неприменимости к моему случаю пользования свободой слова ст. 100 Конституции Латвии, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и части первой и второй статьи 19 Международного пакта о граждански и политических правах от 23 марта 1976 г.

4.Высказывание 16 марта 2015 г.

В соответствии с формальной логикой субъектом в первой части высказывания являются «американские танки», а предикатом «расстреливать местное русское население и обеспечить перемещение его в концлагеря». Это фраза есть пересказ чужого суждения, приведенного одним из участников шоу на телеканале «Россия 1». Это не есть выражение самого А.Гапоненко, что подтверждается его ссылкой на телеканал «Россия 1» и вводной фразой «Уже во всем мире понимают».

Во второй части высказывания субъектом является «шествие латышских нацистов 16 марта к памятнику Свободы в Риге», а предикатом «демонстрация готовности нынешних властей повторить этнические чистки». Прокуратура совершает двойную подмену понятий. Во-первых, в субъекте понятие «латышские «нацисты» заменяется на понятие «латышский этнос». Во-вторых, в предикате понятие «нынешние власти» заменяется на понятие «латышский».

Это утверждение прокуратуры совершенно не соответствует действительности и не соответству.т современному научному представлению о том, что такое нацизм. «Нацисты» есть характеристика группы людей, которые придерживаются нацистской расовой концепции и проводят политику порабощения и уничтожения людей по принципу их расовой принадлежности. В годы Второй мировой войны практически все европейские нации раскололись на тех, кто на деле реализовывал нацистскую концепцию («коричневый» проект), тех, кто придерживался коммунистических взглядов («красный» проект) и практик и тех, кто придерживался либеральных буржуазных взглядов и практик («белый» проект). Ни одна из европейских наций не была целиком нацистской, коммунистической или либерально-буржуазной. На эту тему мной написана монография «Европейский фашизм: проблемы идентификации и преодоления». Большая часть этой монографии уже опубликована. Она основана на одной тысячи научных источников. Готов предоставить суду эти материалы и прошу сделать их экспертизу. Правда, этих материалов 800 страниц.

Руководители «красного» проекта в Латвии В.Лацис и Я.Калнбернзс мобилизовали в годы войны на свою поддержку приблизительно столько же людей, сколько в поддержку «коричневого» проекта мобилизовали О.Данкарс и В.Вейс. Обе элитные группировки пользовались внешней поддержкой – Германией и СССР. «Белый» проект строился Константином Чаксте, возглавлявшим Центральный совет. Он получил слабую поддержку масс в тех условиях.

Всем этим политически деятелям установлены памятники на могилах, сторонники каждого проекта покланяются своим героям. Я снял на эту тему три документальных фильма, длительностью около часа каждый: «Остланд. Ночь под свастикой», «Латвия, которую мы потеряли». ч.1 и ч.2 . Даю ссылку на видео в интернете.

Я описал историческую ситуацию в нескольких своих книгах, в том числе в книге «Люди греха и удерживающие». Даю ссылку на текст книги.

Во всех этих научных работах я провожу мысль о том, что нацизм есть инструмент, который правящие элиты использовали для того, чтобы удержаться у власти в периоды кризисов. Везде я отмечаю, что этносы делились на части, которые сражались между собой за тот или иной проект. Я привожу ссылки на решение Международного военного трибунала, который наказывал правящие элиты, которые инициировали внедрение нацизма. Поэтому утверждения прокуратуры, что я отождествляю нацизм и латышский этнос не только формально ошибочны, но и не соответствуют моему представлению о сути происходивших и происходящих в настоящее время в обществе процессов.

Во всех частях данного выражения прокуратурой нарушена формальная логика и прокуратура проводит декларативное возражение о неприменимости к моему случаю пользования свободой слова ст. 100 Конституции Латвии, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и части первой и второй статьи 19 Международного пакта о граждански и политических правах от 23 марта 1976 г.

5. Пост от 23 марта 2015 г.

В обвинении, которое выдвинуто прокуратурой, утверждается, что он был опубликован на странице агентства новостей «Regnum». Повторно обращаю внимание суда, что он был опубликован на странице «Российской газеты». Эта повторная ошибка свидетельствует о том, что перевод текста был опять сделан не с первоисточника, а с материалов, которые предоставила Полиция безопасности. Я уже писал, что эти материалы были сфальсифицированы следователем А.Булсом, но они повторно взяты прокуратурой в качестве свидетельств моей виновности.

Теперь о содержании приведенных высказываний.

В соответствии с формальной логикой субъектом в первой части высказывания являются «правящие элиты», а предикатом «(устроили) милитаристскую истерию». Упоминаний о латышском этносе нет.

Во второй части высказывания субъектом является «Латвия», а предикатом «готовится к войне». Упоминаний о латышском этносе нет.

В третьей части высказывания субъекта нет вообще, косвенно можно предположить, что это государство «Латвия». Предикатом в этом высказывании является «расправа с инакомыслящими и представителями нацменьшинств». Упоминаний о латышском этносе нет.

Опасения за судьбу этнических меньшинств у А.Гапоненко, как и у любого другого человека, вызвали заявлений членов латвийских правящих элит и многочисленные публикации на эту тему. Часть публикаций такого рода я уже приводил суду. Приведу еще одну.

Немецкая компания, специализирующаяся на наборе платной массовки для военных учений, разместила в марте 2017 г. объявление о наборе русскоязычных статистов для проведения маневров на баварском полигоне под Нюрнбергом. Наемные статисты должны были изображать русское гражданское население на учениях с участием 15 стран НАТО и партнеров альянса. На этих учениях отрабатывалось взаимодействие Сил специальных операций США с латвийскими и эстонскими силами специального назначения. Ссылка на электронный ресурс, где приводится это объявление я прилагаю.

В четвертой части анализируемого высказывания субъектом является «русская часть населения», а предикатом «запугивают», «возбудили уголовные дела», «понуждают уйти с общественной деятельности», «угрожают». Упоминаний о латышском этносе в выражении нет. Обращаю внимание суда на то, что это было не мое высказывание, а пересказ высказывания, сделанный корреспондентом.

Многочисленные факты угроз, возбуждений уголовных дел и других форм преследования приведены в брошюре А.Гапоненко «Преследование правозащитников в Прибалтике». Книга презентована на сессии ОБСЕ в Варшаве. Даю на эту презентацию ссылку на сайт ОБСЕ (118 минута) .

Во всех четырех частях данного выражения прокуратурой нарушена формальная логика и прокуратура проводит декларативное возражение о неприменимости к моему случаю пользования свободой слова ст. 100 Конституции Латвии, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и части первой и второй статьи 19 Международного пакта о граждански и политических правах от 23 марта 1976 г.

6.Пост от 27 марта.

В обвинении, которое выдвинуто прокуратурой, утверждается, что он был опубликован на странице агентства новостей «Regnum». Повторно обращаю внимание суда, что он был опубликован на странице «Российской газеты». Эта повторная ошибка свидетельствует о том, что перевод текста был опять сделан не с первоисточника, а с материалов, которые предоставила Полиция безопасности. Я уже писал, что эти материалы были сфальсифицированы следователем А.Булсом, но они повторно взяты прокуратурой в качестве свидетельств моей виновности.

Теперь о содержании приведенных высказываний.

В первой части высказывания идет упоминание о дискуссии с некой персоной по имени «Улдис». Фраза вырвана из контекста. «Улдис» вступил с требованием депортировать всех русских из Латвии, как оккупантов, защищал легионеров войск Ваффен СС, как героев. Это провокационное высказывание «Улдиса» Полиция безопасности сознательно не привела в своих материалах, хотя оно является ключевым в диалоге. Это фальсификация материалов, которую совершил следователь А.Булс.

Вторая часть высказывания. Это высказывание корреспондента «Российской газеты». А.Гапоненко никогда не подтверждал того, что он произносил эту фразу. Тем не менее в выражении нет упоминаний о латышском этносе.

Во всех частях данного высказывания прокуратурой нарушена формальная логика и прокуратура проводит декларативное возражение о неприменимости к моему случаю пользования свободой слова ст. 100 Конституции Латвии, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и части первой и второй статьи 19 Международного пакта о граждански и политических правах от 23 марта 1976 г.

7.Пост от 31 марта 2015 г.

В соответствии с формальной логикой субъектом в первой части высказывания являются «латышские журналисты», а предикатом «обеспокоились раскрытием планов американцев репрессировать русское население Прибалтики в час «Х». В предикате выделена профессиональная группа – журналисты. Это никак не латышский этнос.

Во второй части высказывания субъектом являются «латышские журналисты», а предикатом «туземцы(русские) хотят говорить на родном языке» и «(русские)не хотят целовать американские танки». В субъекте означена профессиональная группа – журналисты. Это никак не латышский этнос.

Основания для опасений русских действий американских войск дают публикации изданий близких к американским военным властям. Так, сценарии подавления русских бунтов подробно прописан в аналитической разработке американской организации RAND, работающей на правительство США. Разработка называется: Deterring Russian Aggression in The Baltic states through Risilience and Resistаnce .

На 17-18 странице разработки даются рекомендации как проводить военные учения по сценарию восстания русских этнических меньшинств по причине их дискриминации и преследования. Сценарий предполагает аресты и изоляцию русских активистов силами местных спецслужб и спецслужб членов НАТО.

Во анализе данного выражения прокуратурой нарушена формальная логика и прокуратура проводит декларативное возражение о неприменимости к моему случаю пользования свободой слова ст. 100 Конституции Латвии, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и части первой и второй статьи 19 Международного пакта о граждански и политических правах от 23 марта 1976 г.

Общая оценка обвинений, которые делает прокуратура в мой адрес должна быть сделана на основании резолюции ПАСЕ по поводу угроз свободе слова и журналистам за номером 2317- Threats to media freedom and journalists’ security in Europe.

В пункте 2 этой Резолюции отмечается: «Угрозы, притеснения, правовые и административные ограничения, политическое и экономическое давление (на журналистов А.Г.) широко распространены. Хуже того, в некоторых странах, журналисты, которые ведут расследование коррупции или преступлений властей, или кто громко критикует политических лидеров или правящее правительство, подвергаются психическим атакам, произвольному тюремному заключению, пыткам и даже убийствам».

Прошу суд рассмотреть приведенные мною факты и аргументы в пользу того, что уголовный процесс против меня носит заказной политический характер со стороны руководства партии Национальное объединение, и направлен на навязывание обществу национал-радикальной идеологии, а приведенные следствием факты подобраны тенденциозно и с целью не допустить мою деятельность по защите интересов русской части населения, которое выбрало меня для реализации функций представительства. Я подробно рассказал о своей правозащитной деятельности и показал, что она основана на научных исследованиях и распространении выводов, которые я делаю из этих исследований. Мои высказывания должна быть рассмотрена в ходе научных споров, политических дискуссий в СМИ, но не быть предметом уголовного преследования. Такое право мне дает демократический строй, который закреплен конституцией и законодательством Латвийской Республики, международными договорами.

Александр Гапоненко

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie