Хлебные крошки

Статьи

Русские в дальнем зарубежье
История

Алексей Еровченков. корр. ИТАР-ТАСС в Рабате

Мир праху твоему, земляк мой марокканский

В Рабате – столице Королевства Марокко русская община по сравнению с Касабланкой была невелика

Совершенно неожиданно в самом центре марокканского порта Касабланка на моем пути вырос высокий забор. Невольно поднял голову вверх и увидел подлинное чудо: на фоне голубого неба сверкает в лучах солнца синий купол чисто русской церкви. Правда, она уже без креста. Рядом с наглухо закрытой калиткой надпись: "Верховный комиссариат ООН по делам беженцев".

Эта нечаянная встреча в далекой Касабланке, конечно же, пробудила большой интерес к почти живому посланцу земли российской в Африке на побережье Атлантического океана. Как узнал корреспондент ИТАР-ТАСС от священнослужителей Русской Православной Церкви в Рабате, где почти 70 лет совершается служба в храме Воскресения Христова, оставшемся потом нам в наследие от россиян, вынужденно покинувших Родину после трагических событий семнадцатого года, в Рабате – столице Королевства Марокко русская община по сравнению с Касабланкой была невелика. Впрочем и там некогда жили такие прославленные "птенцы гнезда Петрова", как графская семья Шереметевых. И все же наибольший наплыв из России, сперва первой, а затем второй волны эмиграции в Марокко пришелся на международные морские ворота королевства – Касабланку, где легче было прокормиться и найти работу. А вместе с "русским духом" запахло и Русью, а притягательным духовным центром общения стал первый православный храм Успения Пресвятой Богородицы, и поныне стоящий на улице Блида. Вот только со временем община распалась, а часть здания этой церкви было отдано под офис ООН.

В 1935 г. среди членов русского кружка в Марокко возникла идея создания своего храма. Первоначально в Касабланке оборудовали часовню в наемном помещении. Затем был устроен и храм в честь Успения Пресвятой Богородицы. После Второй Мировой в 1948 году он перешел в ведение Русской православной церкви за границей.

Когда-то, рассказывают очевидцы, в ряде кварталов Касабланки бурлила жизнь марокканских москвичей и петербуржцев. По утрам арабы громко кричали по-русски "Горячие бублики", "Капуста и огурчики", "Клубника и апельсины", "Все дешево". А по вечерам русские таксисты и рыбаки зазывали к себе соседей на... рюмку водки.

После Второй Мировой войны компактным местом проживания русских, приехавших в Марокко из беженских лагерей Германии, стал поселок Бурназель, в пригороде Касабланки. Там также возникла необходимость устройства церкви. В 1950году община на собрании под председательством адмирала Русина подняла вопрос о строительстве новой церкви. Апександр Иванович Русин, выпускник Морского корпуса (1881 г.), в составе Русской эскадры оказался в Тунисе в порту Бизерта. Позднее он эмигрировал в Марокко, где и скончался в 1956 году. Среди жителей Бурназеля в пятидесятые годы было около 800 русских. Один из учредителей храма инженер Травлев обратился к соотечественниками с призывом: "Не гасите в себе той старой истинной русской православной самобытности, благодаря которой мы сохраняем на чужбине свое русское начало, обычаи и церковную жизнь, что так облегчает нам тяжелую судьбу в изгнании!"

Временно, до постройки храма, богослужения проводились в бараке. Образовалась домовая церковь, посвященная Святой Троице. О пасхальных торжествах 1952 года, проходивших в этом временном храме, имеются записи: "Еще задолго до полуночи русская часть поселка бывших французских комбатантов ожила. Съехалось много французов, уже по привычке встречающих русскую православную Пасху. От многочисленных зажженных свечей издали было видно зарево вокруг церковного барака. Эффектное, приятное русскому сердцу впечатление, производила зеленая луковка с восьмиконечным православным крестом. Куполок освящался прожекторами, ярко горели буквы "Христос Воскресе". Вход был украшен зеленью и пальмовыми ветвями".

Наиболее обездоленным помогал местный Красный Крест. Возглавляла работу этой организации в Касабланке княгиня В.В.Урусова. Она устраивала благотворительные балы под масленицу.

В 1956 г Марокко освободилось от французского протектората. Иностранцы, в том числе русские покидали страну в массовом порядке. Дипотношения между СССР и Королевством Марокко были установлены в 1958 году.
После этих событий русские эмигранты стали активно покидать африканские края. И сегодня, если что-то и осталось от былых времен, так это пара касабланкских храмов, да одинокие кресты на христианских кладбищах Марокко. И все же нет-нет и поклонится своим соотечественникам в Марокко заезжий российский турист, моряк или дипломат, читая на входе: "Мир праху твоему".

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie