Хлебные крошки

Статьи

Молдавский разлив
Политика
Молдова и ПМР

Петр Шорников

Молдавия: что есть и чего нет в учебниках истории? (I)

Насаждение клише румынизма

Публикацию статьи Олега Краснова «История румын как линия фронта информационной войны» от 20 декабря прошлого года с обзором молдавских учебников истории нельзя не признать своевременной и заслуживающей общественного внимания.

Автор обоснованно выразил тревогу по поводу содержания школьных учебников. Научный труд, резонно отмечает он, прочтут всего несколько коллег, а вредную и опасную чепуху, включенную в учебники, на протяжении многих лет будут вынуждены читать и произносить вслух десятки тысяч детей. Посредством учебников осуществляется идеологическая индоктринация нового поколения граждан нашей республики по стандартам соседнего государства.

О том, к чему это ведет, свидетельствуют результаты переписи 2004 года: пятая часть населения, прежде всего молодежь, назвали родной язык румынским. Погром помещений, где размещались глава государства и парламент республики, проведенный 7 апреля 2009 года руками тех, кто воспитан на курсе «История румын», еще раз показал, что молодые оказались идеологически обезоруженными, а потому подверженными политическим манипуляциям.

Нельзя сказать, что насаждение клише румынизма не встречает в Молдавии противодействия. Вскоре после провозглашения независимости в 1993 году в Кишиневе издана книга «Молдаване в истории», а в 1997-м – альтернативный курсу «История румын» научный труд «История Молдовы с древнейших времен до наших дней», написанный группой авторов во главе с членом-корреспондентом Академии наук Молдавии  В.И. Царановым. Развернутую критику исторической концепции румынизма дал В.Н. Стати в своих трудах «История Молдовы в датах», «История Молдовы», «Молдавско-румынский словарь», «Язык моей страны», «Молдаване» и др. Им раскрыты концептуальная несостоятельность и антинаучный характер содержания курса «История румын», нецелесообразность его преподавания в учебных заведениях Молдовы.

В 2000 году в журнале «Мысль» № 2 (10) и в ряде кишиневских газет опубликована статья автора этих строк «Концепция забвения. Идеологическое вторжение в Республику Молдова». Идеология румынизма рассмотрена нами также в монографиях «Молдавская самобытность» и «Бессарабский фронт. 1918-1940». На полемике с адептами «Истории румын» построена книга С.М. Назарии и В.Ф. Степанюка «Бессарабский вопрос в историографии. 1917-1947». И наконец, фундаментальный этнологический труд «Молдаване» под редакцией одного из виднейших этнологов России действительного почетного академика АНМ профессора М.Н. Губогло издан в Москве. С научных позиций исследуется спорная проблематика истории Молдавии и в работах некоторых других исследователей.

Научную обоснованность позиций историков-молдавистов признают и их оппоненты-румынисты (они же – унионисты, сторонники присоединения Молдавии к Румынии). Двадцать лет, прошедшие после включения в программы учебных заведений Молдовы «Истории румын», показали, что местные авторы учебников, написанных в русле этого курса, избегают научных дискуссий с молдавистами. В редких историографических обзорах они лишь навешивают на молдавистов ярлыки и указывают на несоответствие их взглядов исторической концепции румынизма.

Румынские историки пытаются «дать бой». В конце 90-х группа авторов под руководством профессора Иоанна Скурту выпустила книгу «История Бессарабии», призванную опровергнуть трактовку молдавской истории, данную в «Истории Молдовы с древнейших времен». Там есть нападки на историков республики, сохранивших верность научному методу, но аргументов, способных убедить исследователей в ошибочном характере их построений, нет. Историческая концепция румынизма, как явствует из этой работы, предназначена для использования только в пределах Румынии, где ей обеспечена государственная поддержка. Цель фальсификации истории румынисты особенно не скрывают: вмешательство во внутренние дела Болгарии, Украины, Венгрии, Сербии под предлогом защиты румынских – точнее, восточно-романских – меньшинств и предъявление этим странам территориальных притязаний. В Молдове же унионисты проводят политико-идеологическую подготовку ее аннексии Румынией.

Действенность этой пропаганде придает использование для ее распространения системы образования РМ. Однако ее научное обеспечение остается шатким. То обстоятельство, что число учебников по истории румын, изданных в Кишиневе только за последние десять лет, превысило 40, свидетельствует об отсутствии одного базового учебника, способного выдержать научную критику, об уязвимости постулатов, в соответствии с которыми они построены, и о слабости аргументации. Однако разнобоя в трактовке ключевых вопросов молдавской истории кишиневские историки-унионисты не допускают. Они осознают научную несостоятельность исторической концепции румынизма и не пытаются, как это принято в науке, опровергнуть построения ученых-молдавистов, приводя научные аргументы. Авторы-унионисты отдают себе отчет, что решают задачи политической пропаганды, а не науки. Тем не менее разоблачение несоответствия построений унионистской историографии Молдовы установленным наукой фактам, тенденциозности включенных в учебники оценок являются первоочередной задачей научной критики.

Среди историков признано: факты священны, трактовка свободна. Но общепризнанна в науке и свобода критики. При обсуждении научных работ, тем более учебников, принцип «веришь – не веришь, а врать не мешай» неприменим. Рассмотрение учебников истории представляет интерес с точки зрения текущей политики. Содержание монографий можно признать отражением воззрений или заблуждений их авторов. Но материалы, включенные в учебники, независимо от степени их достоверности, самым определенным образом выявляют «генеральную линию» властей предержащих. Поэтому рассмотрим учебники для 6-го, 7-го и 8-го классов, изданные в 2011 году во время правления Альянса «За европейскую интеграцию». Итак, какова подлинная идеология АЕИ?

Основными положениями исторической концепции румынизма, тиражируемыми в учебниках и исторической литературе с начала 90-х годов ХХ века, как показано нами в книге «Поля падения: Историография молдавской этнополитики»[1], являются мифы о двухтысячелетнем проживании «румын» в «румынском пространстве», произвольно определяемом в пределах от Тисы до Днестра и неопределенно далее на восток, о заговоре соседей, перманентно враждебных «румынам», о «Спасителе» с железным кулаком, об «Объединении» и «Золотом веке». Хотя никто не отрицает, что во времена Стефана Великого (1500 год) молдаване составляли только половину населения княжества, а 40 процентов жителей были русины, история Молдавии и во времена СССР, и позднее излагалась как история только молдаван. Удалось ли избежать этих пороков составителям новейших учебников?

Ныне учебники по «истории румын» включены в книги по всеобщей истории и занимают примерно половину их объема. Они красочно оформлены и содержат разнообразный документальный материал. Рассмотрим те разделы, в которых имеются материалы по истории Молдавии. Их содержание вызывает вопросы, прежде всего, методологического свойства. Термин «румыны», означавший крепостных крестьян в княжестве Валахия и запущенный в политический оборот в качестве политонима в середине XIX столетия, очерчивал круг подданных Объединенного государства Валахии и Молдавии, созданного в 1859 году. Этот термин, затем внедренный в массовое сознание как этноним, объединяющий валахов и молдаван, авторы учебников опрокидывают в прошлое на тысячи лет. Самоназвание молдавского народа «молдовень» присутствует в учебниках главным образом в выдержках из документов.

В расчете на формирование у школьников представления о принадлежности Молдавии к «румынскому пространству» иллюстрирующие текст политические, экономические карты и карты военных действий без научных на то оснований охватывают все области от Днестра до Тисы. Политическим клише предстают в учебниках очертания Большой Румынии 1918-1940 годов, включая оккупированную Бессарабию, наложенные на карты Европы I-XVIII веков. Столь же ненаучны используемые в учебниках термины «румынское пространство» и «румынские страны». В отсутствие румын таковых просто не было.

Мифологичен также тезис румынской историографии о дако-римских корнях румын. Даки жили в Карпатах до начала II века нашей эры, когда были большей частью уничтожены римлянами. Наверное, вo II-III веках в этих областях проживало население, составленное из потомков даков и их поработителей, но с 272 года, после отвода Римом своих войск и администрации, здесь наступило «темное тысячелетие». О существовании севернее Дуная романского населения до XII века письменных свидетельств нет. Гораздо дольше римлян этими землями владело германское племя гепидов, но ни одного гепидского слова в румынском языке не обнаружено, следовательно, с гепидами потомки дако-римлян не соприкасались. В учебнике для 6-го класса об этом не упомянуто ни единым словом.

Создавая иллюзию румынского «присутствия» в Карпато-Дунайских землях, составители учебников толкуют о «завершении» уже в VIII-IX столетиях процесса «формирования румынского народа». Доказательством тому должны, видимо, послужить снимок камня со славянской надписью 943 года, найденного в Добрудже, и текст русской летописи «Повесть временных лет» (XII век) с сообщением о столкновении славян с волохами на Дунае. Так кто же жил до этого в Карпато-Дунайских землях – славяне или волохи? Историки согласны: с конца VII века территория между Дунаем и Карпатами, будущая Валахия, входила в состав Первого Болгарского царства. Но проживание в княжествах Молдавия и Трансильвания русинов, а в будущих Добрудже и Валахии – болгар составители обходят молчанием.

Дабы внушить школьникам ложное представление о существовании у молдаван и валахов общей истории, авторы учебников прибегают к параллельному описанию политических событий в четырех государствах – Валахии, Молдавии, а также Трансильвании, где государствообразующим этносом были венгры, и Добрудже, преимущественно болгарской по составу населения. Прием, некорректный в научном плане, используется составителями сознательно, поскольку им известен признанный румынскими учеными и наглядно доказанный в 60-70-е годы ХХ века молдавским медиевистом П.В. Советовым взаимно независимый и часто разновекторный характер социально-политического развития этих государств.

Как противоречащая тезису о единстве «румынских» стран засекречена тематика молдавско-валашских войн – а их только во времена Стефана Великого было более 20 – и соучастия валахов во вторжениях в Молдавию турок, венгров и татар. Интересно, что подумают молодые люди о курсе «История румын», когда прочтут о войнах Валахии против Молдовы в правдивых книгах Николая Мохова, Василия Стати и других исследователей, как, впрочем, и историков творивших еще в 20-е–30-е годы, во времена румынской оккупации Бессарабии – Иона Нистора, Александра Болдура, Штефана Чобану?

(окончание следует)

_________

Фото – http://blogosfera.md/view-post-v-108026-0-romana.html




[1] Шорников П.М. Поля падения. Историография молдавской этнополитики. Кишинев, 2009.


Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie