Хлебные крошки

Статьи

Россия и Русский мир
Политика
Украина

Виктор Шестаков

Можно ли пришить оторванное?

Рассуждения человека, у которого отъяли Родину

«Широка страна моя родная!», - пели когда-то счастливые и не очень счастливые обитатели Советской «империи», которая унаследовала (хотя и усеченную в результате октябрьского слома 1917-го) территорию Империи Российской, собираемой столетиями ратных и трудовых подвигов наших предков. Советская «империя» оказалась скоротечной - ЦК КПСС, ВЦСПС, ДОСААФ и ЦК ВЛКСМ не смогли выдержать встречного удара, осуществленного при содействии своих же «перевертышей», и страна была брошена в пропасть испытаний нищетой, дефолтами, кровавыми бойнями, разрухой и разделениями. А еще, ставшая вдвойне территориально меньшей, Мамка-Россия была испытана изменой своих детей, волею судеб, приказов, планов и бытовых неурядиц, оказавшихся разбросанными по осколкам бывшей империи.

Об этих детях, было дело, на время забыли. Но они не захотели отгрызать пуповину, связывающую их со своей исторической Родиной, с ее историей, героями, культурой, Верой. Эти полузабытые дети стали собираться, организовываться и защищать «Свою Великую Россию» за ее новыми границами самостоятельно, причем, поначалу, делать это без ведома самой России. Они решили воевать за убиваемый русский язык, за изнасилованную русскую историю и, в конце концов, за геополитические интересы своей Великой Родины, которую, казалось, весь мир хотел поставить на колени, разорвать на куски, уничтожить. Так и появилось на белый свет то, что позже стали называть «российскими соотечественниками». Более того, их так назвала сама Россия, назвала и признала, что этого продукта довольно много, особенно в стратегически важных для России государствах СНГ.

Но признание существования не есть решение вопроса, тем более, что жизнь, благодаря содействию «цивилизованной мировой общественности», не прекращает подкидывать инновации, вроде агрессивного Саакашвили, «бронзовой ненависти» Эстонии, «газо-голодоморных штучек» Украины… Усиление национально-государственных интересов политического класса России также способствовало тому, что в риторике первых лиц России заговорили о работе с соотечественниками, как о «приоритетном направлении внешней политики страны».

Война в Южной Осетии и информационный нокаут, в который едва не отправили Россию, продемонстрировал, как важны «русские заграницы». К соотечественникам стали присматриваться еще внимательнее, чем это было в предыдущие два-три года. В таких условиях пришла пора разобраться - кто же сегодня этот самый «соотечественник» и кем он должен стать в будущем?

Де-факто, согласно крайне запутанной и достаточно аморфной нормативно-правовой базе, касающейся этого вопроса, российским соотечественником может быть даже президент-русофоб, вроде Ющенко или лидер гипернационалистов Олег Тягнибок. Ведь еще на устах тезис о соотечественниках, как о лицах, «имевших гражданство СССР». Указанное гражданство имели практически все русофобы современности, не родившиеся в США, Канаде или Западной Европе. Согласитесь, что таковых - лучше гнать взашей.

Вторая категория «опасных соотечественников» - это современные прагматики. Обладая универсальным нюхом и пронырливостью, они увидели в данной теме личный интерес. Таких в любом «государстве проживания соотечественников за рубежом» (особенно на постсоветском пространстве), становится все больше и больше. Вовремя назвавшись «российскими соотечественниками», хотя далекие от этого, по сути, и даже по роду действий, используя ресурс гуманитарных и иных государственных программ России, направляемых на работу с соотечественниками, эти господа, активно эти программы используют для собственного пиара в рамках региона или ради решения своих каких-то исключительно шкурных интересов. Примеров можно провести массу – разве кто-то проверял, что за дети едут на учебу в ВУЗы России, кто получает и куда девает российские книги? Увы, зачастую подобные организации «лжесоотечественников», являются даже незарегистрированными, но по каким-то непонятным причинам им вовсю идут навстречу, игнорируя при этом людей давно и преданно работающих для Движения соотечественников.

К примеру, в г. Кременчуге Полтавской области подвизался на теме соотечественников некто А.Мельник - председатель некоей «Ассоциации содействия международному бизнесу и развитию», руководитель «Международного центра народной дипломатии имени В.Казимира»... Любопытно, что этот господин неизвестен государственным органам Украины как представитель некой «организации российских соотечественников». Неизвестен он и существующим местным русским организациям, зато он хорошо известен в тех российских «местах», которые почему-то поддерживает его ресурсами. Все бы ничего, если бы пан Мельник не был одним из основных местных популяризаторов вступления Украины в НАТО, и его не окружали активисты ющенковской партии «Наша Украина». О подобных соотечественниках могут поведать во многих государствах мира. И вопрос здесь даже не в том, что мы «указываем» России с кем «дружить», а с кем нет. Наверное, Россия должна сама разобраться. Но встает вопрос: если работать так, какое будущее у Движения соотечественников? Мнений, наверное, будет много. Мое мнение такое: будущее у Движения соотечественников, слагаемого, культивируемого из таких субъектов и представляемых ими объектов – мазепинское. Ведь и нынешнего «героя Украины» Ивана Степановича тоже уличали в его пороках, направленных против России люди, верные ей. Но тогдашняя власть тоже любила «успешного бизнесмена от политики» Мазепу, тоже ставила на VIP-ов, каковым, без всякого сомнения, на этих территориях оный Иван Степанович являлся... Чем эта любовь обернулась – всем известно.

Я вспоминаю слова из выступления главного редактора газеты «Русская Правда», председателя Правления Всеукраинского Объединения «Русское содружество» Сергея Проваторова, сказанные на одном из собраний Русской общины Полтавы: «Нам не обязательна любовь к России «до слез», не обязательны всхлипывания во время прочтения стихов Пушкина, мы не хотим, чтобы российские соотечественники, оказавшиеся в украинской резервации, превратились в идолопоклонников, для которых идолом стала бы Россия в ее нынешнем состоянии. Нам нужны те, чья любовь к России, к ее истории, культуре, духовности, языку, к ее пространствам была бы искренней, честной и вне зависимости от того, нравится ли нам то, или иное решение российской власти. Мы должны стремиться к тому, чтобы в фундаменте, в ядре, в стержне Движения российских соотечественников находились люди, объединенные в организации с четко обозначенным вектором. Которые, независимо от политической конъюнктуры по обе стороны украинского кордона, служили бы непреходящим ценностям Русского Мира. С другой стороны, эти люди, эти объединения, которые только и могут быть надежными партнерами России в деле защиты, сохранения и преумножения богатств Русского Мира, также имеют право на взаимность со стороны российского общества и государства». При этом, С.Проваторов настаивает на том, что российские деятели, - государственные, общественные, представители СМИ, - должны, наконец понять: не может быть «украинских русских» или «украинских российских соотечественников». Они либо российские, либо украинские соотечественники. Отсюда и результат может быть такой, или такой, но другой, отличный от ожидаемого.

Я бы акцентировал внимание российского общества на том, что заигрывания с элементами ненадежными, или еще недостаточно надежными, как и вообще всякое заигрывание с украинством и либеральщиной имеют право быть только в том случае, когда сформирован этот стержень, это ядро, когда построен тот фундамент, о котором говорил С.Проваторов. Без этого у российской гуманитарной политики на Украине нет никакого будущего. Никакого!

Еще одна категория «соотечественников», состоящая из осколков политических партий, которые рано или поздно, а то и по несколько раз – вспоминают о своей «любви к России». Этакие «русофилы по нужде», или «россияне от погоды» (в смысле – конъюнктуры).

Часто эти эпизодические обожатели России находят в ее лице горячий отклик. Однако сама Россия не получает ожидаемого.

Почему это происходит?

Во-первых, потому, что водятся такие существа в большом количестве именно среди «успешных». Ведь часто чтобы достигнуть успеха, нужно не только быть талантливым, но и бескомпромиссно безпринципным! Это распространенное качество «среднего класса успешности». (Были бы умнее, пронырливее, - стали бы министрами… А будь почестнее, или не такими способными, оказались бы в среде «чеховских» людей).

Во-вторых, Россия сама все время пытается не столько систему гуманитарной работы выстраивать, сколько отлавливать «весьма важных персон» (VIP), пытаясь возбудить в них любовь к себе.

А ведь государство должна опираться на искренне патриотически настроенные массы. Потому что именно они спасают ситуацию – будь-то при защите Козельска, Веприка, Полтавы, Севастополя или Сталинграда, будь-то в 1612-м, 1709-м, 1812-м или 1941-м.

Возможно, кто-то скажет, что я преувеличиваю. Но предположим, что мы в театре, и эта драма специально выпячивает недостатки, гиперболизирует их. Да и если хотеть увидеть истинное положение вещей, то оно увидится еще более ужасающим…

Директор российского Центра геополитических экспертиз Александр Дугин как-то прокомментировал эти драматические игры: «Если на президентских выборах позапрошлого года мы сделали ставку на Януковича и проиграли, то в этот раз мы вообще не сделали никакой ставки и снова проиграли. Крохи, собранные партией Наталии Витренко, которую Москва поддерживала, - это диагноз».

Если отбросить тот факт, что подобные заявления о поддержке, это само по себе – «аномалия», то в целом, хоть и жутковато прямолинейно, но весьма справедливо по сути!

Но самая широкая группа соотечественников - масса обычных, «чеховских» людей, а к тому же еще и советских «чеховских». Они чаще всего не по своей воле оказались вне пределов России, но болеют за ее судьбу, любят ее каждый по-своему, не забывая, разумеется, болеть и о себе.

На мой взгляд, именно они являются главным потенциалом Движения соотечественников. Но они недостаточно организованное Движение, или, как его состояние называет С.Г.Проваторов - «относительно организованное русскоязычнокультурноговорящее сообщество»… Эта часть общества Украины, в силу своей недостаточной организованности под «одного дядяка», который мог бы их бросать куда надо, или кидать, если понадобиться, интересны для России в «узком смысле» необходимости русского присутствия» где либо и как-нибудь.

Но если подойти к задаче с правильной стороны, то ее решение потребует от нас системного, рачительного, я бы даже сказал – нежного подхода. Это словно взрастить урожай: подготовить почву, истощенную неразумными пользователями, рационально засеять, обрабатывать, удобрять, и в результате, если заморозки не убьют, получится хороший урожай.

Но все же самой «соотечественнейшей» группой соотечественников – являются сформированные или объединенные группы и общины, уже накопившие опыт работы, сопротивления, но в большей мере и адаптации, сохранения национальной идентичности, но в то же время и достаточно высокого уровня конформизма, причины которого, чаще всего объективные – не было должной взаимности со стороны России. США на этой «чужой» территории за годы украинской незалежности куда более активно культивировала нужные ей «породы украинских соотечественников», чем Россия, всегда устами своих глашатаев говоря о том, что «Россия и Украина – братья»…

Посему, как бы там ни было, как бы мы критически к ним не относились, и опыт всех предыдущих 17 лет это подтверждает, - только эти организации могут, а значит и должны стать механизмом реализации российского гуманитарного присутствия как фактора, который будет способствовать сохранению русских языка, культуры, общерусской идентичности соотечественников. Этаким «этно-культурным спецназом» (пусть да не пугаются украинские спецслужбы этой метафоры!), находящемся вне России, но в пределах осязаемого Русского Мира. Об этом уже догадываются в ряде стран, исходя из чего, мы уже десятилетие наблюдаем прессинг на «организованных русских», который и на территории украинского государства в последнее время приобретает черты маниакального преследования.

Именно потому, что организации российских соотечественников знакомы с местными особенностями, политической элитой, «активом» и «пассивом» русской диаспоры и диаспор иных (ведь в российские соотечественники попадают и армяне, и евреи, и татары, цыгане и представители других этносов), именно поэтому они могут и должны стать одним из элементов системы определения соотечественников, когда возникнет необходимость «документирования этого статуса». Отдавать этот вопрос исключительно на откуп российских структур, кажется не совсем верным решением.

Одной из главных составляющих идентификации соотечественника должна быть его «российско-полезная индивидуальность». Для чего России, расширять количество своих пусть даже «симпатиков», если большая их часть всего лишь иждивенцы и эгоисты. «Естественный отбор», которому нас иногда пытаются «научить», переламывая через колено, характерен для дикой природы. Но там, где нужен «гуманитарный» результат, нужно соединять естественную конкуренцию с отбором искусственным, а говоря точнее – обеспечить системность, плановость, разумную управляемость, грамотно корректировать «конкурентную борьбу», которая должна быть не дракой «возле корыта» (по словам В.В.Колесниченко, назвавшего так, или примерно так состязания организаций соотечественников за российские ресурсы), а в интеграционный процесс, в котором бы конкурировали таланты, умения, знания, опыт отдельных лидеров или групп, при отсутствии конкуренции между организациями.

Механизм этого отбора и этой интеграции не так сложен, как кажется, надо лишь поддержать живое стремление организаций соотечественников к конструктивной работе и партнерским отношениям.

Что же касается так много наделавшего споров вопроса о статусе соотечественника, будучи почти профессиональным русским российским соотечественником, я бы сказал так: свидетельство соотечественника и преференции нужны. Но не это должно быть главным. И Русская община Полтавской области, и Всеукраинский союз организаций соотечественников «Русское содружество», в руководящих органах которого я имею честь состоять, считают, что главным звеном в большой гуманитарной работе, которой нам предстоит сделать вместе с Россией, должна стать организация соотечественников. Именно от определения организации, ее задач, ее характеристик, должно отмерять и понимание того, что есть соотечественник.

А ведь иначе… Есть на Украине такой очень уважаемый как здесь, так и в России (часто в российских фильмах снимаемый) актер – Богдан Ступка.

Ну чем не соотечественник? Вон – и Тараса Бульбу сыграл – фигуру почти сакральную для русской культуры Малороссии…

Однако кто живет на Украине знает, слышал, видел – с каким искренним пафосом, с какой трепетностью играет Ступка другого «сакрального героя» но уже украинского - Мазепу. И по тому, как он это делает, я, не будучи Станиславским, верю, что Мазепа Ступке куда ближе, чем Бульба…

Но готова ли уже Россия к пониманию, даже не к действию, а хотя бы к пониманию того, что воздавать нужно Ступке – Ступково, а соотечественнику – соотечественниково!?

Виктор Шестаков,
председатель Русской общины Полтавской области,
сопредседатель Общественных Комитетов «Полтава-300»
и «Русский Гоголь»

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie