Хлебные крошки

Статьи

Культура
Культура

Елена Еремеева, корр. ИТАР-ТАСС, специально для портала "Соотечественники"

"Му-му" – кино, снятое по-русски

К 150-летию со дня выхода в свет рассказа Ивана Тургенева "Муму"

Более пяти лет назад молодой российский режиссер Юрий Грымов снял художественный фильм "Му-му" по одноименному рассказу Ивана Тургенева. Это была дебютная картина начинающего кинематографиста, которая, по мнению французского жюри, стала одним из самых удачных кинопроектов 1998 года в интернациональном кинематографе и была удостоена премии "Золотые кисти кино, телевидения и театра". Премия учреждена Министерством культуры Франции и вручается французским и иностранным деятелям культуры. Именно там, во Франции Юрию Грымову удалось осуществить свою мечту – поставить памятник Муму.

Разговаривая с этим 36-летним человеком, кажется, что он весь состоит из идей, просто нашпигован ими. Грымов не боится трудностей, неутомимый трудоголик, он постоянно поддерживает в себе искру творчества. Друзья говорят, что у него "золотые руки". И это правда. Ведь кем только не приходилось работать Юрию в жизни. Сначала рабочим-модельщиком на Московском заводе, где устанавливали кузова новых моделей автомобилей "Москвич". Затем манекенщиком в центре моды "Люкс", потом в отделе рекламы фирмы "Ле Монти", он успел побывать даже творческим директором рекламного агентства "Премьер СВ". Реклама, реклама, реклама. Восемь лет реклама. Миллионы километров пленки его рекламных роликов, получивших мировое призвание, сделали его настоящим "королем рекламы" в России. А ведь за плечами этого талантливого мастера всего лишь… диплом об окончании средней школы.

Таких, как он, обычно называют самоучками. Но это не помешало Грымову на всю страну провозгласить, что теперь "Модно жить в России!", доказывая правоту своих слов новым неожиданным проектом на Российском телевидении. Несколько лет назад Грымов "оживил" полотна великих русских художников в рекламных заставках на Российском канале, значительно подняв его рейтинг. А параллельно у мастера уже рождался замысел нового проекта – художественного фильма по повести Ивана Тургенева "Муму". Грымову удалось убедить руководство российского канала в необходимости съемок этой картины и запустить картину в производство с бюджетом в 1 миллион 300 тысяч долларов. Юрий впервые тогда попробовал себя в роли режиссера и снял прекрасный фильм. Но всего трех дней тогда не хватило мастеру для завершения второй копии картины, чтобы отправить ее на Каннский фестиваль. Оставалось наблюдать за тем, как утирают слезы на просмотре члены отборочной комиссии, и именно тогда Юрий Грымов понял, что уже победил.

Своими учителями он считает всех великих мастеров как российского, так и зарубежного кино. Но при этом Юрия никто никогда не учил, КАК НАДО СНИМАТЬ. Он работал по-своему, по-грымовски, прорисовывая и высвечивая каждую деталь, каждую сцену, соблюдая эстетику каждого кадра. Может быть, именно поэтому его картина смотрится как гигантский рекламный ролик, в котором все – животные, люди, мухи – воспринимаются как части единого целого.

В картине 98 сцен, из них всего лишь 18 – "тургеневских", все остальное придумано режиссером, прочитано между строк. Тургенев описал в своей повести реальную историю страсти – эта история произошла с его собственной матерью и в жизни имела другое окончание – Герасим вернулся к своей госпоже.

Небольшое произведение, объемом всего в 20 страниц – "Муму" – одно из самых загадочных творений русской классической прозы, поэтому фильм Юрия Грымова это не что иное, как попытка найти ключ к решению одного из секретов, которые не дают покоя человеческому сердцу во все времена.

Сегодня в России отмечается знаменательная дата – 150 лет назад в петербургском журнале "Современникъ" был напечатан знаменитый рассказ Ивана Тургенева "Муму". К этой исторической дате в Санкт-Петербурге на улице Тургенева у входа в клуб-кафе "Муму" открыта мемориальная доска "В память о собаке". Но первым, кто сумел увековечить в бронзе эту печальную собачью историю, был Юрий Грымов. Несколько лет назад ему удалось совершить, казалось бы, невозможное – поставить памятник "Муму" во Франции, причем, … по факсу. О том, как проходили съемки фильма "Му-му", и как возникла идея создания памятника, мы беседуем с автором проекта Юрием Грымовым.

– Юрий, почему Вы обратились именно к творчеству Ивана Тургенева?

– "Му-му" – это фильм про одиночество. Вам знакомо одиночество? Сейчас люди становятся все более обособленными и разрозненными. Расстояния, измеряемые в километрах, более не являются проблемой, но мы по-прежнему не в силах преодолеть расстояний межличностных. Нам чего-то для этого не хватает. Времени? Сил? Сердца? Человек одинок всегда. И тогда, когда приходит в этот мир, и когда уходит. И даже когда любит. Возможно тот, кто решится признаться себе в этом, будет более счастливым, чем остальные. Я снял фильм об одиночестве. Я не даю рецептов по его преодолению. Но очень хочу, чтобы ваши попытки все-таки были успешными.

– Юрий, а как Вы подбирали съемочную группу?

– Мы не долго выбирали актеров, потому что сценарий писался под конкретных исполнителей. В роли барыни я видел Людмилу Гурченко или Людмилу Максакову, поэтому одновременно отправил им сценарии. Гурченко ответила резким отказом, Максакова согласилась. Признаюсь, сначала меня все пугали характером Максаковой. Но более удобного, более профессионального человека, открытого для работы и сговорчивого, я еще не видел. В фильме была очень трудная сцена с участием Людмилы Васильевны. Работа не шла. Съемки продолжались два часа. Ничего не получалось, и тогда я попросил Максакову сорвать салфетку с подсвечника. А про себя подумал, как было бы хорошо, чтобы все подсвечники упали и подожгли ей локон волос… Но в реальности я не смог попросить об этом актрису. И вдруг падает подсвечник, да так, что Людмила Васильевна получает травму носа. Но пол капает кровь, ее кровь, но актриса не останавливается ни на секунду, продолжая работать. Потому что она – МАКСАКОВА. Мы снимали в маленькой комнате, напряжение было колоссальное. Я жалел потом, что у меня не было под рукой видеокамеры, чтобы снять съемочную группу, потому что плакали все. Четыре дня было запланировано на эту сцену, мы сняли ее всего за два часа. Я могу часами рассказывать про Александра Балуева, Владимира Стеклова, Андрея Мартынова…

– Юрий, а где Вы нашли собаку?

– Скажу сразу – в нашей картине ни одно животное не пострадало. У Тургенева был спаниель. У нас – дворняжка. Мы долго искали собаку, потом нашли. Но за день до съемок я понял, что это НЕ ОНА. Пришлось отправить актеров на "Птичку". Утром они привезли мне совершенно очаровательное создание, которое мы тут же назвали Машей, а после съемок картины она поселилась у нашего художника. Собака потрясающая. Она делала все с одного-двух дублей. Бывают животные, которые не работают, но нужно с ними разговаривать не как с животными. Это ведь существо, которое имеет и сердце, и мозг… Был, правда, единственный случай, когда собака оказала сопротивление. Это случилось во время съемок сцены прощания, когда Герасим в последний раз плывет на лодке вместе с Муму. Вдруг собака прыгает в воду и … начинает плыть против течения. Мы снимали в октябре, вода была холодная, но Саша Балуев, который играл в фильме роль Герасима, бросился в воду и спас собаку.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о финале картины. Я слышала, что раньше у Вас было два варианта.

– Да, первоначально планировалось сделать два финала. Но в итоге я отказался от хорошего финала. Понимаете, есть истории, которые не могут хорошо заканчиваться. Я считаю, что история с "Муму" – из их числа.
text
– Юрий, скажите, акция с памятником "Муму" во Франции – это была часть рекламной кампании Вашего фильма?

– Нет. Это самостоятельная акция. Я поставил памятник ... по факсу. Поверите? Я отправил по факсу письмо, адресованное мэру города Онфлер, где была изложена моя идея с установкой памятника "Муму". До сих пор удивлен и восхищен оперативности в принятии решения с французской стороны, потому что мне тогда почти мгновенно пришел ответ: "Согласны. Приезжайте. Устанавливайте". Я поехал, поставил памятник и впервые показал свою картину там, в Онфлере, на фестивале. Памятник "Муму" – это памятник жертвам любви, то есть всем нам. Это единственный в мире памятник любви и одиночеству. Кстати, Онфлер был выбран мной не случайно, а потому, что именно там Иван Тургенев встречался с Ги де Мопассаном. Этот памятник, который теперь стал символом города Онфлер и располагается на том самом месте, где великий французский писатель пять раз пытался свести счеты с жизнью. Не скрою, что в начале я все-таки пытался поставить этот памятник в Москве, но общественные организации, в которые я тогда обращался, ответили категорическим отказом. Но я не отчаиваюсь, я оптимист. Добьюсь и обязательно поставлю когда-нибудь этот памятник и в Москве тоже.

– На съемочной площадке, как правило, происходят разные невероятные истории. Что интересного происходило на съемках Вашей картины?

– Мы снимали фильм под Москвой в Рузе и жили в пансионате. На его территории находился только один газетный киоск. Единственная книга, которая продавалась тогда в этом киске, – один том из сочинений Ивана Тургенева. Правда, там не было рассказа "Муму", но я все же купил себе на память этот небольшой томик розового цвета. Но это еще не все. В середине съемочного периода я нашел … подкову на съемочной площадке. Да, еще мы снимали один из сложнейших эпизодов, когда барыня, находясь в очередном приступе меланхолии, гоняет по двору своих крепостных, и мне почему-то подумалось: "Как бы было хорошо, если бы пошел снег!" И вдруг… начинает тихо падать настоящий снег, причем это было в конце августа. И еще о погоде. В фильме есть сцена прощания Герасима с Танечкой, когда она с мужем уезжает в дальнюю деревню. Когда мы начали снимать, то ярко светило солнце. Герасим подходит к обозу, прощается и уходит в свою каморку. В это время, не поверите, солнце заходит за тучу и вскоре совсем скрывается за горизонтом, и это на всей территории Рузы.

– Юрий, как подбиралась музыка к фильму?

– С музыкой история особая. Музыкальное оформление к фильму написал известный композитор, давно работающий для кино – Владимир Дашкевич. Музыкальный блок был готов еще до съемок картины, поэтому, снимая фильм, я слышал мелодию. Забавная история произошла на "Мосфильме", когда мы записывали музыку к уже готовой картине. Я пришел в студию позже, чем весь состав музыкантов. Они встретили меня с недоумением, спрашивая "Юра, это ты сделал?" Я сначала не понял, о чем идет речь. Оказывается, перед входом в студию сидела женщина с… собакой и грелась, поскольку в этот день была холодная ненастная погода. Увидев собаку, музыканты решили, что я их пытался таким образом "настроить". Вот какая приключилась история. Я тогда впервые в жизни попробовал дирижировать оркестром. Это так интересно: один взмах руки, и тебе повинуется целый оркестр. Надо будет подумать об этом.

– Вашу картину больше все-таки ругали и критиковали, чем хвалили? Как Вы к этому относитесь?

– Я понимаю, что я чужак, я с другого поля. Меня не любят кинематографисты, это я знаю. Знаю, что меня ругают и готов к этому. Своим фильмом я доволен на 98 процентов, потому что те цели, которые были мной поставлены в этой картине, достигнуты. В картине нет ничего случайного. Считаю, что это кино, снятое по-русски. Я не ставил перед собой цели успеха на фестивале. Я пытался найти мостик между собой и моими зрителями. И рад тому, что, сидящие рядом со мной на просмотре, женщины утирали слезы. Рад тому, что в новом веке кино просто не имеет права быть НИКАКИМ. Потому что мы живем сейчас очень напряженной жизнью, и я очень рад, что иногда даю возможность людям и поплакать, и посмеяться. Ради этого и работал. Ради Ваших слез. И такое кино я буду снимать дальше или ставить спектакли в театре, где зрители будут сначала реветь, а потом смеяться. А время покажет, прав я или нет.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie