Хлебные крошки

Статьи

Андрей Савельев
Россия и Русский мир
Политика
Россия

«Мы никогда не забудем, что мы – русские!»

Андрей Савельев предлагает определиться с понятием «соотечественники»

Интервью Заместителя председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками Андрея Николаевича Савельева порталу Russkie.org

- Андрей Николаевич, как Вы прокомментируете последние громкие скандалы, связанные с угрозой т.н. «русской ксенофобии», которая связывается сегодня, прежде всего, с активизацией движения скинхедов?

- Я думаю, что вся эта истерия в СМИ и в коридорах власти связана с попыткой заместить темы действительно насущные, темами фиктивными. Тема скинхедов именно такая, никакого политического движения скинхедов в России не существует. Есть растравленная безнаказанность футбольных фанатов. Это явление существует и выходит за пределы футбольных стадионов…

Например, недавнее убийство армянина в метро не имело никакой национальной подоплёки, а было связано с потасовкой между футбольными фанатами. И я полагаю, что подавляющее большинство такого рода фактов лишь интерпретируются как образцы межнациональных конфликтов, на самом деле таковыми не являясь.

Скажем, по приведённому мной факту были очень активные выступления руководителей армянской диаспоры в России, которые требовали от властей его квалификации как акта межнациональной розни и введения в Москве соответствующих мер полицейского характера. Видимо, любой коротко стриженый человек должен теперь восприниматься как скинхед, а любое преступление, в котором участвуют люди разных национальностей должно интерпретироваться исключительно как межнациональный конфликт.

Что же касается термина «ксенофобия», то ему придаётся совершенно дикий смысл, изначально в нём отсутствующий. Ксенофобия — естественное психологическое состояние человека, опасение перед чужим, недоверие к чужому, проявляющиеся при появлении чужака в собственно окружении. Когда это переносится в сферу политическую или сферу криминальных действий, тогда это уже называется не ксенофобией, а, в соответствии с уголовным кодексом РФ, возбуждением межнациональной, межрелигиозной или социальной розни.

- Проблему ксенофобии, прежде всего, связывают с реакцией местного населения на наплыв мигрантов из бывших советских республик.

- Наши власти допускают наплыв мигрантов, не имеющих легального статуса, что тут же переводит их то в страдательное, то в агрессивное состояние. Страдательное — когда их преследует криминал и втягивает в свою деятельность, преследуют чиновники, милиция. И агрессивное, когда они реагируют на это, перенося свою ненависть на рядовых граждан, ту среду, в которой они не могут прижиться в силу своего статуса, приобрести нормальные условия для реализации прав личности.

- Но как решить эту проблему?

- Любая страна имеет ограничения по принятию мигрантов, что связано с адаптацией их в уже сложившихся гражданских общинах. Превышение некоторой границы численности мигрантов дестабилизирует гражданские общины. Россия уже дестабилизирована.

Первая волна мигрантов состояла в большинстве своем из русских людей, которые бежали от войны, преследований, репрессий этнической номенклатуры и наших бывших советских друзей, променявших дружбу народов на статус этнических государств. Эти репрессии продолжаются до сих пор, но русские приживаются и в такой ситуации, хотя миллионы бросились на родину. И вот эти русские люди больше всех пострадали от чиновничества, не получили вида на жительство, не получили гражданства, возможности нормально воспитывать детей, направлять их в школы, в вузы. Эти люди до сих пор не имеют гражданства. Начинается вторая волна мигрантов — нерусских, приезжающих сюда исключительно на заработки. Никаких культурных, родовых связей с Россией они в подавляющем большинстве не имеют.

Партия власти в кулуарах подготовила два законопроекта о миграционном учёте, тут же принятых большинством в Государственной Думе и настежь открывающих двери второй волне миграции. Новая волна миграции будет получать миграционные карты на границе и никаких ограничений на трудоустройство, место жительства, порядок жизни не налагается. Это путь к дельнейшей дискриминации русских и обострению конфликтов коренного населения и иммигрантов. Правильным было бы организовать свободный въезд в Россию для соотечественников (представителей коренных народов России, свободно говорящих по-русски), а для прочих мигрантов – жестко ограничить, отбирая из них только наиболее квалифицированные кадры и подписывая с ними контракты с четким определением сферы деятельности и места жительства, а также срока, когда иммигранту пора отправиться домой.

- Известен тезис о депопуляции России и возможности мигрантов возместить убыль коренного населения, то есть русского.

- Исторических примеров такого рода замещения не существует. В России иммигранты, в огромном количестве переселившиеся на территорию страны, не смогли заместить демографические потери, которые продолжаются, а иммиграционный потенциал прилежащих государств практически исчерпан. Можно переселить ещё несколько миллионов человек из Средней Азии, Закавказья, возникнут проблемы, связанные с незнанием ими русского языка, они будут создавать замкнутые анклавы и разрывать гражданское общество по этническому признаку. Притом, что и это не решит проблемы потерь коренного населения России - около одного миллиона человек в год. На два-три года эти потери арифметически можно компенсировать мигрантами. Но дальше-то что? Не введены никакие механизмы, которые бы восстанавливали демографический потенциал России.

- В последнее время власть предпринимает определенные шаги для решения проблем наших соотечественников, под которыми подразумеваются прежде всего — русские. По крайней мере, именно так была воспринята последняя инициатива Президента о подготовке программы репатриации соотечественников на Родину. Как Вы оцениваете этот шаг власти, и может ли она решить и проблему депопуляции?

- Я думаю, что кремлёвский проект репатриации — лукавство. Подобные проекты дорогостоящие, требуют мобилизации ресурсов, перераспределения прибавочного продукта в стране в целом. Действующая власть рассматривает процесс переселения в РФ не как репатриацию (возвращение на родину), а как миграцию. Слово «репатриация» не употребляется, то есть для переселенцев не признаётся право перебраться на родину и без предварительных условий получить гражданство.

Переселение предполагается недифференцированное: любой сможет переселиться в Россию. Государство будет тратить огромные деньги на адаптацию иммигрантов. Вместо того, чтобы предоставить преимущественное право тем, кто легко сможет вписаться в российское общество - прежде всего, русским людям. В первую очередь необходимо решить вопрос о признании статуса уже переселившихся в Россию - в подавляющем большинстве русских людей. Человек, знающий русский язык как родной, должен облегчённо или просто по заявлению получать гражданство, остальные — претендовать на статус временного проживания, либо статус работника при самом тщательном отборе и контроле.

Также необходимо определиться с понятием «соотечественники». Закон о соотечественниках есть, но ни одного соотечественника юридически у нас не существует. Я считаю, что при всех недостатках этого закона правительство могло бы определиться с процедурой присвоения статуса соотечественника. Процедура может быть организована по разным параметрам, в частности — знания русского языка и добровольного самоопределения жителя иностранного государства в отношении России. Второй параметр очень размыт, как и само определение соотечественника в действующем законе.

Размытое определение не означает непременно размытую политику. Политика может быть вполне внятной. Не обязательно определять весь круг соотечественников сразу, достаточно определить тех, кто заведомо является соотечественниками по этому определению. Правящее большинство Государственной Думы могло бы договориться о том, кто такие соотечественники. Но с момента принятия закона, слово «соотечественники» не появилось ни в одном другом законе. Ни одной законодательной инициативы для того, чтобы этот закон расширить и распространить его действие на другие законодательные акты, не предпринято. Предложения фракции «Родина» отметены без каких-либо оснований.

Следующее, что могло бы сделать правительство — предоставлять соотечественникам определенный статус на территории Российской Федерации. Если мы не можем предоставлять статус за рубежом, то на нашей территории (включая посольства) соотечественник мог бы получить полное равенство прав с гражданином.

Мы, члены фракции «Родина» предлагаем конкретизацию понятия «соотечественник». Его нужно связать с различными основаниями, по которым человек может считать Россию своей родиной: принцип почвы и принцип крови. Принцип почвы — это принцип территориальной привязанности. Кто бы ни был по происхождению человек, принадлежит к коренному народу или нет, если он в состоянии доказать, что его предки жили на территории РФ, он вправе получить статус соотечественника, приехать в Россию и, если сочтет необходимым, получить гражданство. Принцип крови — принцип родства, причастности к одному из коренных народов Российской Федерации. Даже если предки человека не жили в обозримый исторический период на территории России, но он принадлежит к одному из коренных народов, то он вправе сюда приехать и получить гражданство или статус соотечественника, и на территории РФ иметь точно такие же права, как и гражданин РФ, в том числе — и право голосовать.

- Андрей Николаевич, во всех наших рассуждениях о проблеме соотечественников присутствует некое лукавство, связанное с тем, что на самом деле под этим термином подразумеваются, прежде всего, русские, оказавшиеся после распада СССР за границами России. Почему, на Ваш взгляд, русская тема в России замалчивается. Какова судьба законопроекта «О русском народе»?

- Нынешнее государство числит своё существование с 1991 года, не желая нести ответственность за всю предшествующую историю. Это проблема континуитета (правопродолжения государства от предшествующих форм с сохранением субъекта права), которую мы постоянно поднимаем в переписке с органами государственной власти. Но она рассматривается властью как опасная, поскольку, действительно, требует от власти ответственности перед народом, существующим столетия, а не только перед населением, которое можно замордовать реформами и обмануть телевизионной пропагандой.

Русские родились как нация не в 1991 году. Мы как нация мирового значения появились, по крайней мере, с принятием христианства, и уж точно с этого момента можно числить существование русских. А русский суверенитет следует числить без прерывания с 1480 года – даты стояния на Угре и избавления от ордынского ига.

Нерусская власть, не желающая брать на себя ответственность за страну, тысячелетия существующую на планете, ведёт к непониманию, кто такие русские и нежеланию присутствия понятия «русский» в законодательстве.

Судьба законопроекта, о котором Вы говорите, крайне печальна. Этот законопроект в 1997 или 1998 году внёс Дмитрий Рогозин, бывший тогда заместителем председателя Комитета по делам национальностей. Состоялись слушания, на которых рассматривался этот вопрос. Люди ельцинского призыва, которые до сих пор формируют политику власти в области национальных отношений, обрушились на закон с критикой, не содержавшей ни юридических, ни внятных политических соображений. Они же до сих пор остаются противниками даже упоминания русского народа в законодательстве.

Я приведу в пример одного из тогдашних непримиримых критиков, вновь ставшего известным директора Института этнологии и антропологии РАН РФ В. А. Тишкова, который в Общественной палате теперь говорит, что нет больших и малых культур, а российская история слишком «этноцентрична» -в ней слишком много русского и слишком мало всего другого. Он хочет объективистcкого взгляда на историю, в котором русских не существует, а есть население, лишённое представлений о собственной идентичности. Как ученый господин Тишков выступает именно с этой позиции. Его статья «Забыть о нации» незабываема для всех, кто ее прочел.

Сейчас законопроект, о котором мы говорили, пылится в думских архивах, и Комитетом по делам национальностей был признан только в качестве фрагмента законопроекта «Об основах государственной национальной политики». По нему несколько лет назад также проходили слушания, все признали, что законопроект надо дорабатывать. «Дорабатывают» до сих пор. Деятельность Комитета по делам национальностей в нынешней Госдуме говорит о том, что этот законопроект никогда не будет вынесен на обсуждение или не будет принят. Потому что научного, обоснованного исторически, утвержденного в прошлом российскими государственными традициями подхода у нынешней государственной власти не существует. Комитет по делам национальностей в нынешней Думе — плоть от плоти власти, и все надежды на приобретение русскими в России внятного статуса связаны только с заменой этой власти на другую, у которой будет понимание того, в какой стране мы живем, каков наш исторический путь, национальная идентичность, культура и что является основой нашего существования. Превращение России вновь в русскую страну приведёт к экономическим успехам и статусу великой державы…

- Что Вы понимаете под словосочетанием «русская страна»? В какой форме должна существовать Россия, будучи русским государством?

- Можно говорить о некой идеальной модели и определённом пути к этой модели. Россия — русская страна, это надо признать. Русский народ является государствообразующим и соответствующий статус должен быть закреплён в законодательных актах.

- Но сразу же возникает вопрос: «Кто такие русские»?

- Этот вопрос мучает многих, но он не столь сложен. Есть простое определение: «Русские — это те, кто любит Россию». Нужно начать с этого и на основе соответствующего самоопределения разрабатывать законодательные акты. Лояльность к России как исторически сложившейся сущности есть самоопределение русскости.

Есть другие признаки — лояльность должна приводит к определённому образу жизни, связанному с языком. Русский язык и русские люди — это вещи неделимые. Если русский не знает русского языка, он может считаться только потомком русских людей. Русским мало родится, русским надо стать, как писал Ф. М. Достоевский. Чтобы им стать, надо хотя бы освоить русский язык и принадлежать к русской культурной традиции.

Есть материальные признаки. Некоторые считают, что достаточно культурной идентификации и на этом покончено. Необходимо определить критерии «русского». Русские имеют собственное лицо, это надо признать. Русский антропологический тип выделяется, что определено академическими научными исследованиями, русские могут узнавать друг друга в лицо.

Таким образом, существуют три параметра: самоопределение, культурная идентификация, прежде всего основанная на языке, и антропологическая идентичность. Вот что такое русские.

- А какова роль православия?

- Для России XIX века «русский» и «православный» понятия идентичные. Сегодня они не равнозначны, и надо это признать как факт. Не всякий русский является православным, и насильственно склонять русского к православию не следует. Я думаю, правильно было бы стремиться к тому, чтобы русские были православными; желательно, чтобы и нерусские становились православными. Православие — это не национальная религия. Но ядро православия находится в России, и ядром русской культуры является православие. Православие — вселенская вера, поэтому отождествлять «русский» и «православный» не стоит, но без православия русскость приобретает некую второсортность, недоделанность. Для того чтобы русскому быть вполне русским, нужно быть и православным и помнить, что «Россия – подножие престола Божия».

- Русская тема сегодня в российском политическом, информационном пространстве находится в маргинальном состоянии. Каковы, на Ваш взгляд, пути её вывода из этого состояния?

- Когда был Конгресс русских общин, мы пытались эту тему выдвинуть в политику. Реакция народа, мягко говоря, была небурная. Русский народ не готов реализовывать свои интересы через политические институты, так как главным политическим институтом русских всегда было государство. Сейчас мы избрали и придерживаемся другой тактики — отстаивание интересов коренных народов РФ. Это определяет и идеологическую установку партии «Родина», связанную с формированием единой политической нации, поскольку, говоря «русские», мы порой понимаем некую отдалённость от других народов России, мы признаём другие народы и с уважением к ним относимся. С некоторых пор все коренные народы в России осмыслят, что они – тоже русские.

Мы не собираемся создавать нацию, нивелирующую национальные отличия (как говорит Тишков - есть только граждане, а про народы забудьте). Мы никогда не забудем, что мы русские, а татары никогда не забудут, что они татары, и так далее. Одна и та же задача — идентификация себя как русских, идентификация России, прежде всего, как русской страны, и одновременно построение в России единой политической нации как некой формы солидарности, превышающей солидарность этническую, общинную. Это и будет российская нация, состоящая из разных народов. Не многонациональный народ, как записано в Конституции совершенно безграмотно, а многонародная нация с русским государствообразующим стержнем. Таковой она является настолько, насколько это осознает.

Подготовила Надежда Бабурова

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie