Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

«Мы пойдем другим путем!» –

уверяет власть Киргизии, заявляя о демократическом парламентаризме

Такими словами, как известно, Володя Ульянов утешал мать, скорбящую по поводу гибели его старшего брата-террориста Александра. Как довольно скоро выяснилось, мирный путь, избранный Володей, привел к гораздо более масштабным жертвам и трагедиям. Революционеры-заговорщики с их кустарными бомбами оказались сущими детьми в сравнении с теми ребятами, которые, захватив власть в стране, умудрились изуродовать не только Россию, но и еще значительную часть человечества в придачу. Казалось бы, с тех пор, к самому понятию революции следует относиться как минимум с осторожностью, памятуя, что самые большие негодяи и душегубы получаются как раз из прекраснодушных юношей жаждущих переустроить и облагородить мир. Но память человеческая, увы, коротка и мы опять зачарованно слушаем очередного политика, незаметно поддаваясь магии посулов и обещаний, которым никогда не суждено стать былью. Естественно, что во главе этого деструктивного процесса в Центральной Азии ступает Киргизия, гордо носящая титул «ледокола революции».

Послушать, что несет с трибуны мадам президент и её присные, так и хочется воспарить к небесам и обозреть всю картину великих свершений разом.

Правда картина, открывающаяся с высоты птичьего полета, может обрадовать только воронье, которому, чем хуже, тем лучше. Разрушенные цеха и разломанные механизмы на месте бывших предприятий наводят на мысли о «Сталкере» Тарковского, а черные от угольной пыли лица жителей, когда то процветающего Кадамжая (Баткенская область Киргизии) пытающихся рядом с заброшенными и разграбленными шахтами откопать при помощи кирки, лопаты и собственных рук хоть мешок угля для обогрева полуразрушенных жилищ похожи на морлоков Уэллса.

Почившая в бозе промышленность, умирающее сельское хозяйство, вернувшиеся к объемам и технологиям XV века, торговля семечками в разнос, как бонус вступления в ВТО и шедевр местных умельцев – кирзовые сапоги с «несносимой» подошвой из мотоциклетного протектора.

Невнятное бормотание по поводу трагических событий прошлого лета, оголтелый национализм политиков и бытовой шовинизм, давно уже ставшие нормой межнациональных отношений в стране и стратегический курс на построение киргизского государства для киргизов только, со всеми вытекающими для остальных, кому по рождению, не довелось испытать такого счастья, последствиями.

И все это результат тех самых революций, от которых никто, кроме самых закоренелых идеалистов, или просто, совсем уж редко спускающихся с высоких гор, не ждет ничего хорошего.

Понятно, что разные страны выбирают разные формы правления, и здесь никто не может утверждать, что парламентская республика всегда и повсюду, во всех условиях – это более развитая, более демократичная форма правления, и более эффективная, чем президентская, или даже монархия.

Существует множество монархий, где люди живут сыто и безбоязненно и им даже в страшном сне не могут присниться те бесчинства и гнусности, какие творятся ныне в Киргизии.

Этот бездарный эксперимент еще не закончен, но уже сейчас газеты пестрят статьями о том, что не плохо бы вернуться к президентской форме правления. Все таки одного президента выгнать, как показывает практика, легче, чем разгонять целый парламент, да и вообще с этим «принципом коллективной ответственности», которая в условиях Киргизии стала скорее безответственностью, похоже, очень погорячились.

Французский писатель Виктор Гюго, ставший в середине 19 века свидетелем нескольких революций и переворотов, пришел к следующему выводу: «Нищета ведет к революции, революция – к нищете». Киргизия, таким образом, «влезла» в этот замкнутый круг.

При этом не следует забывать, что с юридической точки зрения любая революция (как ее ни назови – «народная», «буржуазно-демократическая», «социалистическая», «бархатная», «тюльпановая» и прочая) является, по определению, насильственным захватом государственной власти, что согласно законодательству означает совершение государственного переворота, то есть тягчайшего, с точки зрения права, государственного преступления.

В соответствии с Конституцией Киргизии народ является носителем суверенитета и единственным источником государственной власти. Народ осуществляет свою власть непосредственно на выборах и референдумах, а также через систему государственных органов и органов местного самоуправления на основе Конституции и законов.

Конституция устанавливает порядок избрания (формирования) органов государственной власти Киргизии (Президента, Жогорку Кенеша, Правительства, высших органов судебной власти). Следовательно, легитимной государственной властью является власть, переданная соответствующим лицам в результате референдума или выборов, проведенных на основе Конституции и законов.

Ведь и сегодня действующая Конституция закрепляет положение о том, что «никакая часть народа, никакое объединение, никакое отдельное лицо не вправе присваивать власть в государстве. Узурпация государственной власти является особо тяжким преступлением» (статья 5). Соответственно, Уголовный кодекс Киргизии устанавливает ответственность за насильственный захват власти (статья 295) и вооруженный мятеж (статья 296) с целью свержения или насильственного изменения конституционного строя.

Насильственный захват власти, на каком бы языке о нем не говорили, означает совершение государственного переворота, когда должностные и иные лица в нарушение порядка, установленного Конституцией и законами, смещают избранных руководителей государства, присваивают себе полномочия, предоставляемые только на основе выборов либо назначения (избрания) в соответствии с Конституцией и законами, прекращают деятельность государственных органов и т.д.

Переворот предполагает действия должностных и иных лиц, направленные на создание политического режима, не соответствующего действующей Конституции и законам, на изменение политического и экономического положения в стране. Такие действия могут выразиться в незаконном роспуске парламента, правительства или других государственных органов и органов местного самоуправления, демократических основ государственной и общественной жизни, например, введение цензуры в СМИ, отмене выборов и т.д.

Конечно, тут возникает закономерный вопрос: почему «молчит» закон и бездействуют компетентные государственные органы? Ответ был дан еще в конце 18 века английским политическим деятелем Джозефом Пристли (1791 г.): «Каждый успешный переворот называют революцией, а каждый неудачный – мятежом».

Таким образом, в Киргизии в марте 2005 г. и апреле 2010 г. на самом деле произошли государственные перевороты – внезапные нелегитимные смены главы государства и правительства, предпринятые организованной группой для смещения или замены законной власти. И чего же вы после этого хотите от рядовых киргизов, если власть сама объявила, что наличие на голове национального колпака и рук, скрюченных от непреодолимого желания «отнять и поделить», более чем достаточно для любой революционной деятельности, как в масштабах села или жайлоо, так и целой страны.

Вот и хочется всем нормальным людям, все еще остающимся на скромных просторах Киргизии сказать собственной власти – шли бы вы уже… хоть и другим путем, но в хорошо известном всем направлении.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie