Хлебные крошки

Статьи

Михаил Петров
Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

Мы – русофилы и дефетисты!

Только факты

Три эстонских законопроекта, увязывающих воедино защиту воинских захоронений, снос запрещенных памятников и сооружений, а также запрет на использование советской и нацистской символики, вызвали неадекватную реакцию в Эстонии и в России. Нам опять кажется, что на нас напали из-за угла и внезапно, эмоции перехлёстывают через край. Хватит эмоций, пусть будут только факты.

I. США и Европейский союз не будут замечать сегрегацию по национальному признаку и поощряемый эстонским государством неонацизм до тех пор, пока напрямую не будут затронуты темы холокоста и антисемитизма.

II. Прибалтика – Литва, Латвия и Эстония находятся в сфере активных интересов Великобритании, Франции и США, начиная с окончания Первой мировой войны.

Военные миссии стран Антанты вынудили командование русской Северо-западной армии признать независимость Эстонии уже 6 декабря 1918 года в обмен на военную помощь и поставки продовольствия. На следующий день – 7 декабря 1918 года Ленин срочно подписывает декрет о признании независимости Эстляндской Республики.

III. В середине лета 1919 года под давлением фактического руководителя Британской военной миссии генерала Марша в Пскове создается незаконное Северо-западное правительство России, конкурирующее с Верховным правителем России Колчаком.

10 августа 1919 года ещё не утвержденный главами военных миссий Великобритании, Франции и США состав Северо-западного правительства подписывает заявление, в котором признаёт независимость Эстонии в обмен на военную помощь. 11 августа под давлением генерала Марша подписано новое заявление о признании независимости Эстонии, но уже без обмена на обязательства военной помощи с эстонской стороны.

IV. В последней декаде августа 1919 года начинается массовое выселение русских из Ревеля. Депортации подлежит около 4 тысяч лиц, незаконно поселившиеся в Эстонии после 1 мая 1915 года.

V. В октябре начинается разграбление обозов и складов Северо-западной армии, саботаж, фактически – конфискация военных поставок Англии и США Северо-западной армии в пользу Эстонии. За спиной Северо-западной армии начинаются активные переговоры с большевиками о перемирии. За разоружение Северо-западной армии эстонская сторона просит 88 миллионов рублей золотом, участие в золотом запасе империи, возвращение эстонских активов, отказ от претензий на суда, паровозы, движимое и недвижимое казенное имущество России на территории Эстонии.

VI. В ноябре 1919 года вдоль реки Наровы установлены проволочные заграждения. Части Северо-западной армии, прижатые большевиками к реке попадают под пулемётный обстрел с эстонской стороны. Российские беженцы – старики, женщины, дети из Ямбурга и Ивановского форштадта (Ивангорода) в течение недели блокированы эстонцами на льду реки.

VII. 2 февраля 1920 года заключён мирный договор в Тарту, фактически положивший конец гражданской войне в Эстонии. Ленин отказывается от военной помощи эстонским большевикам и соглашается компенсировать эстонской стороне расходы по уничтожению Северо-западной русской армии (17 тысяч «штыков») в сумме 15 миллионов золотых рублей. Подписано два секретных протокола: о физическом уничтожении Северо-западной армии и организации транзитного коридора для тайного вывоза из России на Запад золотовалютных, церковных и художественных ценностей.

VIII. В 1921 году Арманд Хаммер арендует в Таллинне и Риге портовые склады на которых занимается перевалкой грузов из России и для России: оружие и боеприпасы, зерно, золотовалютные ценности. В 1924 году на деньги советского правительства Хаммер покупает, находящийся на грани банкротства Harju Pank. Эстонские большевики получают от Хаммера деньги на организацию декабрьского восстания. В 1925 году на волне антикоммунистических настроений правительство аннулирует лицензию Harju Pank и Хаммер полностью переключается на контрабанду «бриллиантов для диктатуры пролетариата». НКВД передает Хаммеру подлинные клейма Фаберже и Сазикова, Европу наводняют фальшивки, ввезенные через эстонский коридор. Хаммер регулярно даёт взятки членам эстонского правительства, портовым и таможенным чиновникам.

IX. В 1929 году Сталин прекращает вывоз за границу золотовалютных и художественных ценностей. В Эстонии начинается затяжной экономический кризис.

X. 1938-1939 год Эстония в кризисе, керосин, сахар, мука выдаются по карточкам. Нарастает поток стратегического сырья из СССР в Германию. В 1939 году в обход секретного протокола, подписанного в Тарту, правительство Пятса отменяет льготную ставку налогообложения для советских грузов. Следствием отмены таможенных льгот для грузов из СССР становится секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа о разделе сфер влияния в случае территориально-политического переустройства Латвии и Эстонии.

XI. 1940 год – правительственный кризис в Эстонии. Коррумпированное правительство уходит в отставку, конец президентского правления. Новое правительство распускает Государственную думу и назначает день выборов. Новый состав думы провозглашает Эстонию советской и социалистической Республикой и просит принять в состав СССР.

XII. 1941 год: депортация части населения Эстонии – фактически зачистка остатков Северо-западной армии и членов их семей. Начало передела собственности. Оккупация Эстонии нацистской Германией.

XIII. 1949 год: вторая депортация населения Эстонии. Одну половину депортируемых составляют семьи, в которых есть осужденный за связь с нацистами (объективный критерий), вторую – кулаки (субъективный критерий). Высылка кулаков означает второй (окончательный) этап передела собственности.

XIV. 1944-1987 – период развитого социализма, затяжной стагнации и массового коллаборационизма эстонцев с советской властью и коммунистической партией.

XV. 1989 год: Верховный совет ЭССР под руководством Арнольда Рюйтеля признаёт незаконными решения Государственной думы в 1940 году. 1990 год: Верховный Совет ЭССР в одностороннем порядке признает оккупацию Эстонии СССР в 1940 году и утверждает, что оккупация не прервала де юре существование Эстонской Республики и законной государственной власти. В том же году ВС ЭР (бывший ВС ЭССР) объявляет основой для переговоров с СССР Тартуский мирный договор 1920 года. Принятие законов о языке и гражданстве.

XVI. Путч в Москве. Внешторгбанк СССР блокирует валютные счета эстонских клиентов. Развал СССР. Провал афёры с обменом рублей, на оружие из Чечни. Российская армия отказывается выполнить эстонский закон о национализации армейского имущества. Вывод российских войск из Эстонии. Принятие закона об иностранцах… et cetera, et cetera, et cetera.

XVII. Комплексный подход к воинским захоронениям, запрещенным сооружениями и оккупационной символике позволяет нам объявить ряд сооружений, символику и даже целые некрополи оскорбляющими наше человеческое достоинство, разжигающими межнациональную рознь и требовать их сноса. Таковы, например, мемориальные комплексы Waffen SS в Марьямяэ и Синимяэ, вероятно, таков же будет и реконструированный столичный парк Юрьевой ночи на Сыямяэ.

XVIII. Протестовать против принятия законодательного триптиха бесполезно – законы будут приняты и введены в действие. Вопрос состоит в том, каким образом будут интерпретироваться базовые понятия, позволяющие идентифицировать сооружения или символику как объекты, попадающие в сферу правового регулирования.

Например, как будет квалифицироваться использование пятиконечной звезды в алхимических формулах или астрологических манипуляциях, каббале, сатанинских обрядах, изображении флага США и его компонентов в одежде и аксессуарах, символике Европейского союза, и так далее. Что делать с таким узнаваемым символом как свастика, входящим в традиционные узоры многих народов, изображениями серпа, молота, снопов и отдельных колосьев, восходящего солнца, руны в виде молнии?

Как будет интерпретироваться изображение исторических персонажей, чьи лица приобрели символическое значение, например, изображение на орденах и медалях советского времени Владимира Ульянова (Ленина), первым признавшего независимость Эстонии; изображение «оккупантов» – российских императоров от Петра I до Николая II, генсеков ЦК КПСС Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачёва, советских и партийных деятелей вроде Андруса Ансипа и Арнольда Рюйтеля, наконец, Альфонса Ребане, Альфреда Розенберга, Адольфа Гитлера?

XIX. Результаты предстоящих в марте 2007 года парламентских выборов не являются сегодня очевидными. Законодательные инициативы партии Реформ, Союза Отечества и Res Publica необязательно приведут к победе триумвирата на выборах. Столь же сомнительным является попадание в парламент по тем же причинам, но на основе протестного голосования Конституционной партии Эстонии (бывшая ОНПЭ).

XX. Если в составе парламента всё же будет восстановлена Русская фракция, то одной из ее первых инициатив мог бы стать законопроект о признании преступным коллаборационизма с оккупантами, совершенного в карьерных или иных корыстных целях, повлекшего за собой равно осознанное или нет соучастие в геноциде против эстонского народа.

* * *
Вместо постскриптума. Долгое время перед неэстонцами в Эстонии стояла проблема самоназвания. Быть инородцами, оккупантами, колонистами, новопоселенцами или совсем уже русскими они не хотят, бросаясь из одной крайности в другую, то они балторусы, то российские соотечественники, то просто русскоязычные.

В сборнике материалов о нацистской оккупации Эстонии есть любопытное распоряжение Эрвина-Рихарда-Адольфа Викса, уроженца Тартуского уезда, руководившего в 1943 году одним из отделов полиции безопасности:

«Наряду с большевиками у нас имеется известное количество людей, которые по своему уклону и образу мыслей представляют не меньшую, опасность, чем первые. <…> К числу таких вредных людей относятся в первую очередь англофилы <...>

Во-вторых, сюда относятся дефетисты, т. е. лица, которые сомневаются в победе государств оси и их союзников и распространением этих сомнений ослабляют твердую уверенность и военную мораль народа.

Естественно, что при этом не всякий англофил является дефетистом. Также наоборот — не всякий дефетист является англофилом. Жизнь показывает, что англофилы и дефетисты имеются во всех слоях населения, следовательно и среди интеллигенции. Там могут они оказать особенно вредное влияние, ввиду чего одной из основных обязанностей политической полиции является регистрация этих лиц и установление за ними постоянной тайной слежки».


Так вот, господа, хотим мы или нет, но, по определению нациста Викса, мы в чистом виде дефетисты (от фр.défaite – поражение). Мы – русофилы и пораженцы, потому что мы не верим в полную и окончательную победу эстонской национальной демократии. Демократия тоже нам не верит, поэтому организовала нам регистрацию и тайную слежку – á la guerre comme á la guerre!

Михаил Петров, Лига защиты русских (Эстония)

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie