Хлебные крошки

Статьи

Русский мир
Культура

Алексей Коробов // <a href=http://www.homeru.com target=_blank>"Славянский Союз" в Израиле</a>

На дне

Дискриминация русскоязычных иммигрантов в Израиле достигла своей критической точки

Согласно статистическим данным в Израиле проживает более шести миллионов человек. Из них три четверти составляют евреи. Остальных именуют арабскими и другими национальными меньшинствами.

Однако, если бы статистика давала реальную картину демографической обстановки в стране, вряд ли это вызывало бы беспокойство у ревнителей еврейского государства. Реально же доля галахических евреев среди более чем миллиона бывших советских граждан настолько мала, что заставляет идти местных статистов на всевозможные уловки, вплоть до фальсификации статистических данных.

Начиная с 1990 г., когда в Израиль приехало 200 тысяч иммигрантов, раздаются голоса о непозволительно малом проценте евреев среди вновь прибывших. Однако официальной политикой государства было замалчивание этого факта. Страна, в которой две трети населения живет за счет остальных, нуждалась в низкооплачиваемом труде. После благополучного прибытия иммигранты занимали вакантные должности разнорабочих. Тогда это казалось временной необходимостью. Никому и в голову не могло прийти, что они столкнулись с целенаправленной политикой. Израиль нуждался в таком труде. Конечно, салон самолета мало походит на трюм невольничьего судна. Иначе и быть не может. На дворе ведь двадцать первый век.

Однако чем больше русских прибывало в Израиль, тем большее беспокойство проявляли определенные слои израильского общества. Сефардская община, несмотря на низкий культурный и образовательный уровень своих представителей, успела занять все более или менее престижные ниши в государстве, не удостоенные внимания старожилов-ашкеназов, и даже кое-где потеснить последних. Появление большого количества квалифицированных кадров представляло прямую угрозу устоявшейся благополучной жизни. Чувство ускользающей стабильности нашло выход в открытом неприятии русских, неуклюжих попытках прикрыть свои интересы религиозной и расовой идеологией.

В Израиле русские столкнулись с государственной структурой находящейся под полным контролем общинных и религиозных кланов. Под давлением этого мощного лобби в стране сложилась негласная система удержания русских на самом дне израильского общества, в которой задействован весь бюрократический аппарат государства.

Дискриминация русскоязычных иммигрантов в Израиле достигла своей критической точки. Люди работают, служат в армии, зачастую рискуя своей жизнью, но это не избавляет их от пренебрежения и дискриминации. Большинство русских семей живет на дне общества. Для русскоязычной молодежи отсутствуют всякие перспективы. Процент оставивших школу русскоязычных детей с каждым годом повышается. Этому способствует как дискриминация, которой они подвергаются в школах со стороны своих местных сверстников, так и тяжелое материальное положение их семей. Безработица среди русских выше чем среди коренных израильтян, и это несмотря на то, что большинство иммигрантов согласны на любую работу.
10-12 часовой рабочий день – необходимость, обычное явление в русской среде. В тоже время на деньги налогоплательщиков содержится огромная армия чиновников-бюрократов, зарплата которых на несколько порядков выше.

Отслужив в армии, имея формально равные права с коренной молодежью, русские лишены возможности их реализовать. Большая часть обладателей российских дипломов – адвокаты, врачи, учителя, инженеры – обречены перебиваться на низкооплачиваемой работе. Редкие исключения лишь подчеркивают эту непривлекательную реальность. Русский бизнес варится в собственном соку. Израильская система, построенная на клановых связях, не позволяет ему выйти за общинные рамки и развиваться.

Некоторые выходцы из бывшего Советского Союза создали в Израиле марионеточные партии, находящиеся под патронажем крупных политических организаций. Они с успехом выполняют возложенные на них функции – дробят голоса русских избирателей, имитируют активность на русской улице.

Израиль напоминает улей, где рабочие пчелы трудятся не покладая рук, чтобы накормить трутней, выполняющих репродуктивную функцию. Вся беда в том, что в отличие от настоящего улья израильские трутни плодят лишь себе подобных. Не стоит, однако, забывать, что рано или поздно все равно наступит осень.

При клановой структуре израильского общества это пустой звук. Любая конституция, любые демократические законы останутся только на бумаге пока учреждения, призванные контролировать их исполнение, остаются в руках общинных кланов.

P.S. Марокканская община в Израиле насчитывает немногим более полумиллиона человек. Почти 50% из них занимают должности чиновников и служащих, при том, что высшее образование имеют лишь 20%. Среди них 20 депутатов кнесcета и 6 членов правительства.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie