Хлебные крошки

Статьи

премьеры
Русская Украина
Политика
Украина

Сергей Лозунько

На газовом фронте без перемен…

«Сколько хохла газом ни корми – все равно на Запад смотрит»

«Особенностью некоторых моих украинских собеседников является то, что они часто не отдают себе отчета в том, насколько внимательно каждое высказанное на Украине слово анализируется сейчас в России. Мы, в России, привыкли жить в другой системе сигналов. Если определенный политик говорит что-то, то я Вас уверяю, что это незамеченным не пройдет.

Иногда в пылу политических дискуссий или во время телевизионных ток-шоу отдельные украинские политики высказывают такие мысли, идеи, которые, как им кажется, являются исключительно внутренними… Я хотел бы подчеркнуть, мы каждый день анализируем весь информационный фон Украины»,
– заявил 22 марта в интервью РИА «Новости-Украина» посол РФ на Украине Михаил Зурабов.

Как ранее не раз отмечали «2000», любые слова имеют большое значение. Особенно, если они исходят из уст высокопоставленных представителей власти, политиков первой руки. Слова материальны. Они отражают либо совершенные действия, либо являются предвестниками будущих. Но даже если говорящий, что называется, просто бросался словами, не вкладывая в них особого смысла, слова имеют свойство формировать события, даже против воли самого произносителя спича. Тем более, еще раз подчеркнем, в ситуации, когда говорит лицо, облеченное высокой властью.

Как следует из интервью российского посла на Украине, мы не зря неизменно призываем украинских политиков думать, прежде чем говорить, взвешивать свои слова, просчитывать последствия того, что они собираются сказать. Вне зависимости от обстоятельств и аудитории. В Москве, что подтвердил М. Зурабов, пристальной отслеживают и тщательно анализируют сигналы, исходящие от украинского политикума, и придают им значение.

Идут сложнейшие украинско-российские переговоры на газовую тематику. Украина выступает в роли просителя: уговаривает россиян облегчить ценовое бремя на поставляемое голубое топливо. И как должны относиться в России к словам вице-премьера Украины С. Тигипко, отвечающего в правительстве за выработку курса экономических реформ, заявившего в эфире телеканала «Интер» 26 марта, что Украина не откажется от интеграции на Запад в обмен на дешевый российский газ.

По мнению С. Тигипко, озвучиваемому не в первый раз (и в правительстве, как выясняется, его некому поправить; очевидно, согласны с Сергеем Леонидовичем), на «жесткие условия России» вроде присоединения к Таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана в обмен на снижение цены на газ соглашаться нельзя.

«Надо помнить, мы являемся членами Международной организации торговли. Мы говорим о программе приближения к Европейскому Союзу, о зоне свободной торговли с ЕС. Это очерчивалось практически всеми политиками, в том числе и президентом, как основной внешнеполитический вектор движения Украины. Поэтому я думаю, что, если какая-то интеграция в другом направлении будет этому мешать, противоречить, то однозначно «нет», – подчеркнул вице-премьер.

Несколько недель назад, прогнозируя, что при заявленном нынешней властью курсе на «безальтернативную евроинтеграцию» добиться снижения цен на российский газ не получится, мы писали: «В Москве же хорошо научены прошлым опытом и вряд ли станут наступать на старые грабли, чтобы затем чесать затылок: «сколько хохла газом ни корми – все равно на Запад смотрит» («Без «крутых поворотов», №10 (501) 12-18 марта 2010 г.).

Выше цитированные слова С. Тигипко лежат именно в этой логике, образно выраженной нами во фразе «сколько хохла газом ни корми – все равно на Запад смотрит». Ведь что стоит за словами вице-премьера? Следующее: не имеет значения – снизит Россия цены на газ или не снизит – Украина все равно будет интегрироваться на Запад. Спрашивается: и зачем в таком случае России заниматься благотворительностью? Россия что, богадельня? У нее своих проблем нет или некуда деньги потратить?

И чем подход, заявленный г-ном Тигипко (которого, еще раз отмечу, не осадили ни в правительстве, ни у президента), отличается от того, с чем ранее выступали «оранжевые», тот же экс-президент Ющенко? Ничем. Ведь и «оранжевые» были готовы платить высокими ценами на газ «за незалежність», выражающуюся во внешнеполитическом курсе «геть від Москви», чем в своей сути является евроинтеграция – под каким бы соусом ее не преподносили.

С тезисом, что евроинтеграция – ключевой внешнеполитический приоритет – регулярно выступает и президент Янукович. И, конечно же, его хорошо слышат в Москве, даже если эти заявления делаются в Брюсселе или, например, в Киеве – 26 марта во время встречи с делегацией Европарламента, находившейся в Украине с однодневным визитом. «Мы получили заверения президента и премьер-министра в том, что для них нет альтернативы сближению и сотрудничеству с Евросоюзом»,– делился приятными впечатлениями от визита в Киев один из членов делегации ЕП депутат от Болгарии Кристиан Вигенин (29.03.10, «Коммерсант-Украина»)… Россия – Европе не альтернатива – несмотря ни на какой дешевый газ.

Посему не приходится удивляться, что поездки в Москву делегаций во главе с министром топлива и энергетики Юрием Бойко (23 марта) и премьер-министром Николаем Азаровым (25 марта), также, как ранее и президента Виктора Януковича (5 марта) не решили главную задачу, которую ставило перед собой украинское руководство – пересмотреть газовые соглашения от 19 января 2009 года и добиться снижения цен на поставляемый на Украину российский газ.

Как мы и писали ранее, предлагаемый трехсторонний (Украина-Россия-Европа) газотранспортный консорциум не может являться для Москвы аргументом для снижения цены на газ. Московские вояжи украинских чиновников и переговоры с российскими партнерами это подтвердили. Консорциум по управлению украинской ГТС – в предлагаемом формате – может явиться лишь инструментом борьбы Украины за объемы транзита голубого топлива.

Предваряя газовые переговоры на уровне премьеров, вице-спикер Госдумы РФ Валерий Язев (бывший высокопоставленный менеджер «Газпрома»), выступающий за сохранение нынешних цен для Украины, отметил, что «создание газового консорциума жизненно важно для Украины, очень важно для Европы и является обузой для России... Я не согласен, что создание консорциума является поводом для снижения цены на газ».


Действительно, к участию в консорциуме, как эта идея озвучена нынешними властями, приглашаются три стороны: Украина, Россия и Европа. Но заплатить за все это удовольствие должна будет почему-то только Россия – снижением цен на газ. От Европы каких-то дополнительных уступок никто не требует.

Да и Брюссель никогда не пойдет на то, чтобы, скажем, компенсировать России половину потерь (вследствие снижения цен на газ для Украины). А это миллиарды долларов (ведь в случае реализации этой идеи считать надо на весь срок действия десятилетнего контракта от 19 января 2009-го). Напомню, что весной 2009-го в контексте Брюссельской декларации от 23 марта (предполагавшей двусторонний, «без России», формат сотрудничества) украинская сторона пыталась получить у Европы кредит для оплаты газовых поставок из России. Но ЕС отказался – мол, своих проблем хватает. Не то что дотации, но даже кредит Украине Брюссель отказался предоставить!

Не пойдет Брюссель и на вариант, когда Россия снижает цену на газ для Украины, а Европа вкладывает деньги в модернизацию украинской ГТС. Ведь это фактически то же самое, что и в предыдущем абзаце – Европе придется стать одним из доноров, дотирующих Украину.

Как указал российский премьер Владимир Путин по окончании переговоров с украинским коллегой Николаем Азаровым, с учетом строительства «Северного» и «Южного» потоков российский интерес к консорциуму «снизился», хотя он «еще есть». Вопрос в условиях. И в запросах украинской стороны.

Нельзя не принимать во внимание то, что россияне приложили много усилий для лоббирования строительства альтернативных маршрутов поставки газа в Европу (кроме того, в эти проекты уже вложены немалые средства). В контексте данных газопроводов есть и обязательства россиян перед европейскими партнерами – и это тоже нельзя не учитывать: переговоры о газотранспортном консорциуме по управлению украинской ГТС задевают интересы партнеров «Газпрома» по «Северному» и «Южному» потокам.

Ведь одним из условий, выдвигаемых Украиной является не только предоставление гарантий сохранения нынешних объемов прокачки, но даже расширение мощностей украинской ГТС (Виктор Янукович озвучивал параметры – «до 200 млрд. кубов»)… В этом месте также заметим, что обязательства (по объемам транзита) должна будет взять на себя лишь Россия. Европа же не возьмет на себя обязательство потребить дополнительное количество газа, равное расширению мощностей украинской ГТС.

Но если «Газпром» зафиксирует транзитные обязательства перед Украиной – то как к этому отнесутся акционеры того же «Северного» потока? А партнеры по «Южному» потоку? Ведь они вкладывают миллиарды долларов не для того, чтобы данные газопроводы (а это 55 млрд. кубов и 63 млрд. кубов соответственно) были пусты или работали на неполную мощность.
Ибо от этого зависит, как быстро проекты окупятся и какую дадут прибыль.

Наверняка Москва принимает в расчет и украинские внутриполитические обстоятельства (и с оглядкой на имеющийся опыт). Все-таки нынешние контракты – это на 10 лет. А вот нынешняя власть, даже если предположить, что Виктор Янукович будет настроен на самые тесные отношения с Россией – это только на 5 лет. Кто придет ему на смену – неизвестно. Да и за постоянство позиций самого Виктора Федоровича – кто поручится? Ведь были же одни заявления в предвыборный период – «в ЕЭП!», «в Таможенный союз!» (и целый ряд других вроде «даешь признание Южной Осетии и Абхазии!»), и смена риторики после выборов. Кто знает, насколько (и в какую сторону) может еще скорректироваться позиция В. Януковича?

Более того, учитывая особенности украинской политической системы, не все зависит от президента. Многое решает расклад парламентских (и далее – коалиционных) сил. Как повернется ситуация после выборов в ВР 2012 года? А если состоятся внеочередные выборы? К примеру, на упомянутой встрече с европарламентариями 26 марта президент Янукович заявил: «Если Конституционный суд признает, что коалиция сформирована незаконно, я приму решение о досрочных парламентских выборах». Какая в этом случае сложится парламентско-правительственная коалиция? Будет ли она настроена на сотрудничество с Россией, на формирование того же газотранспортного консорциума?

В Москве же слышат комментарии, которые отпускают в адрес этой идеи «оранжевые». Да и призыв Николая Азарова к Владимиру Путину на совместной пресс-конференции премьеров – подтвердить, что он не «сдавал трубу» – в Москве вряд ли расценят иначе, чем демонстрацию неуверенности нынешней украинской власти.

Не так много у украинской власти и козырей, чтобы шантажировать Москву. А это позволяют себе иные высокопоставленные чиновники. К примеру, тот же г-н Тигипко в эфире «Интер» заявил, что если Россия не снизит цены на газ, то Украина перейдет на сжиженный. Ранее, 22 марта, Минтопэнерго заявило о намерении провести переговоры с потенциальными инвесторами по строительству регазификационного терминала для принятия сжиженного природного газа из Катара и других стран. В качестве потенциальных инвесторов были названы канадские SNC Lavalin International Inc. и EDS, японская Mitsubishi Corp., турецкие Cilyk Holding, Gap Insaat и Sancakli Group.

Все бы ничего, да существует контрактное обязательство Украины перед Россией отбирать определенный объем газа (по принципу «бери или плати»). И это обязательство вот уже второй год Украиной не исполняется. Москва, учитывая кризис, пошла навстречу Киеву и не стала взимать штрафы за недобор газа. К слову, Путин на встрече с Азаровым подтвердил, что эту поблажку Москва готова предоставлять и далее: «В контракте есть определенные правила и предусмотрены определенные объемы, но также предоставлено право российской стороне – поставщику не взимать штрафные санкции в случае невыборки полного объема законтрактованного газа. Мы договорились о том, что эти санкции применять не будем», – сказал российский премьер.

Если же Украина станет закупать дополнительные объемы газа – не российского происхождения – то трудно представить, что может мотивировать Россию и далее не накладывать штрафные санкции.

В целом же итог переговоров закономерен: Россия пока не видит причин отказываться от контрактов, заключенных 19 января 2009-го, и требует неукоснительного соблюдения их положений. «Считаю, что и впредь следует выстраивать отношения в газовой сфере на основе четких правовых принципов и строгого соблюдения всем известных договоренностей», – заявил В. Путин после встречи с Н. Азаровым.

«Мы (т.е. российская сторона – С.Л.) не считаем, что параметры этого контракта являются несправедливым и невыгодными», – сказал российский премьер на совместной пресс-конференции с украинским коллегой.

По мнению Путина, действующие соглашения от 19 января 2009-го являются компромиссными. Компромисс, уточнил он, заключается, в частности, в том, что Россия переходит на поставки газа Украине по рыночным ценам и в то же время платит рыночную цену за транзит газа (снизить тариф на транзит российского газа украинская сторона, как известно, тоже не предлагала).

«Этот контракт сбалансирован, он учитывает интересы как Украины, так и РФ. Он признан в мире и действует», – сказал Путин, обратив также внимание, что от выполнения этих договоренностей зависит «хорошее самочувствие потребителей в Европе, поскольку этот контракт также регулирует вопросы транзита в европейские страны». «Мы понимаем, что тот, кто покупает, всегда хочет купить дешевле, а тот, кто продает, – хочет продать дороже, но, на наш взгляд, этот документ сбалансирован», – закончил российский премьер.

Хотя для дальнейших переговоров российская сторона открыта. И ждет «интересных предложений» со стороны Украины. На вопрос украинских журналистов о том, что именно в обмен на снижение цен на газ предлагает Украина, Путин ответил: «Я вам благодарен за то, как вы сформулировали этот вопрос. Если ставится вопрос о снижении цен, то возникает вопрос: за что? Вы так и спросили: что наши коллеги готовы предложить в ответ?».

Вот именно: за что? Понятно, что этим «за что» не может быть просто словоблудие о «вековой дружбе» и «духовном единстве», не подкрепляемое реальными шагами.

Увеличение объемов закупки российского газа с нынешних 33,75 млрд. кубов хотя бы до предусмотренных контрактом 52 млрд. кубов (такой вариант озвучили в «Газпроме» в качестве возможной основы для ценового послабления) – Украине не подходит: девать некуда. Учет интересов российского бизнеса на Украине (включая восстановление в правах, порушенных в прежние годы) – Киев обещал подумать. Есть еще называвшийся нами ранее вариант с прямым (минуя «Нафтогаз») доступом «Газпрома» на украинский рынок: «Тогда отдельные украинские предприятия, наиболее зависимые от цен на газ (химики, металлурги), смогут выторговывать у россиян ценовые преференции, очевидно, где-то и поступаясь частью контроля над собственностью в пользу российских компаний» («Без «крутых поворотов», «2000» №10 (501) 12 – 18 марта 2010 г.). Другое дело – захотят ли украинские олигархи допустить российских конкурентов на рынок Украины?

И в заключение опять нельзя не сказать о варианте, ставшем к нынешнему моменту уже классическим: вступление в Таможенный союз с Россией, Беларусью и Казахстаном. Тут вам и экономические преференции, и вековое братство, и цивилизационный выбор, и, наконец, «духовная составляющая» в цене на газ.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie