Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
Политика

Александр Эрек // "Молодежь Эстонии"

На русского живца, или похвальное слово "черному пиару"

Накануне выборов в Таллинское городское собрание

Сколько русских проголосует за русские списки и русских кандидатов? Такой вопрос почти всегда задается накануне выборов. Сколько русских избирателей голосовало за эстонские списки? Так ставится вопрос уже после подсчета голосов.

Вектор консолидации


История повторяется с завидным постоянством. Вот и сейчас партийные функционеры прикидывают, сколько мандатов в каких городах и весях достанется единому русскому списку. В Таллинне, как было заявлено на презентации реестра кандидатов от русского блока, урожай может составить до трети всех депутатских мест. Если длина самого списка позволяет говорить о конкурсе в два человека на место, то, согласно прогнозу, реализовать свои возможности сможет примерно каждый десятый кандидат.

30-33 процента мандатов в руках одной силы – это серьезная заявка на контроль всего связанного с городской жизнью. Причем, контроль не только негативный, ограничивающийся блокировкой нежелательных для русских жителей города решений местной верховной исполнительно-распорядительной власти.

Но почему предполагается получить не более трети мандатов в городском собрании, если, по статистике, русские составляют примерно половину населения Таллинна?

Голосовать на местных выборах могут все постоянные взрослые жители независимо от гражданства. Но могут – это еще не значит, что будут. Часть, как это обычно бывает, голосовать не пойдет. В среднем – до трети всех имеющих право голоса. Еще какой-то процент отпадет, так как проголосует "против всех". Он, как правило, незначителен и при разных системах подсчета голосов учитывается по-разному. Это могут быть пустые бюллетени или испорченные, содержащие имена незарегистрированных кандидатов.

Помечтать можно, но тогда следует подумать и о том, каковы должны быть предпосылки этой активности и консолидации избирателей. Сплочению всегда способствует если не единая конструктивная цель (своего рода борьба за светлое будущее), то ощущение реальной общей угрозы или наличие общего врага. И, естественно, лидера, который способен привести к светлой цели или же поднять на борьбу с врагом. Сегодня такого лидера нет.

Впрочем, нет, наверное, и четко сформулированной общей цели. Да и ощущение опасности какое-то стертое. Короче, нет ни первого, ни второго, ни третьего.

Единый русский список есть. Более того, высказана мысль о том, что надо идти дальше, на объединение русского политического спектра, и сотрудничество с теми русскими, которые ушли в эстонские политические организации, а в решении политических проблем нужно использовать все законные возможности, искать компромиссы, но при этом твердо отстаивать принципиальные ценности.

Охота за голосами


Появление сначала единого русского списка и – как следующий этап – единой русской политической организации вызывает вполне обоснованное беспокойство у тех, кто стоит во главе партий эстонских. Они рискуют лишиться если не всех, то значительной части голосов русских избирателей. Голоса соплеменников уже давно поделены, и тут колебания в предпочтениях, как показывает статистика, незначительны.

Что же до русских, то за их голосами и "Исамаалийт" и ПННЭ, и другие партии охотились всегда. Для этого даже в парламентские списки кандидатов включались носители неэстонских фамилий. Понятно, что чем радикальнее партия, тем выше порядковый номер такого кандидата и ниже его положение в списке. Так, своего рода живцами на выборах в 1992 году в списках "Исамаалийт" были Харламов, Бабаев, Алеходжина, блока Народного фронта – Михайлов и Брехов. В числе избранных они, естественно не оказались, так как в списках занимали 44–86-е места и на мандат могли рассчитывать лишь в случае преодоления персональной квоты.

Если посмотреть на списки, с которыми партии выходят на предстоящие муниципальные выборы, то и там найдется немало носителей неэстонских фамилий. Особенно в Таллинне и на преимущественно русском Северо-Востоке. На кого рассчитывать эстонцам в почти поголовно русской Нарве? Или в наполовину русском Таллинне. Вот и расставляют живцов. Та же Алеходжина, десять лет назад фигурировавшая в списках соотечественников, теперь под девичьей фамилией Стельмах оказалась в списке реформистов.

Дальше других в борьбе за голоса русских граждан Эстонии пошли центристы. Имея неплохую поддержку на местах, они дали возможность попасть в парламент двум русским депутатам и достаточно умело с их помощью поддерживают репутацию прорусской партии. При этом не гнушаются поливать время от времени оппонентов из русских же партий. Достаточно вспомнить появившуюся не так давно в центристской газете заметку о том, что у лидера ОНПЭ появился собственный дом где-то в одном из столичных пригородов. Естественно, было перечислено, сколько у него квартир в самом городе и тому подобное. И ни слова о том, законно или незаконно были добыты средства для покупки этих квартир и дома. В голом виде – ставка на ту самую ненависть к имущим, которая стала в свое время движителем революции 1917 года.

Грязные технологии, или так называемый "черный пиар", до сих пор использовались для сведения счетов с политическими оппонентами при выяснении отношений между эстонскими партиями. Достаточно вспомнить подозрения и обвинения в сотрудничестве с КГБ бывшего президента Леннарта Мери, а еще раньше – с ЦРУ президента нынешнего Арнольда Рюйтеля. Можно вспомнить вытаскивание на свет божий скандалов с приватизацией недвижимости, в которых были замешаны высшие чины столицы и депутаты парламента. Да мало ли что еще припомнится, если хорошенько порыться в газетных подшивках последних десяти лет.

С недавнего времени "черный пиар" стал применяться и к представителям русских партий. Помните, наверное, намеки в открытой прессе на связи одних русских лидеров с Москвой, других – с производством "паленой водки", третьих – с сокрытием доходов. Причем, что характерно, каждый раз запускается информация, которая впоследствии не подтверждается окончательно, но и не опровергается. Она просто застревает в памяти, как ржавый гвоздь в доске. Потом, допустим, когда надо голосовать, многие уже не помнят деталей. Что-то, мол, было. То ли он украл, то ли у него.

В целом же то, что списки героев "черного пиара" стали пополняться за счет русских политиков, говорит о том, что они стали кому-то сильно мешать. Гораздо сильнее, чем лет пять-шесть назад, когда их не было в парламенте и когда на низовом уровне власти они без конца соперничали друг с другом и сигали из фракции во фракцию.

Выходит, верным путем движется русская община в Эстонии.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie