Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика

Рамиз Гусейнов

Надежда умирает последней

Перспективы карабахского урегулирования

В конце 2003 года усилиями международного сообщества была предпринята очередная попытка сдвинуть с места затянувшийся процесс урегулирования застарелого нагорно-карабахского конфликта между Арменией и Азербайджаном.

Как известно, созданная еще в 1992 году под эгидой ОБСЕ Минская группа (МГ) в течение всех 10 лет своего существования пытается – пока безуспешно – урегулировать конфликт между Ереваном и Баку из-за Нагорного Карабаха (НК). Однако обе стороны до сих пор отвергали все представленные "международниками" предложения и придерживались диаметрально противоположных позиций по будущему статусу НК. Официальный Баку настаивает, что Карабах – неотъемлемая часть Азербайджана. В свою очередь, армянское руководство готово обсуждать любой статус НК, но только вне рамок территориальной целостности Азербайджана.

В конце ноября 2003 года после более чем годичного перерыва сопредседатели МГ ОБС – высокопоставленные дипломаты из США, России и Франции – побывали в Азербайджане, Армении и Нагорном Карабахе и представили сторонам конфликта "новые подходы" по его разрешению. Во время своего визита в регион международные посредники заявили, что именно "сейчас сложилась благоприятная ситуация для того, чтобы стороны возобновили переговоры, действуя ответственно, динамично и инициативно".

В частности, по словам американского представителя Рудольфа Перины, после президентских выборов в Армении и Азербайджане "открываются хорошие перспективы для урегулирования конфликта". С этим была согласна и российская сторона, отметившая в лице сопредседателя МГ ОБСЕ от России Юрия Мерзлякова, что "новые идеи посредников были восприняты как в Армении, так и Азербайджане". В то же время ко-спонсоры заявили, что Баку и Ереван сами должны найти решение. Как подчеркнул принимавший участие в посреднической миссии первый заместитель министра иностранных дел России Вячеслав Трубников: "Мы можем только помочь им прийти к компромиссу".

Эксперты МГ ОБСЕ связывали с первой встречей Ильхама Алиева и Роберта Кочаряна под патронажем международных посредников надежды на то, что она даст ответ на вопрос: насколько Армения и Азербайджан готовы пойти на реальный компромисс и начать конкретное урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Организовать эту встречу было крайне непросто. Ильхам Алиев первоначально заявлял о том, что не видит необходимости личной встречи руководителей двух стран, поскольку им "пока нечего обсуждать". Министр иностранных дел Азербайджана Вилаят Гулиев вообще заявил, что у сопредседателей МГ ОБСЕ пока нет справедливых вариантов урегулирования конфликта.

Армянская же сторона была настроена достаточно оптимистически в связи с тем, что, по ее мнению, представители "партии войны" потерпели поражение на президентских выборах в Азербайджане. Некоторые члены высшего руководства Армении даже предлагали заключить политическое соглашение с Азербайджаном по урегулированию конфликта до мая 2004 года, то есть до 10-й годовщины подписания Бишкекского протокола по установлению режима прекращения огня между сторонами конфликта. В то же время ряд армянских представителей не скрывал, что рассматривает независимость Карабаха как свершившийся факт, и проблема заключается лишь в нахождении наиболее приемлемого с точки зрения международного права пути формального закрепления статуса НК.

В этих условиях трудно было ожидать от встречи президентов Азербайджана и Армении перелома в ходе переговорного процесса по мирному урегулированию карабахского конфликта. Его особо и не ожидали ни в Баку, ни в Ереване. Судя по всему, пока основным итогом последних усилий МГ ОБСЕ стала сама декабрьская встреча в Женеве нового президента Азербайджана Ильхама Алиева со своим армянским коллегой Робертом Кочаряном, в ходе которой лидеры двух стран познакомились друг с другом и обсудили новые предложений ко-спонсоров нагорно-карабахского урегулирования.

После встречи в Женеве президенты Азербайджана и Армении заявили, что выступают за урегулирование карабахского конфликта в предельно сжатые сроки. Но целый ряд западных экспертов считает, что подобные перспективы в обозримом будущем маловероятны. Причины такого пессимизма они усматривают в сохраняющихся принципиальных разногласиях между Баку и Ереваном, а также крайне малой эффективности усилий ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта.

Так, известный американский аналитик из Института стратегических и политических исследований в Вашингтоне Владимир Сокор считает, что, несмотря на многочисленные визиты в регион, 10-летняя деятельность МГ ОБСЕ остается безрезультатной. Поэтому, по его мнению, не следует ожидать от дальнейшей деятельности МГ ОБСЕ чего-либо существенного. В.Сокор также высказался за перенос международных посреднических усилий в "различные форматы".

В свете этого оптимизм, высказанный главами Азербайджана и Армении, пока не внушает большой уверенности в ускорении процесса разрешения конфликта вокруг НК. С другой стороны, существенное изменение позиции официального Баку по поводу прямых контактов с Ереваном свидетельствует о том, что это решение было принято не без определенного давления извне.

Как известно, уже полным ходом идет строительство стратегического нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, которое намечается завершить в 2005 году. Поэтому США и другие страны Запада весьма заинтересованы в скорейшем урегулировании карабахской проблемы, так как линия азербайджано-армянского военного противостояния проходит всего в нескольких десятках километров от строящейся линии трубопровода.

Не секрет, что при покойном Гейдаре Алиеве внешняя политика Азербайджана строилась на соблюдении в Баку баланса интересов как США, так и России. И в большинстве случаев, это не вызывало больших проблем, поскольку и Вашингтон и Москва, несмотря на существовавшие противоречия, старались проводить согласованную политику на Южном Кавказе. При своем избрании на пост президента Ильхам Алиев заручился поддержкой, как России, так и США, видимо, дав соответствующие обязательства по обеспечению их интересов в Каспийском регионе.

Однако в последнее время наметилось заметное расхождение интересов России и США на Кавказе, вызванное стремлением администрации Дж.Буша резко усилить здесь свое военно-политическое присутствие за счет "выдавливания" из региона влияния России. Для закрепления своего экономического и военно-политического проникновения на Южный Кавказ и Каспий США теперь крайне необходимо скорейшее урегулирование карабахского конфликта.

Пока это не будет сделано, американская администрация по "внутренним причинам" не сможет разместить в Азербайджане военные базы и силы быстрого развертывания США. По мнению местных наблюдателей, в условиях неурегулированного армяно-азербайджанского конфликта невозможно даже расширение военного сотрудничества между США и Азербайджаном, поскольку влиятельное армянское лобби в самих США заблокирует в конгрессе любые подобные планы, как несущие угрозу безопасности Армении. В свое время американский конгресс позволил президенту приостановить действие 907-й поправки, запрещающей оказание прямой помощи Азербайджану, только с условием, что такая помощь не нарушит сложившийся после Карабахской войны баланс сил. Если же удастся подписать мирный договор, то эти ограничения, естественно, потеряют силу.

Ввиду этого США и их союзники в последнее время активно подталкивают Азербайджан и Армению к ускорению переговорного процесса. Как полагают информированные источники в Азербайджане, именно этим обусловлена и последняя активизация деятельности МГ ОБСЕ в зоне конфликта. Об этом говорят, в частности, заявления некоторых сопредседателей МГ о "новых идеях" и необходимости "отказаться от штампов" и совместить поэтапный и пакетный варианты урегулирования проблемы НК.

Недавно стали известны некоторые детали предлагаемого международными посредниками варианта большого политического промежуточного соглашения по урегулированию конфликта вокруг НК. Суть его заключается в освобождении Арменией четырех южных районов НК и создании тем самым условий для восстановления транспортных коммуникаций между двумя странами при одновременном отводе войск противостоящих сторон в глубь контролируемых ими территорий.

В освободившуюся же "разъединительную полосу" предполагается вести международные миротворческие силы под флагом ООН или ОБСЕ. После этого конфликтующие стороны вместе с посредниками должны определить общие параметры будущего статуса Нагорного Карабаха и примерные сроки достижения детального соглашения по этому спорному вопросу. Освобождение остальных занятых армянской стороной районов и будущий статус Шуши и Лачина остается в прямой зависимости от достижения детального соглашения по главному вопросу.

Однако азербайджанская сторона считает данный план, основанный на учете "существующих реалий" несправедливым и неприемлемым для себя. Не выражает особого энтузиазма и армянская сторона. Конечно, есть надежда, что в ближайшее время переговорный процесс активизируется, и МГ ОБСЕ выступит с новыми предложениями, которые будут основаны на тех договоренностях, которые уже были достигнуты между сторонами конфликта. Однако здесь все далеко не так просто.

В этой ситуации очень многое будет зависеть от позиции России, которая имеет реальные и эффективные рычаги воздействия на обе конфликтующие стороны. Южный Кавказ и Каспий были и остаются одними из приоритетных регионов во внешней политике Москвы. И она, как свидетельствуют последние заявления и шаги российского руководства, не намерена терять критически важные геополитические позиции на своих южных границах. Поэтому США и другим геополитическим игрокам на Южном Кавказе, если они хотят заручиться поддержкой России, придется учитывать здесь и наличие серьезных российских интересов.

В целом же, представляется, что реальные предпосылки окончательного урегулирования проблемы НК еще не сложились, и в этой области всем заинтересованным сторонам предстоит предпринять немалые и желательно согласованные усилия. Пока же можно только сказать, что надежда умирает последней.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie