Хлебные крошки

Статьи

Драган Райкович

Наши на Балканах

После революции многие русские эмигрировали в Югославию

Наибольший поток эмиграции на Балканы хлынул после революции 1917 года. 45 тысяч эмигрантов нашли приют в только что образованном Королевстве сербов, хорватов и словенцев. Они прибывали пятью крупными волнами с весны 1919 г. и до осени 1921 г. В середине 20-х годов число русских беженцев началось уменьшаться, и к 1941 г. их оставалось около 25 тысяч.

Русские, не пожелавшие остаться в Советской России, как правило являлись высокообразованными интеллигентными людьми. Югославия того времени была сугубо аграрной страной, причем около половины населения не умело писать и читать. Поэтому приток русских был встречен сербами с воодушевлением.

Русские эмигранты тех лет оседали в восточной, православной, части Королевства. Многие из русских старались селиться в крупных городах и в первую очередь в столице, где были востребованы их знания. В начале 30-х гг. в Белграде проживало около 10 тысяч наших соотечественников. Местные власти позволили русским открывать свои школы, больницы, библиотеки, издавать свои газеты и журналы. Простор для сохранения национальной самобытности был очень широк. Русских активно принимали на государственную службу, в особенности на военную. Десяток русских ученых-эмигрантов благодаря своей научной деятельности стали академиками Сербской академии наук и искусств.

Власти позволили русским беженцам создать свою автономную школьную систему. Преподавание в этих школах велось по дореволюционным программам, которые были частично соотнесены с традициями Королевства. Также были созданы женские гимназии и даже кадетский корпус.

Пестрая людская палитра русских эмигрантов, оказавшихся в Югославии, порождала весьма интересные социальные казусы. Так, дореволюционные офицеры и генералы становились сапожниками и продавцами газет, бывшие юристы начинали оперную карьеру...

Среди наших соотечественников, избравших Королевство сербов, хорватов и словенцев своей второй родиной, оказался и барон Врангель. Согласно завещанию он был похоронен в Белграде, в русской церкви Святой Троицы. Некоторые участники свержения династии Романовых также оказались на югославской земле. Председатель последней Государственной Думы Родзянко умер 1924 г. в Белграде. Последний главнокомандующий русской армией генерал Михаил Васильевич Алексеев умер в 1918 г. и семья, не желая его хоронить в советской России, вывезла останки в Белград.

До конца своих дней прожил в Югославии и генерал Петр Иванович Аверьянов – последний начальник Генерального штаба царской армии, который во время Первой мировой войны обеспечил Сербии кредит в 40 миллионов золотых рублей. Перед смертью он работал в историческом отделе Главного генерального штаба в Белграде.

Русские специалисты работали почти во всех югославских министерствах. Однако нередко русские беженцы занимались и нелегким физическим трудом. Нужда заставляла их участвовать в строительстве дорог и лесозаготовках в Боснии.

Достаточно трудно было нашим соотечественникам открыть свой бизнес. Одним из самых успешных деловых людей стал владелец комиссионного магазина в Белграде Григорий Миткевич. Большинство же русских открывали небольшие мастерские ремесленного типа.

На пути становления русских эмигрантов в новом государстве возникало много проблем. Многие русские, избравшие своим пристанищем Югославию, довольно туманно представляли себе историю, традиции и менталитет ее населения. В Югославии на русских и на Россию смотрели по-разному. В восточной ее части – с любовью и уважением, в западной – с недоверием и даже неприятием. Эти отношения наиболее многогранно проявлялись в повседневной жизни. Сами русские эмигранты того времени отмечали, что наилучшее отношение к ним проявляет духовенство, интеллигенция и офицерский корпус. Однако отношения со средним классом складывались куда прозаичнее – местные жители не любили впадать в исторические размышления о спасительной роли России в судьбе Сербии.

Тяжелым испытанием для русской диаспоры в Югославии стали годы Второй мировой войны. Некоторые особо непримиримые с советской властью соотечественники вступали в нацистский Русский охранный корпус в надежде попасть на восточный фронт и воевать с большевиками. Другие, ведомые чувством патриотизма вне зависимости от политической окраски России, сформировали Союз советских патриотов и присоединились к Народно-освободительному движению. Некоторые, повинуясь всеобщей мобилизации, участвовали в апрельской войне 1941 года. Отдельные беженцы были направлены в немецкие лагеря или пострадали от хорватских усташей.

После войны русским беженцам пришлось столкнуться с той властью, от которой они пытались найти убежище в 20-х годах. Закрылись все эмигрантские учреждения, включая школы и больницы. Перестали выходить газеты. Многие решились на новый исход и уехали в другие страны. В Югославии в те годы осталось всего около 7 тысяч русских. Новое испытание пришлось пережить русским беженцам и в 1948 г., когда возникли противоречия между руководством и компартиями СФРЮ и СССР. Вновь последовали отъезды и высылки.

Основными русскими атрибутами со времен первой волны эмиграции остались русская церковь Святой Троицы на Ташмайане, Иверская часовня и русское кладбище в Белграде.

Сегодня наши соотечественники проживают в основной своей массе на территории Сербии и Черногории в крупных городах. Большинство из них ассимилировалось и состоит в смешанных браках с сербами. По разным оценкам их осталось около 15 тысяч человек.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie