Хлебные крошки

Статьи

Татьяна Данилова

Наследники Бендера

Или наши люди в Рио-де-Жанейро

По дороге из Саратова в Рио-де-Жанейро Остап Бендер, как известно, изобретал несколько сравнительно честных способов экспроприации средств у зазевавшихся сограждан. Известно также, что в Советской России ему не повезло, потому что просто не могло повезти… По определению.

Но быть может, нищим и голодным он все-таки добрался до города своей мечты Рио-де-Жанейро. Вылез из душного трюма на воздух, а там… "Мулаты, бухты, экспорт кофе... чарльстон под названием "У моей девочки есть маленькая штучка" и... Полтора миллиона человек, и все поголовно в белых штанах" – ну, в общем, все, о чем так долго мечталось. А иначе чем можно объяснить, что по ту сторону экватора так много людей и так много проблем, очень похожих на наши.

Правда, население Рио с тех пор увеличилось раз в семь, зато как и было во времена Остапа все поголовно в белых… ну или в почти что белых штанах, натянутых на плотные загорелые ягодицы. И зимой в Рио-де-Жанейро (а сейчас с обратной стороны экватора как раз этот сезон) можно ходить в тех же одеждах, что и летом, – налегке. И в любой момент, будь то зима или лето, с легкостью бросить свое бледное усталое тело в соленые волны Атлантики.

Днем город, выстроенный в колониальном стиле, дышит полной грудью мягким воздухом океана и тропиков, лениво раскинувшись на холмах и отражаясь в зеркале голубой лагуны. А над всем этим райским соблазном, на 710-метровой вершине горы Корковадо возвышается статуя Христа работы скульптора Поля Ландовского. Наверное, есть и в этом промысел божий – каждый, попавший в Рио, просто не может не почувствовать себя, хоть на миг, "как у Христа за пазухой". Буквально.

А живя у Христа за пазухой, вряд ли захочется работать. В Бразилии в ходу даже анекдот на этот счет: "Почему Христос на горе Корковадо стоит, раскинув руки? Он ждет, когда жители Рио начнут работать, чтобы им аплодировать". А пока они веселятся или в лучшем случае занимаются уличной торговлей.

Как-то вечером пока я наслаждалась ночным прибоем, потягивая "коку верджи" – популярный у местного населения напиток, являющий собой кокосовый сок внутри свежесрезанного ореха – ко мне подошел торговец местной экзотикой и стал "раскалывать на покупку", причем на всех доступных ему языках. Выяснив, что я не "американос", он поставил в сторонку кейс с бижутерией и радостно завопил по-английски: "О… А я тоже русский человек! Из Чили. Предки мои, говорят, были русскими. Когда-то мой прадед уехал в Рио из России. Потом моя семья оказалась в Чили. А меня почему-то, как и прадеда, вдруг ни с того ни с сего потянуло в Рио. Здесь можно жить чем Бог пошлет, спать на пляже, наслаждаться любовью где угодно и с кем угодно... Немного подработаешь, если не лень, и опять гуляй". "А прадеда вашего случайно не Остапом звали?" – поинтересовалась я . – "Да кто ж его знает, как его там звали, может, и Остапом"… А я подумала: куда ж этому чумазому до великого комбинатора, у того был огонь в крови, а у этого: продал – пропил… А может, все-таки таков и есть наш человек по обе стороны экватора? Наш пострел...

Однако эмигрантов из России в Бразилии очень мало, они не задерживаются здесь вероятно из-за 40-50-градусной жары. Но все-таки с одной из местных русских мне удалось познакомиться в крупнейшей ювелирной фирме "H.STERN". Ирина Мотефф (она же Матвиенко), внучка русских эмигрантов первой волны, попала в Бразилию из Китая в 1957 году. Была балериной, но замужество и четверо детей вынудили покинуть сцену. Ей повезло. Ирина вышла замуж за респектабельного бразильца. С тех пор она живет в шикарном особняке в районе Ипанема (это один из самых богатых уголков Рио), имеет прислугу, но работу все равно не оставляет. В обязанности Ирины входит обслуживание клиентов из России, которых с каждым годом у самой дорогой ювелирной фирмы Бразилии становится все больше и больше. "Если раньше нашими основными покупателями были американцы и японцы, то теперь русские, китайцы, корейцы, вьетнамцы, – говорит Ирина. – Те, из русских, с кем я встречалась, знают толк в дорогих вещах. Совсем недавно "Штерн" посетила ваша телезвезда, симпатичная блондинка с обаятельным бой-френдом, который не скупился на подарки. Мне доставляет удовольствие общаться с русскими, возможно, поэтому я не сижу дома. Как живут русские в Бразилии. Нас здесь мало, и сказать, что в Рио существует какая-то община соотечественников, я не могу. Но отношения семьями мы как-то поддерживаем, несмотря на то, что очень много смешанных браков. Но бразильцы по характеру очень похожи на русских – такие же бесшабашные. И проблемы у нас тоже очень похожие. В Бразилии есть много очень бедных, есть крайне ограниченная прослойка богатых, и практически нет среднего класса. Та же преступность, что и в России. Инфляция… Вот только климат другой".

"H.STERN" – эта надпись красуется на всех шикарных отелях, светится на автомагистралях, и всяких местах паломничества туристов. Даже в аэропорту первыми, кто вас встретит, будут красотки из этой фирмы, которые подарят карту Рио с рекламой и приглашением посетить их заводы и магазины. Покупать – не обязательно, а сходить стоит, хотя бы для того, чтоб познакомиться с ее русской "хозяйкой" Ириной Матвиенко. Ей скучно, и она только и ждет, чтоб с кем-то поговорить на родном языке.
text
Однако и местные самоцветы тоже достойны внимания. Более 60% всей добычи аметистов, аквамаринов, изумрудов, цитринов, турмалинов, приходится на долю Бразилии. Сувенирные лавки горят закатным огнем великолепных друз, звенят подвесками, пестрят агатовыми и аметистовыми птичками, и пахнут сандалом, из которого здесь вырезают копии статуи Христа и фиги – самые популярные бразильские сувениры. Когда-то фига считалась фаллическим символом, и носили его чернокожие казановы, а теперь все подряд. Говорят, что она отгоняет зло и притягивает добро. В это верят все бразильцы. И… делают на суеверии неплохие деньги.

И потому к русским в Рио относятся с симпатией: улыбаются и радуются, оценивая потенциальные возможности покупателя. Правда, как-то раз, днем, я зашла в ночную дискотеку, которая в "детское время" работает как обычный бар. Ко мне подсели две знойные девицы, не исключено, что из представительниц древнейшей. Девушки сказали, что любят потусоваться в этом заведении, здесь весело, да и ребят они всех знают, – нет проблем. Приходят не ради заработков, а просто из удовольствия. Узнав, что я "русиш", одна весьма непосредственная мулатка вдруг выкатила глаза и изобразила нечто наподобие рвотного спазма. "Но... – тут же спохватилась: Ю.. Ю гуд! Бьютифул… (то есть Ты – хорошая) А те русские, что приезжают сюда на карнавал – такое... (далее последовало непереводимое выражение на местном диалекте". – "Вам просто не повезло с русскими, – засмеялась я. – Думаю, тех русских, что приезжают к вам на карнавал, мы у себя в Москве, тоже не очень-то любим". А вообще надо сказать было не очень приятно слышать такое про своих…

Тропическая ночь, пропитанная свежестью и дурманными ароматами райского сада, накрывает город внезапно. В 6 часов вечера в Рио темно, как в том анекдоте. В узких улочках светят тусклые фонари, и в их свете растворяется наша дневная уверенность в себе.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie