Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Иван Боков

НАТО - блок обреченный?

США открыто дают понять своим европейским партнерам, что после Афганистана они окончательно убедились в ненадежности НАТО

В долгой истории НАТО наступили тяжелые времена. В штаб-квартире блока в Брюсселе незримо установилась гнетущая атмосфера неопределенности и неуверенности в завтрашнем дне. В выступлениях руководителей Североатлантического альянса уже не чувствуется былой эйфории по поводу незыблемости трансатлантической солидарности и радужных картин будущей роли НАТО на международной арене.

Как констатировал в мартовском номере журнала "Ойропеише зихерхайт" известный германский военный эксперт Хеннинг Бартельс: "В целом от первоначального единства между США и Европой в борьбе против террора осталось не слишком много". Проблема заключается в том, что завершение основной фазы войны с талибами и "Аль-Каидой" в Афганистане окончательно обнажило все более очевидное отсутствие как военного, так и политического паритета между США и их союзниками по НАТО, а также тот факт, что блок в его нынешнем виде уже не соответствует новым реалиям мировой политики.

США открыто дают понять своим европейским партнерам, что после Афганистана они окончательно убедились в ненадежности НАТО в качестве эффективной военной силы и критическом отставании союзников от американцев в вопросах высоких военных технологий. Вашингтон также не скрывает своего раздражения "дефицитом политической воли" европейских стран НАТО, их критикой "имперского" курса администрации Джорджа Буша-младшего и вечной нерасположенностью Европы расходовать больше средств на оборону, что, по мнению Вашингтона, подрывает доверие к ней у США и разрушает НАТО как военно-политический союз. В американской прессе европейских союзников уже частенько презрительно именуют не иначе, как "европлаксы" и "евронытики".

Правительства европейских стран блока в свою очередь чувствуют, что становятся во все большей степени второразрядными державами, неспособными влиять на внешнеполитический курс США, поскольку не могут вносить в "общую военную копилку" вклад, адекватный американскому. Раздражение европейцев американской позицией иногда все чаще вырывается наружу. Например, министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер смело заявил недавно, что "партнеры по союзу – это не саттелиты", а верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьер Солана и нынешний председатель Евросоюза испанский премьер-министр Хосе Мария Ансар призвали к новому определению взаимоотношений между США и Европой.

Но все это пока мало помогает. Системный кризис в НАТО, как говорится, налицо и в определенной степени эта ситуация не является такой уж неожиданной. Первые трещины в несущих конструкциях НАТО появились уже в 1991 г. сразу после распада СССР и роспуска Варшавского Договора. Североатлантический альянс, созданный в качестве военного противовеса СССР и его союзникам в Европе, в одночасье потерял свое основное предназначение и смысл существования. Попытки преобразовать НАТО в гаранта европейской безопасности и стабильности потерпели крах в основном из-за позиции США, не желавших, чтобы кто-либо кроме них самих определял главные направления мировой политики. События на Балканах и война против Югославией стали первым звонком для НАТО, показав второстепенную роль европейцев и готовность США самостоятельно проводит силовые акции в любом районе мира с помощью или без помощи союзников.

События 11 сентября 2001 г. дали руководителям европейских стран надежду на придание НАТО второго дыхания, особенно в связи с применением впервые за всю историю НАТО статьи о совместной обороне в связи с актом агрессии против одного из членов блока (США). Однако надежды прожили недолго. Так же как до этого в Косово, в Афганистане американцы предпочли вести войну практически в одиночку и оставили на долю европейцев лишь функции по зачистке территории и поддержанию мира, отвергая предлагаемую военную помощь как навязчивую мелкую услугу.

В настоящее время для дальнейшей судьбы НАТО решающую роль могут сыграть три фактора: дальнейшая потеря интереса США к блоку как равноправному партнеру и эффективному политическому инструменту; растущая военно-технологическая пропасть между вооруженными силами США и европейскими армиями Североатлантического союза; а также планы по дальнейшему расширению альянса за счет приема новых членов.

О первом факторе уже в целом было сказано выше. К этому можно добавить, что, как представляется, США начали процесс формирования новой архитектуры безопасности в мире, из которой изымаются такие ключевые ранее понятия как сдерживание и стратегический баланс. Найдется ли в этой конструкции место для НАТО - большой вопрос. Сейчас все большей популярностью среди американских политологов пользуется следующая формула: США – глобальная ударная и карательная сила, европейские страны – проведение последующих миротворческих операций и поддержание мира, ООН – предоставление продовольственной и другой гуманитарной помощи кризисным регионам.

Естественно, при такой схеме говорить о каком-либо равноправии не приходится. Тем более, что Европа практически смирилась с наличием политического разрыва между ней и США и выступает в роли американского политического попутчика, критикуя Вашингтон при любой возможности и упрекая его в односторонних шагах. Европейцы также предпочитают тратить деньги на социальное благополучие у себя дома и на помощь бедным странам третьего мира. Сегодня Евросоюз обеспечивает 50 процентов всей оказываемой в мире гуманитарной помощи и 36 процентов бюджета ООН.

Проблема растущего технологического отставания вооруженных сил европейцев от США является предметом особой озабоченности руководства альянса. По словам генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона, европейские армии деградировали до уровня «военных пигмеев» и разрыв между ними и вооруженными силами США увеличивается в геометрической прогрессии. Ему вторит и бывший председатель военного комитета НАТО германский генерал Клаус Науманн, считающий, что европейские государства отстают от Соединенных Штатов в военно-техническом плане на многие годы.

Такое положение обусловлено в первую очередь несопоставимым уровнем военных расходов. Как известно, американский военный бюджет будет доведен до уровня примерно 400 миллиардов долларов в год, что больше совокупных военных расходов 14 ведущих военных держав мира. Например, в 2003 г. только инвестиционная доля военного бюджета США составит 37 процентов или 140 миллиардов долларов, что равно совокупным годовым военным расходам всех остальных стран НАТО.

Если сравнивать расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в военных целях, европейцы тратят около 7 тыс. долларов в пересчете на одного военнослужащего, а США – 28 тыс. долларов. В Европе же после 11 сентября 2001 года ФРГ стала единственной страной, повысившей свои военные расходы на 780 млн. долларов. По данным исследований, проведенных американской "Рэнд корпорейшн", чтобы догнать США в военно-технологическом плане европейцам необходимо повысить в следующем десятилетии свои военные расходы на 25-56 миллиардов долларов.

На сегодняшний день США имеют решающее превосходство над европейскими армиями в областях военных информационных технологий, глобальных систем боевого управления, разведывательно-ударных высокоточных комплексов, военно-космических средств различного назначения, беспилотных летательных аппаратов, морских и воздушных средств стратегических перебросок войск и боевой техники в любой район мира и т.д.

На вооружении ВВС европейских стран сегодня нет (и пока не предвидится) самолетов, использующих технологии "стелс", нет крылатых ракет (за исключением Великобритании, получившей их от США) и почти нет высокоточных бомб и ракет с дистанционным управлением, нет достаточного количества военно-транспортной авиации (например, ФРГ вынуждена была арендовать транспортные самолеты у России и Украины (!) для переброски своего контингента в Афганистан, а одна неназванная страна НАТО прорабатывала даже вопрос о перевозке своих войск в Афганистан железнодорожным транспортом). Все это делает участие европейцев в совместных военных операциях с США крайне затруднительными. Дело уже дошло до того, что ряд американских систем (в частности шифрованной связи) не стыкуются с европейскими.

По оценке уже упоминавшегося генерала К. Науманна, различные приоритеты в развитии вооруженных сил США и Европы сделают для Вашингтона дальнейшее сотрудничество с союзниками по НАТО бессмысленным с военной точки зрения. Союзники, способные выполнять второстепенные задачи, возможно и понадобятся, но допускать их к принятию главных решений не будут. При этом, им придется расплачиваться за свою военно-технологическую отсталость жизнями своих солдат, что уже и происходит на Балканах и в Афганистане. Генерал также выразил мнение, что в итоге в НАТО сложится структура принятия решений, характерная для бывшего Варшавского Договора, что, в конечном счете, чревато крахом альянса и крупнейшей катастрофой в сфере политики безопасности.

Еще одним подводным камнем для терпящего бедствие корабля НАТО может стать как ни странно нынешний курс на дальнейшее расширение блока на восток и юго-восток. Вступление в НАТО слабых в военном и экономическом отношении новых членов, имеющих к тому же проблемы с соседями и нерешенные внутренние конфликты, скорее еще больше ослабит блок, чем усилит его.

Адаптация новых членов альянса, унификация систем управления, вооружения и прочее подтягивание до надлежащих стандартов потребует отвлечения немалых средств и прибавит головной боли. Кошмар наличия в рядах альянса «заклятых друзей» типа Греции и Турции может повториться в самых разных вариантах. Например, ни для кого не секрет, что Венгрия, уже вступившая в НАТО, отнюдь не в восторге от перспектив присоединения к блоку Румынии, с которой у нее существуют стародавние трения по трансильванскому вопросу. Болгария также имеет территориальные проблемы с Македонией и Грецией, в странах Прибалтики существует проблема национальных русскоязычных меньшинств и непростых отношений с соседней Россией и т.д. Не все так просто и с Хорватией и Румынией, а перспектива вступления в альянс Грузии представляется просто кошмаром.

Конечно, нынешнее руководство НАТО во главе с Дж. Робертсоном прилагает все усилия для вывода блока из кризиса и реанимации его былой роли. Особые надежды возлагаются на предстоящий саммит Североатлантического альянса в Праге, где его руководители надеются добиться от европейских стран однозначных обязательств по резкому увеличению своего вклада в общие военные программы, а от США – готовности поделится своими передовыми военными технологиями с союзниками и в большей степени опираться на многонациональные структуры в ходе дальнейших антитеррористических операций. Сбудутся ли эти надежды, покажет уже недалекое будущее.

В этих условиях от России требуется проведение исключительно взвешенной политики в своих взаимоотношениях, как с НАТО, так и с США. Естественно, главным при этом должен быть всесторонний учет интересов национальной безопасности нашей страны. Формирующийся в настоящее время новый миропорядок не обладает пока ни прочным фундаментом, ни отлаженными механизмами связей и взаимодействия всех его участников. Пока эту роль не в состоянии выполнять ни единственная глобальная сверхдержава – США, отличающаяся от других лишь большей военной мощью, но не более глубоким пониманием того, что происходит на планете, ни НАТО, бездумное расширение которого ведет, скорее всего, к его неизбежному саморазрушению.

Представляется очевидным, что пока на международной арене не сложится миропорядок, созданный совместными усилиями всех стран и основанный на балансе основных национальных и региональных интересов, мир будет оставаться крайне уязвимым для деструктивных сил, готовых использовать любые методы борьбы за передел сфер влияния, включая и теракты масштаба 11 сентября 2001.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie