Хлебные крошки

Статьи

Крымский узел
Политика
Украина

Игорь Евтюшкин

Найти себя, найти Россию:

русская идея в Крыму

Читая работы выдающегося русского мыслителя и патриота Ивана Ильина, я неожиданно задался вопросом: а что сказал бы Иван Александрович, если бы стал свидетелем распада Советского Союза, в результате которого русский народ стал разделённым народом, историческая Россия руками дилетантов от политики, затеявших т. н. перестройку, была расчленена на «удельные княжества», а город русской славы Севастополь оказался для России территорией другого государства? С какими словами мог бы обратиться Иван Ильин к миллионам русских людей, которые потеряли Родину?

В одной из речей И.А. Ильина «О России» есть следующие слова: «Не пытайтесь свести Родину к телесному, к земле и природе… Посмотрите: силою судеб мы оторваны ото всего этого; а она незримо присутствует в нас. Она не покинула нас и мы не оторвались от неё; а внешняя разлука состоялась уже давно»[1]. И в другом месте: «Видим Россию любовью и верою; делим её муку; и знаем, что придет час ее воскресения и возрождения. Но дня и часа не знаем, ибо они во власти Божией»[2].

Приведённые слова русского мыслителя, который и сам пережил разлуку с Родиной, соответствуют тем настроениям и общественно-политическим воззрениям, которые связаны с развитием русской идеи в Крыму после 1991 года.

Крым является крупнейшим в этническом, культурном, языковом отношении русским анклавом за пределами Российской Федерации. Он – единственный регион за пределами современной России, в котором этнические русские составляют большинство населения. Согласно данным Всеукраинской переписи 2001 года, русские составили 58,5% от общей численности населения Автономной Республики Крым (в Севастополе – 71,6%). Русский язык и русская культура максимально близки и понятны для представителей других национальностей полуострова.

Значимость Крыма для России определяется этническим составом населения полуострова, историческими, культурными и другими его связями с Россией, стратегической ролью, которая связана с базированием в уникальных севастопольских бухтах, не замерзающих зимой (в отличие от бухт Новороссийска), российского Черноморского флота. Защищая Крым  и Севастополь, отдали жизни миллионы солдат и офицеров русской армии и флота. Наконец, здесь жили многие выдающиеся деятели российской культуры.

Все вышеизложенное позволяет лучше понять предпосылки и особенности развития русской идеи в Крыму после 1991 года.

Для русских, проживающих на Крымском полуострове и в других русскоэтничных и русскокультурных «анклавах», утративших после развала СССР политическую связь с Российской Федерацией, базовые, корневые смыслы русской идеи стали определяться не только ценностями самоосознания, но и жизненно важными задачами самозащиты и самосохранения.

После развала Советского Союза – процесса, который, по сути, означал распад большой, исторической России, в национальных государствах, возникших на постсоветском пространстве, наступил расцвет идеологии национализма. Причем утверждение идеологии украинского, казахского, молдавского и других видов национализма нередко сочеталось с продвижением русофобских идей, вытеснением русского языка из различных сфер общественной жизни, подавлением русского национального самосознания. В ряде случаев этнократические режимы, возникшие в бывших советских республиках, проявляли себя по отношению к русским еще более жестко, по принципу «чемодан, вокзал, Россия».

Для Крыма первым серьёзным наступлением политики украинизации на права русскокультурных   граждан стало принятие в октябре 1989 года закона «О языках в Украинской ССР», который закрепил статус государственного языка только за украинским языком. В декабре 1991 года были подписаны Беловежские соглашения, ликвидировавшие Советский Союз, а вместе с ним – государственно-политическую связь Крыма с Российской Федерацией.

Развитие русской идеи в Крыму стимулировал и массовый приток на территорию полуострова крымско-татарского населения. Русские и представители других национальностей, проживающие на полуострове, вплотную познакомились с идеологией крымско-татарского национализма. Данная идеология, так или иначе, сводится к принципу национальной исключительности крымских татар на территории полуострова, обосновывает необходимость создания в Крыму татарского национального государства.

В итоге всех неблагоприятных процессов в начале 90-х годов ХХ века на территории Крыма появилось множество русских, пророссийских организаций. По некоторым подсчетам, к середине 1990-х годов их численность превысила два десятка единиц[3]. Соответственно, идейные принципы и целевые установки, декларируемые этими организациями, развивались дисперсно, в отрыве друг от друга. Тем не менее даже простейший сравнительный анализ этих принципов и установок позволяет выявить два базовых постулата, вокруг которых структурируется русская идея в Крыму:

  • восстановление политических, экономических, культурных связей Крыма с Российской Федерацией, разорванных в ходе развала СССР;
  • защита русского социокультурного пространства в Крыму.

Данные постулаты определяли и продолжают определять структуру русской идеи в Крыму на современном этапе. Говоря о первом из них, отметим, что понятия «русская идея» и «российская идея» в Крыму в начале 1990-х годов фактически не разделялись. Как вспоминает председатель Русской общины Крыма Сергей Цеков, на этапе создания общины в 1993 году её первоначально планировали назвать Российской общиной Крыма, считая, что таким образом вокруг неё можно будет объединить более широкие слои населения, представителей разных национальностей, проживающих в Крыму. В конечном итоге  возобладало этническое название – Русская община Крыма, но тесная связь между обоими понятиями, безусловно, продолжает существовать. В частности, русские активисты Севастополя пошли по пути создания Российской общины.

Следует отметить еще одну связь – между русской (российской) и республиканской идеями в Крыму. Еще до распада СССР и провозглашения Украиной независимости за территорией Крыма был закреплен статус автономной республики – Крымской АССР, которая в 1992 году получила название Республика Крым. Республиканский статус полуострова (впоследствии украинскими властями из Крымской автономии в отдельную административно-территориальную единицу был выделен г. Севастополь) стал важной «точкой опоры» для пророссийских политических сил Крыма.

Республиканская идея в Крыму прошла в своём развитии определённую эволюцию, в её развитии можно выделить различные векторы – ирредентистский, реюнионистский и регионалистский. Ирредентистский (итал. irredentio – неосвобожденный) и реюнионистский (reunite – воссоединять) векторы были представлены, прежде всего, Республиканским движением Крыма – политическим движением, созданным в сентябре 1991 года. Из него впоследствии выросла Республиканская партия Крыма (партия РДК). В ее руководящий состав входили Юрий Мешков, Валерий Аверкин, Сергей Цеков,  Виктор Межак и другие активисты. Программные установки РДК сводились к двум основным целям – созданию в Крыму республики со всеми правами независимого суверенного государства и проведению референдума о государственно-правовом статусе.

Сходные идеи выдвигались рядом других общественных организаций, возникших в Крыму в тот период, а именно – «Движением 20 января» (Валерий Сагатовский), «Демократической Тавридой» (Борис Кизилов), «Русским обществом Крыма» (Анатолий Лось) и др.

Ирредентистский вектор в развитии республиканской и одновременно российской идеи в Крыму был на подъёме вплоть до середины 90-х годов XX века. В одном из своих интервью Ю. Мешков аргументировал необходимость суверенизации Крыма тем, что республика сможет таким образом стать полноправным субъектом СНГ и заключать межгосударственные союзные договоры со всеми государствами Содружества[4]. Т.е. речь шла о перспективах заключения союзного договора с Российской Федерацией.

На пик своего развития и практической реализации ирредентистские идеи в Крыму вышли в 1992 году, когда Верховный Совет Крыма поддержал инициативу РДК о проведении общекрымского референдума о государственно-правовом статусе (впоследствии под давлением Киева на проведение данного референдума был наложен мораторий), а также  в 1994 году, когда Юрий Мешков был избран президентом Республики Крым.

Одновременно следует отметить наличие регионалистского вектора в развитии республиканской идеи в Крыму, который олицетворяли собой председатель Верховного Совета Крыма Николай Багров и часть депутатского корпуса, сплотившаяся вокруг Партии экономического возрождения Крыма (ПЭВК). Данный вектор основывался на признании реалий нахождения Республики Крым в составе Украины и требованиях предоставления Крымской автономии максимально широких полномочий.

Серьёзным ударом по развитию русского движения и русской (российской) идеи в Крыму стала отмена Верховной Радой Украины в 1995 году Конституции Республики Крым от 1992 года, института президентства в Крыму и крымских политических партий. Ю. Мешков, который не смог выполнить ни одного из знаковых предвыборных обещаний (кроме связанного с введением в Крыму московского времени), под давлением украинских спецслужб был вынужден уехать в Россию.

Кризис ирредентистского (украинские исследователи называют его сепаратистским) направления в развитии русской (российской) идеи в Крыму был связан не только с отсутствием политического опыта у активистов РДК–РПК, но и с громадной сложностью вопроса о восстановлении политических связей Крыма с Российской Федерацией, который не мог быть решен в самой автономии.  К середине 1990-х годов российско-украинские отношения по поводу Крыма вышли на новый уровень, наметился компромисс в вопросе раздела Черноморского флота и его базирования, Москва перестала поднимать вопрос о территориальной принадлежности полуострова.

В конце первого десятилетия 2000-х годов ирредентистские требования в Крыму вновь озвучило движение «Народный фронт «Севастополь-Крым-Россия», координатором которого является Валерий Подъячий (движение не имеет официальной регистрации в рамках украинского законодательства). В ответ Служба безопасности Украины сфабриковала против В. Подъячего уголовное дело, обвинив его в сепаратизме.

Начиная со второй половины 1990-х годов, пророссийские организации и политические партии, действующие в Крыму, обратились к реюнионистскому вектору в развитии русской (российской идеи) в его умеренном варианте. А именно – к идее воссоздания Союзного государства России, Украины и Белоруссии, в рамках которого вопрос о восстановлении политических, экономических, культурных связей Крыма с Российской Федерацией решился бы автоматически. На этих позициях стоят сегодня Русская община Крыма, партия «Русское Единство», партия «Союз», партия «Русский блок» и другие политические силы пророссийской направленности. Эти взгляды отражены в одном из политических лозунгов Русской общины Крыма – «Будущее Украины и Крыма – в союзе с Россией».


[1] Ильин И.А. О России. М., 1991, с. 18.

[2] Там же, с. 4.

[3] Хочешь быть русским – будь им. Интервью с председателем Русской общины Крыма С.П. Цековым // http://rusk.ru/st.php?idar=111285

[4] «Крым становится суверенным независимым государством…». Интервью с Ю.А. Мешковым // Крымская правда. 1992, 20 мая.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie