Хлебные крошки

Статьи

влюбленные
Проблемы демографии
Общество
Россия

Мария Жебит, Марина Грицюк

Недород

Демографические дыры России залатают мигранты

"В следующем году правительство сосредоточится на решении проблемы высокой смертности в стране", - заявил вчера замминистра здравоохранения и социального развития Максим Топилин на открытии всероссийской конференции по вопросам демографической политики.

По его словам, власти будут активно бороться с онкологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также вплотную займутся пропагандой здорового образа жизни.

Сейчас завершается первый этап реализации концепции демографической политики России до 2025 года. Прошлый год стал первым за последние 15 лет, когда население России увеличилось. По данным Росстата, на 1 января этого года в стране проживало 141 миллион 914,5 тысячи человек. Это на 10,5 тысячи человек больше, чем годом раньше. Во многом прирост обеспечили мигранты - в последние годы, по словам замминистра, государство ведет "подвижную миграционную политику". В то же время Максиму Топилину пришлось признать, что госпрограмма содействия переселению соотечественников в Россию, на которую возлагались большие надежды, идет плохо.

"Если трудовых ресурсов не хватает, то необходимо бережней относиться к своим работникам, - считает замминистра. - Но это исключительно моя личная точка зрения".

Рост рождаемости, в минздравсоцразвития связывают с введением в 2007 года материнского капитала.

По словам Топилина, Россия - единственное государство с такой формой поддержки семей. Хотя в развитых странах система пособий по уходу за детьми выше, и нам есть к чему стремиться. Тем не менее число родившихся детей увеличилось с 1480 тысяч человек в 2006 году до 1764 тысяч человек в прошлом году. А показатель младенческой смертности снизился на 20 процентов.

"Сейчас правительство разрабатывает варианты существенного расширения и упрощения использования материнского капитала", - сообщил Максим Топилин. По его словам, в минздравсоцразвития возникло ощущение, что эта система слишком жесткая и требует более свободных условий использования денег. Сейчас размер маткапитала составляет 343 тысячи рублей - это единоразовая выплата за второго ребенка и последующих детей. В прошлом году матерям было разрешено погашать ипотечные кредиты за счет этой суммы. В итоге в программе приняли участие 100 тысяч человек.

На втором этапе реализации концепции, который начнется в следующем году, правительство не планирует отказываться от мер по стимулированию рождаемости. Но, по словам замминистра, акцент будет сделан на снижении смертности, и прежде всего в активном трудоспособном возрасте. По прогнозу, к 2016 году количество трудоспособного населения сократится еще на 6,8 миллиона человек, а доля пенсионеров превысит 24 процента.

Власти планируют активней вести программы по предотвращению онкологических заболеваний и болезней системы кровообращения, а также бороться с ДТП. Средства для этого уже заложены в бюджете.

Также, по данным минздравсоцразвития, в ближайшее время будет подготовлена программа "Здоровье на производстве" - планируется создать систему медико-профилактического обслуживания для работающих на вредных производствах. Кроме того, предполагается стимулировать работодателей, чтобы при досрочном выходе на пенсию с вредной и опасной работы финансовые нагрузки ложились не только на плечи государства. По программе второго этапа будет проводиться диспансеризация подростков для укрепления общего и репродуктивного здоровья подрастающего поколения. В регионах будут открыты центры здоровья.

Согласно программе население России к 2016 году должно составить 142-143 миллиона человек, а к 2025 году - 145 миллионов.

*****

Мигранты - реальный ресурс, который поможет России хотя бы частично противостоять сокращению численности населения, убежден директор Института демографии Высшей школы экономики доктор экономических наук Анатолий Вишневский. И страна сейчас очень нуждается в грамотной миграционной стратегии, считает он.

Вчера в Москве начала работу XI Международная научная конференция ГУ-ВШЭ по проблемам развития экономики и общества. Сегодня на ней будут обсуждаться демографические проблемы страны и мира. Основным станет доклад Анатолия Вишневского. Накануне он дал интервью "РГ".

Российская газета: Анатолий Григорьевич, вы говорите о том, что мигранты спасут Россию. Но вместе с тем в последнее время стали много говорить о росте рождаемости и снижении смертности. Так, может быть, справимся своими силами?

Анатолий Вишневский: Я не говорю, что спасут. Но помогут. Позитивных сдвигов последних лет никто не отрицает. Но, во-первых, надо убедиться, что это - устойчивая тенденция, а не колебания, какие уже бывали. Если вы посмотрите на кривую рождаемости последних ста лет, то она вся состоит из сплошных колебаний. Когда же демографы строят кривую, которая отражает не рождаемость в те или иные годы, а итоговое число детей в расчете на одну женщину каждого поколения, то она просто плавно снижается, конъюнктурные всплески в ту ли иную сторону в добрые или худые годы не оставляют на ней почти никакого следа.

То же и со смертностью. В начале 1990-х она росла, после 1994-го понижалась, после 1998-го снова стала повышаться, с 2005 года опять понижается. А если это просто новое колебание? Выйти на устойчивую траекторию снижения смертности нам не удается с 1965 года.

А во-вторых, даже если все будет хорошо и положительные тенденции рождаемости и смертности укрепятся, это меньше, чем полдела. На ближайшие 10-20 лет гораздо большее значение имеет другой фактор, на который мы никак не можем повлиять.

РГ: Что вы имеете в виду?

Вишневский: Нашу возрастную пирамиду. Из-за низкой рождаемости в 90-е годы в ее нижней части образовался провал, и он постепенно перемещается вверх. Сейчас поколения 90-х начинают вступать в родительский возраст, но они настолько малочисленны, что даже при более высокой рождаемости не смогут произвести на свет много детей, через некоторое время число рождений начнет снижаться. Вместе с тем в пожилой возраст с более высоким риском смерти вступают многочисленные послевоенные поколения. Так что, как ни старайся, число смертей будет превышать число рождений, а это означает естественную убыль населения.

РГ: Но ведь смертность тоже может снижаться.

Вишневский: Не только может, но должна, она у нас недопустимо высока. Напомню только, что наша главная проблема - высокий уровень преждевременной смертности в среднем возрасте. Ее и надо сокращать в первую очередь, оттесняя смерть к более позднему возрасту, тому самому, в который переходят сейчас большие поколения. Поэтому естественную убыль населения и невозможно будет остановить. Наиболее оптимистичные прогнозы этой убыли - 200-250 тысяч человек в год, пессимистичные - до 500 тысяч человек, а то и более. Совокупная естественная убыль населения России за 1992-2008 годы уже составила 12,6 миллиона человек, с 2010 по 2025 год, по умеренным прогнозам, она может достичь еще 10-14 миллионов.

Одновременно будет снижаться и численность населения в трудоспособном возрасте, что создаст немалые проблемы для экономики.

РГ: Но есть мнение, что благодаря взятому в стране курсу на модернизацию увеличится производительность труда и снизится потребность в работниках, что компенсирует сокращение населения. Вы его не разделяете?

Вишневский: Сегодня производительность труда - не самое сильное место России, и расчеты на ее стремительный взлет пока выглядят чрезмерно радужными. И демографические особенности предстоящих лет отнюдь не будут способствовать такому взлету. Невыгодные изменения возрастной структуры ведут к значительному увеличению демографической нагрузки. В 2006 году на тысячу человек трудоспособного возраста приходилось всего 580 более молодых и более старых людей, к 2015 году их будет 700 на тысячу, а после 2020-го их число может перешагнуть за 800.

Увеличение демографической нагрузки - это рост социальных расходов, а потому и налоговой нагрузки на граждан и на бизнес, ограничение инвестиционных возможностей общества, в конечном счете сужение ресурсной базы экономической модернизации.

А потом, производительностью труда вы сможете заселить пустеющие территории и рубежи страны?

РГ: Но есть еще одно соображение - если повысить культурные и семейные ценности россиян, то они станут охотнее рожать детей, и демографическая проблема будет не столь острой. Опять не в точку?

Вишневский: В ХIХ веке в России была очень большая рождаемость, но вместе с тем была и очень высока детская смертность. И матери были вынуждены рожать по 10 детей, потому что из них мало кто выживал. Теперь в той рождаемости нет необходимости, но это совсем не свидетельствует о снижении ценности детей. По-моему, и сейчас она очень высока для семьи, в заботу о детях, их воспитание родители вкладывают очень много сил. Но при этом у родителей, особенно у женщины, появилось много новых интересов и ценностей - образование, профессиональный труд и другие, что совсем неплохо. Уравновесить все эти интересы современному человеку не так просто, они сталкиваются между собой, что и приводит к очень низкой рождаемости. Нужно облегчить женщине поиск баланса интересов.

РГ: Могут ли помочь этому нынешние меры материальной поддержки семей с детьми? Может быть, следует давать семьям деньги не только за второго, но и третьего, и последующего детей или повышать срок выплаты детских пособий до 3 лет?

Вишневский: А где они планируют взять деньги на все эти выплаты? Все за счет той же налоговой нагрузки? Это первый вопрос. И второй: ввести дополнительные материальные стимулы. Это значит вывести женщину с рынка труда, предложение на котором и без того сжимается. Да и захотят ли этого сами женщины, которые, судя по всему, сейчас не прочь реализоваться и делать карьеру? Если депутаты планируют как-то поддержать женщину - не мифическую "традиционную", а нашу - сегодняшнюю, то будет лучше, если они предложат меры, позволяющие ей выйти на работу тогда, когда она захочет, и получать приличный заработок. Пусть сделают так, чтобы работодатели ее не ущемляли и чтобы у нее не возникало проблем с устройством ребенка в детский сад. Чтобы она могла нанять няню, если захочет.

РГ: Если и найдутся такие меры, эффект мы получим через несколько десятилетий. А сейчас, выходит, закрыть "демографические дыры" можно только миграцией?

Вишневский: Уже с середины 70-х годов Россия имела устойчивое положительное сальдо миграции в обмене с бывшими республиками СССР. Однако это была не столько иммиграция, сколько репатриация - возвращение на историческую родину выходцев из России, ранее выезжавших в Казахстан, Среднюю Азию, Закавказье, или их потомков. Она ускорилась после распада СССР. Регистрируемый миграционный прирост за 1992-2007 годы оценивается в 5,8 миллиона человек. Более 65 процентов приехавших - русские. Сейчас этот поток практически иссяк, все, кто мог или хотел приехать, уже сделали это.

На глазах меняется этнический состав мигрантов, вследствие чего увеличивается культурная дистанция между ними и местным населением, повышаются риски всякого рода конфликтов, всегда связанных с миграцией, появляются новые проблемы, выдвигающие на первый план вопросы интеграции мигрантов в российское общество.

И все же масштабное привлечение иммигрантов в Россию неизбежно - уже хотя бы потому, что способно в той или иной степени противодействовать ее демографическому упадку. Миграционный приток уже компенсировал примерно половину естественной убыли населения России, наблюдавшейся с 1992 года, а в 2009 году даже перекрыл естественную убыль и обеспечил пусть и небольшой, но прирост населения страны.

И по демографическим соображениям, и по соображениям лучшей интеграции мигрантов Россия заинтересована в как можно более молодом их составе. За 1990-1999 годы в России родилось на 9 миллионов человек меньше, чем за 1980-1989 годы, это-то и создало неприятный провал в нижней части нашей возрастной пирамиды, который будет ощущаться на протяжении ста лет. Нельзя ли попытаться "отремонтировать" возрастную пирамиду за счет притока мигрантов 90-х годов рождения? Компенсировать все 9 миллионов едва ли возможно. Но возместить хотя бы часть этой убыли можно, и это еще не поздно сделать, поскольку речь идет о поколениях, которые сейчас находятся в возрасте от 10 до 20 лет.

РГ: Примут ли россияне мигрантов?

Вишневский: Решение столь необычной задачи предполагает разработку и реализацию очень непростой и достаточно затратной программы, обеспечивающей минимизацию рисков, связанных с приемом большого количества мигрантов. Нужны продуманные стратегия и тактика приема крупных масс мигрантов и их интеграции в российский социум. Одним из важных факторов такой интеграции может стать российская система образования, тем более что из-за демографического провала мощности образовательных учреждений уже сейчас избыточны.

Понятно, что компенсировать ежегодную убыль населения в 500 и более тысяч человек таким же числом мигрантов едва ли возможно. А значит, немалую часть приезжих должны составлять временные гастарбайтеры, причем часть из них может рассматриваться в качестве кандидатов в постоянные с перспективой получения российского гражданства.

Сейчас осознание как благотворных, так и опасных последствий миграции не соответствует масштабу и значению этой проблемы для России.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie