Хлебные крошки

Статьи

Азия
Политика

Вячеслав Петров

Нефтяные баталии Персидского залива

Индустриальные державы мира уже готовы грызться за участие в будущем нефтяном бизнесе "нового" Ирака

Прежде чем грянул первый выстрел в самом на сегодня потенциально "горячем" регионе планеты – Персидском заливе, крупнейшие индустриальные державы мира во главе с Вашингтоном, подобно воронам, уже готовы грызться за участие в будущем нефтяном бизнесе "нового" Ирака.

Вашингтон сегодня располагает стратегическим запасом нефти, который составляет примерно 700 млн. баррелей. Резерв этот хранится в глубоколежащих (почти 700 метров под землей) естественных "колонках" в Техасе и Луизиане. Этот факт говорит в пользу того, что война в заливе все-таки будет. В эти дни танкеры в усиленном режиме сливают нефть в хранилища – верный знак готовящейся агрессии против Саддама. Если доставка нефти из Залива прервется или совсем прекратится (что вполне вероятно в связи с началом Пентагоном военных действий), США воспользуются своими "подземными" запасами. Вашингтон в случае крайней необходимости сможет выставлять на рынок, в том числе и внутренний, по 7 млн. баррелей ежедневно в течение 100 дней.

О необходимости новой войны против Багдада президент Буш-младший твердит уже давно: "Мы не станем рисковать миром и безопасностью Америки ради этого жестокого и опасного человека". В последние недели он еще сильнее возвысил тон своей риторики. И сегодня как никогда напористо Вашингтон на пару со своим главным союзником Лондоном требуют от мирового сообщества согласия на силовую акцию против Багдада, прежде чем инспекторы комиссии по разоружению Ирака полностью закончат свою работу в стране. Поэтому думается, что каким бы ни был их доклад, он практически ничего не поменяет в замыслах Пентагона.

Дело в том, что на Ближнем Востоке сегодня речь идет не только о Саддаме и новом, по возможности более "демократическом" обустройстве региона, естественно под эгидой Вашингтона. Речь не в последнюю очередь идет и о новом переделе на рынке стратегического сырья – нефти.

Нефть и сегодня продолжает оставаться товаром, цену на который вот уже 30 лет самым существенным образом определяет ОПЕК. От продаж "черного золота" зависит благополучие и стабильность большинства государств Персидского залива, застрявших на полпути между современностью и традиционным укладом жизни полукочевых племен, между своеобразным духовным укладом арабского мира и техногенным "бездушным" превосходством Запада.

Злополучный Ирак чрезвычайно богат на "черное золото". Страна располагает потенциалом в 112,5 млрд. баррелей. Богаче Ирака в этом отношении только Саудовская Аравия. Однако вместо того чтобы спокойно "качать" нефть и зарабатывать на этом хорошие деньги, Саддам, бессменный лидер Ирака, погряз в войнах. В 80-е годы – длительная война с Ираном, в 1990 – нападение на Кувейт. Речь во всех случаях неизменно шла о претензиях Багдада на роль регионального лидера и лидера ОПЕК, что конечно же не может не вызывать раздражения в Вашингтоне, ревностно следящем за неприкосновенностью собственных позиций во всем мире, в том числе в Персидском заливе. В результате Буш-старший решился-таки наказать неугомонного С.Хусейна. Война за Кувейт уже по сути была "нефтяной войной".

И на этот раз ни у кого не вызывает сомнений истинная подоплека назревающего конфликта. Нефть для Америки – здесь корень всех бед Ирака, а оружие массового уничтожения и прочие бредни – это для "прогрессивной мировой общественности", радеющей за "соблюдение прав…" и прочее и прочее. Нельзя забывать и о том, что многие высокопоставленные чиновники администрации президента Буша-младшего неплохо разбираются в нефтяном бизнесе: сам Буш-младший владел, хотя и не особенно успешно, небольшой фирмой по добыче нефти, вице-президент Д.Чейни почти 5 лет был председателем правления фирмы "Халлибертон", советник по безопасности Кондолиза Райс входила в состав попечительского совета "Шеврон Тексако".

В настоящее время американским фирмам законом запрещено иметь дела с режимом С.Хусейна. Однако гиганты нефтеиндустрии "Эксон-Мобил" и "Шеврон Тексако" и здесь на шаг впереди всех: они уже сегодня ведут активные предварительные переговоры с Иракским национальным конгрессом, иракской оппозиционной группой в изгнании, из коей, согласно замыслам американского правительства, мог бы выйти новый, уже "угодный" Вашингтону иракский режим. Аналитики поговаривают, что солидный лакомый нефтяной "кусок" Вашингтоном уже обещан и английским нефтяным королям из "Бритиш Петролеум" и "Шелл". Недаром ведь Т.Блэр готов идти за своим другом Д.Бушем-младшим "хоть в огонь, хоть в воду". Уже сейчас президент Конгресса Ахмед Шалаби ведет диалог об индустриальной инфраструктуре "нового" Ирака.

На этом фоне совсем нелогичным выглядит поступок иракского режима, направленый на разрыв соглашения с российской нефтяной компанией "ЛУКОЙЛ" о разработке перспективного месторождения "Западная Курна-2". Возможно, Саддам пал жертвой упорно распускаемых американцами слухов о якобы имеющих место закулисных переговорах французских и российских нефтяных кампаний с Вашингтоном об учете их интересов в послевоенном Ираке. В любом случае багдадский режим выбрал неудачный момент для совершения столь нелогичного поступка, и это может еще больше осложнить его положение. Как представляется, для Москвы в вопросе с Ираком доминирующую роль все-таки играют экономические интересы.

Ирак давно слывет золотоносной шахтой. Две последних войны и Саддам, который у Вашингтона как кость в горле, препятствуют освоению огромных ресурсов. Новый режим, который по неволе пойдет на все уступки Западу во главе с Вашингтоном – это и есть долгожданный венец всех усилий Буша-младшего и "ястребов войны" из его окружения.

Что же может означать война в Ираке для ОПЕК и мировой экономики в целом? В настоящий момент цена на нефть уже предвосхищает возможный конфликт. По выражению американского историка Даниэля Йергина, высокая цена содержит своего рода "премию за страх", где-то 3-5 долларов. Она растет почти непрерывно с января этого года, с той самой знаменательной отповеди Буша, ничего хорошего не предвещающей всем странам-членам "оси зла". После относительно спокойной зимы она замерла на отметке 17 долларов. А в середине сентября перешагнула уже отметку в 30 долларов. В промышленных странах, являющихся главными потребителями "черного золота", растущая цена на нефть вызывает особую головную боль: там всякое увеличение стоимости на энергоносители, как правило, способствует дальнейшей рецессии.

Начало войны с Ираком, вероятнее всего, спровоцирует рост цен на нефть – предположительно до 35-40 долларов. Это станет непосильным бременем для мировой экономики в целом, и без того почти полтора года пребывающей в кризисе. Для промышленных держав приемлемой является отметка в 18-25 долларов за баррель.

Шейх из Саудовской Аравии Ахмед Саки аль-Джамани, автор и один из главных манипуляторов ОПЕК в 60-70-е гг., рисует ситуацию еще в более мрачных тонах. Он считает вполне вероятными и 100 (!) долларов за баррель, если США всерьез возьмутся за Ближний Восток. Согласно его мрачным сценариям, Саддам, предвидя свой "закат", может атаковать нефтяные поля Кувейта и Саудовской Аравии, благодаря чему производство и добыча нефти значительно сократятся, а мировой рынок просто рухнет. Тем более, что некоторое представление о разрушительной энергии багдадского лидера мировая общественность уже получила, когда в 1991 г. иракские части, покидая Кувейт, предали огню и разрушению нефтедобывающие установки страны.

Пессимисты, подобно Джамани, размышляют и о том, какие контрмеры предпримет еще Саддам, после нападения американцев на Багдад. Оптимисты в розовом свете видят послевоенный Ирак, как "свободную" для мирового бизнеса страну, за обладание которой уже сегодня борются концерны ведущих стран мира.

После более 20 лет беспрерывных войн нефтеперерабатывающие заводы в основной массе ржавеют без дела, компьютеризированное управление неисправно, а получению недостающих комплектующих опять же препятствуют санкции ООН. Это продолжится до тех пор, пока у Вашингтона будут "подозрения", что данные системы используются в военной промышленности.

Сегодня США получают около 20 % всей импортируемой нефти из района Персидского залива, причем большую часть – из Саудовской Аравии. В штатах понимают, что это – недопустимо мало, однако слишком велик риск с другой стороны совсем остаться без "арабской" нефти. Конгрессмены требуют от правительства объявить этот регион зоной стратегических интересов США. Притягательная сила "персидской" нефти долго еще не ослабеет ни для США, ни для прочих индустриальных держав мира. А потому накал страстей в регионе по-прежнему будет держать планету в постоянном напряжении.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie