Хлебные крошки

Статьи

Виталий Журавлев
Непризнанные республики
Политика
Молдова и ПМР

Виталий Журавлев

О гуманитарном измерении безопасности личности

на примере Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья

Портал RUSSKIE.ORG публикует тезисы выступления эксперта Института Русского зарубежья Виталия Евгеньевича Журавлева на международной конференции "Конфликты на Южном Кавказе: проблемы безопасности личности" (ИНИОН РАН 23 января 2009 г.).

Проблемы безопасности личности являются ключевыми и наиболее сложными входе любых конфликтов, будь то Южный Кавказ, Ближний Восток, Косово, Приднестровье, Тибет и другие конфликтные регионы.

При этом, на мой взгляд, следует разделить проблему безопасности личности в ходе военной стадии конфликта и проблему безопасности как обеспечения прав личности в ходе постконфликтного урегулирования, обозначаемого иногда термином "замороженного конфликта".

Что касается "горячей стадии", то здесь существуют международные конвенции, регулирующие правила ведения войны, обращение с беженцами, с комбатантами, объектами гражданской инфраструктуры, организациями медицинского характера и т.д. Но при этом они зачастую не соблюдаются. Это объясняется в первую очередь самими условиями ведения боевых действий, когда состояние экстремальных психологических и физических нагрузок, состояние между жизнью и смертью порой отодвигает рациональные и моральные установки и мотивации участников боевых действий.

Так, в ходе вооруженной фазы конфликта в Приднестровье весной-летом 1992 года, остановленного благодаря вмешательству 14 российской армии, со стороны Приднестровья погибло 284 военнослужащих (с учётом умерших от ранений - 364) и более 600 мирных жителей. Молдавия данные о своих потерях не публиковала.

Причинами вооружённого конфликта в августе 2008 г. в Южной Осетии, по оценке Министра иностранных дел России Сергея Лаврова, стали агрессия Грузии против неподконтрольных ей территорий Южной Осетии и последствия этой агрессии: гуманитарная катастрофа, исход из региона 30 тыс. беженцев, гибель российских миротворцев и многих жителей Южной Осетии.

Действия грузинской армии в отношении мирных жителей С. Лавров квалифицировал тогда как геноцид. Он отметил, что большинство населения Южной Осетии — граждане России и что "ни одна страна мира не осталась бы безучастной к убийству своих граждан и изгнанию их из своих жилищ". Лавров заявил, что Россия "этот конфликт не готовила" и выступала с предложением принять резолюцию Совбеза ООН, призывающую Грузию и Южную Осетию отказаться от применения силы. По мнению Лаврова, "военный ответ России на нападение Грузии на российских граждан и солдат миротворческого контингента был полностью пропорционален". Как только безопасность в регионе была восстановлена, президент России объявил об окончании военной операции.

22 августа 2008 г. вице-спикер парламента Южной Осетии Торзан Кокойти заявил, что число погибших в Южной Осетии в результате агрессии Грузии, по предварительным данным югоосетинского МВД, составило 2100 человек.

4 сентября "Общественная комиссия по расследованию военных преступлений в Южной Осетии и помощи пострадавшему гражданскому населению" опубликовала список погибших в количестве 310 человек с указанием ФИО, возраста, причины гибели и места захоронения.

По данным на 26 сентября число погибших увеличилось до 364 человек. Данный список является неокончательным и пополняется по мере установления точной информации о лицах, чья судьба установлена недостоверно, или есть надежда, что люди живы. 28 октября этот список составлял 365 человек.

Из приведенных цифр видно, что число погибших во время конфликта в Южной Осетии измерялось сотнями, а по некоторым данным тысячами человек, а пострадавших в той или иной форме стали десятки тысяч.

Кроме того, экономике Грузии, Южной Осетии, а также России был нанесён огромный ущерб.

Надо отметить, что проблемы войны так или иначе в итоге находят своё политическое решение и на смену боевым действиям приходит процесс политического урегулирования, который сопровождается миротворческими операциями.

Так, миротворческая операция в Приднестровье началась в августе 1992 г. на основании Соглашения между президентами России и Молдовы от 21.07.1992 г. "О принципах мирного урегулирования вооружённого конфликта".

Были созданы смешанные миротворческие силы из российского, приднестровского и молдавского батальонов общей численностью 1800 человек. Их разместили в Зоне безопасности – территории разъединения между сторонами конфликта. Впервые в практике миротворчества в состав миротворческого контингента вошли представители сторон конфликта – Молдовы и Приднестровья.

Формирование Объединённой Контрольной Комиссии (ОКК), Объединённого Военного Командования (ОВК), института военных наблюдателей было принято осуществлять на паритетной основе тремя сторонами. В качестве военных наблюдателей, помимо России, Молдовы и Приднестровья в Зоне безопасности участвуют также представители Украины.

ОКК наладила сотрудничество с организацией–посредником ОБСЕ, подписав с ней 21 июля 1994 г. "Принципы сотрудничества между Миссией ОБСЕ и ОКК в зоне безопасности".

Это создало необходимые условия для ведения переговорного процесса, в результате чего образовался пятисторонний переговорный формат, в следующем составе: Приднестровье, Республика Молдова, Российская Федерация, Украина и ОБСЕ. В 2006 г. США и ЕС присоединились к переговорам в качестве наблюдателей. При этом Российская Федерация и Украина выступили в качестве стран-посредников и гарантов достигнутых договорённостей, а ОБСЕ стала посредником в переговорном процессе.

Благодаря найденному удачному формату миротворческой операции, несмотря на многочисленные политические, дипломатические, информационные, экономические и другие виды конфронтации между Кишинёвом и Тирасполем в Зоне безопасности сохраняется стабильность. За весь период проведения операции по поддержанию мира не погиб ни один военнослужащий миротворческого контингента. Всё это говорит об успешности миротворческой операции в Приднестровье с участием российских военных.

Однако, помимо прямой угрозы безопасности личности, связанной с силовым воздействием на человека и уничтожением его имущества, существует более глубокое гуманитарное измерение это явления.

Помимо драматической судьбы беженцев, которые всегда как достаточно массовое явление возникают после вооружённых конфликтов, существует проблема обеспечения прав того населения, которое проживает на постконфликтной территории.

Несмотря на юридическую "непризнанность", такие государства как Приднестровская Молдавская Республика, а до недавнего времени Республика Абхазия и Республика Южная Осетия, существуют на протяжении свыше 17 лет. Они имеют такие атрибуты независимой государственности, как собственные конституции, правительства, вооруженные силы, финансовые системы, сферы образования и т.д.

Однако, состояние "непризнанности" затрудняет функционирование государственных и социальных институтов и, самое главное, как прямое следствие ведёт к нарушению основополагающих прав граждан. Это касается института прав собственности, возможности ведения экономической деятельности, возможности передвижения, возможности получения образования, возможности полноправного участия в политической жизни и т.д.

Возьмём, на пример, Приднестровье. 17 сентября 2006 года в Приднестровье прошёл референдум. На нём за поддержание курса на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации проголосовали 97,1%, против - 2,3%. Против возможного отказа от независимости Приднестровской Молдавской Республики с последующим вхождением Приднестровья в состав Республики Молдова проголосовали 94,6%, за - 3,4%. Не определили свое мнение 2% приднестровцев. Всего по республике проголосовали 78,6% граждан.

Государственная Дума России приняла заявление "Об итогах референдума в Приднестровье 17 сентября 2006 года". Документ поддержали единогласно 419 депутатов.

В заявлении отмечается, что референдум в Приднестровской Молдавской республике (ПМР) прошел в полном соответствии с международно-правовыми нормами и законодательством ПМР.

"Итоги референдума в Приднестровье, — говорится в заявлении, — должны быть в полной мере учтены международным сообществом ради обеспечения прав человека, мира и безопасности в данном регионе и справедливого разрешения приднестровского конфликта. Госдума полагает, что РФ должна выстраивать свою политику с учетом свободного волеизъявления народа Приднестровья".

В тоже время Молдова, ЕС, ОБСЕ отказались признать итоги референдума. Так глава миссии ОБСЕ в Молдове, американец Луис О’Нилл на своей пресс-конференцию в Кишиневе, заявил, что "Этот референдум ставит под сомнение территориальную целостность Молдовы, а мандат нашей миссии призывает оказывать помощь в укреплении территориальной целостности РМ".

На следующий год власти США выступили с заявлением, в котором говорится, что Вашингтон не признает результатов состоявшихся 4 марта 2007 г. в Абхазии парламентских выборов. "Мы не признаем "выборы", организованные 11 февраля и 4 марта фактическими властями Абхазии. Усиливая политическую напряженность между сторонами, эти выборы являются отходом от международных усилий по достижению справедливого и долгосрочного урегулирования абхазского конфликта", говорилось в распространенном в американской столице заявлении официального представителя госдепа США Шона Маккормака. При этом ранее международные наблюдатели из неправительственных организаций признали выборы в парламент Абхазии как соответствующие общепризнанным международным принципам и нормам организации и проведения демократических выборов.

Кстати, стоит напомнить, что в Грузии за её недолгую постсоветскую историю ни один президент не ушел в отставку конституционным путем. Насильственным путем были свергнуты оба легитимных с точки зрения конституции и международного права президента — Звиад Гамсахурдия и Эдуард Шеварднадзе.

Если опять вернуться к Приднестровью, то стоит напомнить, что был заключён московский Меморандум от 8 мая 1997 года "Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем", подписанный президентами Российской Федерации, Украины, Молдовы, Приднестровья и председателем ОБСЕ. В ст.3 там прямо сказано, что Приднестровье имеет право самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях.

Однако практически, это обстоит не так. Внешнеэкономическая деятельность приднестровских предприятий возможна только через молдавские документы, что является обременительным для приднестровской экономики, приднестровские документы по образованию, семейному положению, по владению и управлению транспортными средствами и т.п. официально не признаются в других государствах, что, естественно, затрудняет жизнь приднестровского социума.

В то время как разнообразные правозащитные и экспертные неправительственные организации любят рассуждать о необходимости развития демократических ценностей и институтов гражданского общества в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, они ничего не предпринимают для реализации основных прав безопасности личности в этих регионах. Речь идёт о праве на политическое самоопределение, о праве на беспрепятственное передвижение по собственным документам, о ведении экономической деятельности, о праве на представительство в международных организациях, о праве на признание документов о полученном образовании, об актах гражданского состояния и т.д.

В этом отношении подобная позиция, на мой взгляд, может быть расценена только как лицемерная и ангажированная.

Виталий Журавлёв,
начальник Представительского отдела Приднестровского гос.ун-та, эксперт института Русского Зарубежья

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie