Хлебные крошки

Статьи

Подписание советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 г.
Бои за историю
История
Россия

Георгий Пешков

О логике, морали и политической целесообразности

К годовщине пакта Молотова-Риббентропа

По мере приближения 70-й годовщины начала Второй мировой войны в международный общественно-политический дискурс все чаще вбрасываются провокационные идеологические "ноу-хау", направленные на принижение роли Советского Союза в достижении Великой Победы. Доказывать вторичность успехов Красной Армии в разгроме фашистской Германии и первичность войск союзных держав - дело заведомо безнадежное по причине недостаточности аргументов и фактов. Чаще используется такой прием, как сознательное замалчивание советских побед и превознесении одновременных, пусть и незначительных успехов западных союзников - вроде "исторической битвы" возле небольшого бельгийского городка, которая по масштабам сопоставима с рядовым сражением за какой-нибудь райцентр в ходе позиционных боев под Ржевом в 1943 году.

Однако и такой "модифицированный" подход общественно-научного признания не получает. Ибо его опровергает даже беглый взгляд на карту Европы в канун взятия Берлина. Поэтому нашими оппонентами все активнее берется на вооружение не новая, но весьма "перспективная" идеологическая наработка, суть которой заключается в том, чтобы оспорить у Советского Союза и современной России МОРАЛЬНОЕ ПРАВО именоваться державой-победительницей. Притягательность такого "метода" связана с заведомо выигрышной позицией морализатора, который, с негодованием отвергая все соображения политической целесообразности, двигавшие политическими деятелями конкретной исторической эпохи, берется отстаивать вечные (они же – общечеловеческие) ценности. Этот метод открывает широкие возможности для манипуляций историческими фактами и событиями, а также позволяет игнорировать такие "мелочи", как численность противоборствующих группировок, количество танков, орудий, самолетов и боевых кораблей, и даже человеческие жертвы, принесенные каждой из сторон на алтарь Победы.

Со времени самоликвидации СССР количество желающих потоптаться на этом "благодатном поле" возросло в разы, в основном за счет наших бывших братьев по соцлагерю, а также бывших союзных, ныне независимых республик. Так, недавно с подачи представителей Литвы и Словении Европарламент выступил с предложением, поддержанным в начале июля и депутатами Парламентской ассамблеи ОБСЕ, провозгласить 23 августа – день подписания пакта Молотова-Риббентропа - общеевропейским Днем памяти жертв нацизма и сталинизма. Цель подобной инициативы заявлена более чем благая - не допустить появления в Европе в XXI веке новых тоталитарных режимов.

Сразу оговоримся: сама по себе идея увековечить память жертв гитлеровского, сталинского, а равно и всех прочих тоталитарных и диктаторских режимов, на которые ХХ век оказался весьма богат (и не в одной лишь Европе), не вызывает сомнений. Особенно в России, испытавшей на себе и гитлеровский "новый порядок", и "заботу" "отца народов". Что бы ни говорили про, якобы, происходящую у нас в последние годы "подспудную реабилитацию Сталина", в российском обществе, при всей пестроте его политического, национального и конфессионального состава, давно достигнуто нечто вроде "общественного договора" относительно как личности Иосифа Джугашвили, так и его политической практики. И этот договор отнюдь не сводится к молчаливому осуждению сталинизма. Памятники жертвам "большого террора" установлены в десятках российских городов, списки репрессированных опубликованы и регулярно обновляются усилиями историков и активистов общественных организаций, а "Архипелаг ГУЛАГ", "Один день Ивана Денисовича" и "Колымские рассказы" еще с начала 90-х вошли в школьную программу.

На официальном уровне преступления Сталина осуждены в целом ряде заявлений и резолюций российского парламента, а ранее - в решениях последних съездов народных депутатов СССР. Нелишне напомнить также (особенно для молодого поколения), что впервые резкая критика сталинского режима со стороны руководства российского (советского) государства прозвучала еще в 1956 году - в знаменитом докладе Хрущева на ХХ съезде КПСС.

Что до позиции нынешнего руководства страны, то оно выступает за то, чтобы не воспринимать советское прошлое как череду поводов для самобичевания и раскаяния. Очевидно, что такая позиция не имеет ничего общего с оправданием сталинизма. И здесь мы отнюдь не "оригинальны". Так, позорный институт рабства, просуществовавший в Северной Америке до 60-х годов позапрошлого века, не является для современных американцев основанием для поливания грязью всего начального периода существования США. А якобинская диктатура, при которой гильотина работала как промышленная мясорубка на мясокомбинате, не останавливаясь ни днем, ни ночью, нисколько не мешает французам гордиться своей Великой Революцией.

Так в чем же суть наших претензий к вышеозначенной инициативе Европарламента и ОБСЕ? Прежде всего, бросается в глаза, что заявленная ею благородная цель плохо соотносится с выбранной для этого датой. Отсчет жертв нацизма начался отнюдь не с даты подписания советско-германского пакта, не им, к сожалению, и закончился. Если выбирать конкретный день поминовения, то для этого гораздо более подходит дата подписания распоряжения о создании нацистских "лагерей смерти", или "ночь хрустальных ножей" 1938 года, или 31 июля 1941 года, когда Геринг отдал приказ об "окончательном решении еврейского вопроса". Что же касается жертв сталинизма, то 1939 год, ставший периодом кратковременной "передышки" в работе кровавого молоха политических чисток и репрессий "эпохи большого террора", тут явно не при чем.

Во-вторых, странной и логически абсурдной выглядит сама мысль сделать днем поминовения жертв тоталитаризма дату подписания сугубо дипломатического документа, которых в тот период Германией подписывалось немало, и которые, как и пакт Молотова-Риббентропа, Гитлер изначально не собирался исполнять (достаточно сказать, что аналогичный договор о ненападении был у Германии с Польшей).

В-третьих, этот выбор странен и в том случае, если он обусловлен намерением сопоставить нацизм и сталинизм как политические явления. В мировой истории мало найдется столь противоположных социально-политических концепций, как немецкий фашизм и коммунизм, даже в его сталинской интерпретации. В гитлеровской Германии - махровый национализм, замешанный на теории "арийской расы", в сталинском СССР - коммунистический интернационализм и дружба народов; у Гитлера - порабощение и эксплуатация других наций, у Сталина - "подтягивание" отсталых окраин до уровня государствообразующей нации; у нацистов - социальный мир и согласие на основе общности крови, у отца всех народов - обострение классовой борьбы по мере построения коммунизма.

Если же аналогия между сталинским и гитлеровским режимами проводится лишь на основании их репрессивного характера, то нелишне напомнить, что массовые репрессии практиковались и государствами с демократическим внутренним устройством. Как можно расценить не продиктованные никакой военной необходимостью тотальные бомбардировки немецких городов авиацией союзников? Или трагедию Хиросимы и Нагасаки? Или ковровые бомбардировки НАТО Югославии в 1999 году? Или, возможно, нынешние поборники "исторической справедливости" считают, что мирным афганцам, гибнущим в наши дни от "прицельного бомбометания" авиации антитеррористической коалиции, легче от того, что они становятся жертвами представителей стран "развитой демократии"?

Итак, с какой бы стороны ни взглянуть на "благородную" инициативу Европарламента и ОБСЕ, она представляется, как минимум логически немотивированной. С большим основанием день открытия Колумбом Америки можно было бы провозгласить днем памяти жертв геноцида индейцев. Причинно-следственная связь здесь налицо, трагические последствия очевидны, непосредственные виновники хорошо известны. Никаких сомнений не вызвал бы и гуманистический посыл такого начинания. Не хватает лишь одного - политической целесообразности подобного действия ввиду отсутствия исторического ответчика в лице Испанской империи, чьи богатства, нажитые за счет бессовестного грабежа американских колоний, еще в XVII веке были поделены между европейскими державами в результате многолетней войны за испанское наследство.

Возможно, нашим оппонентам хотелось бы, чтобы по ее стопам последовала и Россия? Во всяком случае, многомиллиардные иски к Москве о возмещении ущерба от "советской оккупации" во многих восточноевропейских странах уже готовы. Одной из первых такой иск подготовила автор инициативы от 23 августа - Литва. Дело за малым - добиться признания СССР преступным государством, а Россию - его правовым наследником. А для начала - установить в массовом сознании прочную логическую смычку между Гитлером и Сталиным, Советским Союзом и фашистской Германией. Не в этом ли суть предложения об учреждении дня памяти жертв нацизма-сталинизма?

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie