Хлебные крошки

Статьи

Азия
Взгляд
Казахстан

Максим Акимов

О расизме и не только

Казахстан-Германия, любопытные параллели

Идея этой статьи возникла у меня после того, как я обнаружил довольно любопытное совпадение в особенностях переименования славянских городов немцами и казахами. Ведь во время Второй Мировой, скажем, как и в других войнах, немцы, занимавшие то, или иное славянское местечко, давали ему своё название, к примеру польский Вроцлав становился Бреслау, а чешский Крумлов - Круммау.

Совпадение состоит в том, что русский город Гурьев, на побережье Каспийского моря, оказавшись вдруг, на территории независимого Казахстана, стал называться Атырау. Нелепость этого переименования усилена тем, что исторические название его именно русское, основан он русскими и построен ими, и если с теми же польскими и чешскими местечками история порой сложна, и бывало, что немецкие колонисты основывали город, а потом он переходил в руки поляков, или чехов, то с русскими городами в Казахстане всё однозначно, они никогда не были казахскими, городов у казахов не было.

Существует и ещё одно любопытное совпадение, вернее параллель, которую я заметил между развитием ситуации в Казахстане девяностых, и в нынешней Германии, параллель неожиданная, кого-то, быть может, она и удивит, но скажу о ней в конце.

Теперь же о расизме:

В России все знают о националистических злоупотреблениях эстонцев и латышей, все знают и о том, что в Прибалтике злостно ущемляют права русскоязычного населения, однако есть регион, на постсоветском пространстве, этнические процессы которого не столь известны широкой массе людей в России, однако, в начале и середине девяностых годов, вещи там происходили, подчас, чудовищные, несмотря на то, что многие россияне уверены, будто в Казахстане всё отлично.

К немалому моему удивлению, после начала смуты девяностых годов, в Казахстане возникли признаки расистского отношения к населению, проживавшему на его территории. В первые годы «независимости», особенно в 1992-94 гг. были сильны агрессивно-националистические выступления, направленные на изгнание русских и прочих, имевших славянский облик.

Не во всех областях это было одинаково, но были очень тревожные очаги, где происходили вещи неприятные, а если называть вещи своими именами - преступные. Русских старались выжить, выгнать из квартир, скупив жилье за бесценок, или вовсе выселить, оказывали давление, доказывали казахские «права» на территорию.

И русские уезжали, кто боялся за детей, кто сам не хотел терпеть притеснений, русских уехало около двух миллионов. Цифра это ошеломляющая, чудовищная, ведь именно эти русские и создавали Казахстан.

Однако здесь начинается всё самое интересное! Расизм, как оказалось, был на марше, и выдворяя русских, а вместе с ними и украинцев, белорусов, поляков, даже мордву, словом всех русскоязычных, имевших среднеевропейские черты лица, Казахское государство взялось ввозить «правильных» поселенцев, имевших нужную расу, а именно - степных кочевников из Западного Китая и Монголии, которых назвали репатриантами. Эти люди, якобы, откочевали в Монголию и Китай чуть ранее, в начале ХХ века, перед Революцией и во время неё.

Привозя степных монгольских кочевников в поселки, где ещё недавно жили и работали русские, казахские власти создавали себе много проблем, ведь люди «правильной» расы, эти степные казахи не говорили по-русски, да и на том диалекте казахского языка, который легко понятен местным, с трудом изъяснялись, к тому же степные «репатрианты» нередко создавали конфликтогенный потенциал, не вписывались в уклад жизни, порой повышали уровень преступности.

Но зато они не русские, разрез глаз у них правильный!

Данный вид расизма, монголоидного расизма, не только нелеп, на нынешнем историческом этапе, ведь проблем-то возникло выше крыши, но он противоречит всей парадигме цивилизованной демократии, которую, будто бы, декларировали «независимые» постсоветские республики, ведь по нормам всех женевских и прочих конвенций, по установлениям нынешних цивилизованных государств, страна должна принимать население таким, каково оно есть, и не переделывать, не кромсать, не ломать его под себя, не выселять одних и завозить других, а давать демократию тем, кто есть, кто жил и строил эту страну.

Кстати сказать, в нынешнем казахском обществе уже довольно сильны протесты против проведения этой горе-репатриации, сами казахи уже распознали неудобства этого расизма и хотели бы отказаться от него, ведь многие из простых сельских казахов, к которым подселяют «расово правильных» поселенцев, стонут от такого соседства, и всё чаще вспоминают времена, когда директорами совхозов и председателями колхозов были русские, которые относились мягко, демократично, были над кланами и разборками, радели за дело.

После того как выгнали русских, в казахских сёлах появились ушлые «хозяева» с юга Казахстана, выходцы из того жуза, который считал себя главным. И вместе с расовой монголизацией территорий, нередко происходила и идеологическая «монголизация» некотрых местностей, то есть возвращение к средневековье, к байским порядкам, к степной дикости. И если в городах это не так заметно, а столица - Астана, бывший Целиноград, построенный руками русских, сейчас заполняется диковинными зданиями в постиндустриальном стиле, то село Казахстана переживает весьма любопытные процессы.

А впрочем, сложно сказать, где именно притеснение русских и русскоязычных было более обостренным, где оно более распоясалось - в городах, или на селе, ведь были города почти полностью русские, как тот же Целиноград, в которых сейчас русских остаётся половина, а где и меньше четверти.

Русских выгоняли на том основании, что они не хозяева на этой земле, что они пришлые.

Но этот вопрос нуждается в прояснении! Можно ли согласиться с этим?

До прихода русских, на территории современного Казахстана, не существовало городов, поселений не было вообще, кочевники-казахи, кочевали по всей огромной степи, в том числе и по просторам нынешней Монголии и Китая, кочевой быт не позволял возникнуть многочисленности населения, не позволял включиться в цивилизационную гонку с нациями, имевшими города, промышленность, или хотя бы ремесла, и называя вещи своими именами, нужно признать - казахи проиграли цивилизационную гонку, они не сумели создать ничего, что способствовало бы превращению их племенных союзов в нацию. Они лишь занимались кочевым животноводством, да иногда совершали набеги на русские крепости, или среднеазиатские.

Лишь с приходом русских, казахи узнали о новых технологиях выживания, о технологиях строительства домов, бань, о новых породах скота, постепенно начали приобщаться к культуре выращивания растений, содержащих витамины, для обуздания чудовищной смертности. Смертность постепенно начала падать, качество жизни увеличиваться.

Но мало того, что русские принесли способ жизни, они ещё и физически спасли казахов от уничтожения, ведь добровольное присоединение казахских кочевий к Царской России явилось следствием того, что русские оказали казахам военную помощь, защитив их от агрессивного и сильного в ту пору Джунгарского каганата, располагавшегося на территории нынешнего Западного Китая. Разгромив Джунгарский каганат, русские дали возможность казахам спокойно продолжать привычную им жизнь и постепенно перенимать новые технологии выживания.

Русские забыли обо всех обидах, что имели место во время набегов, ведь обижаться-то было на что, кочевники-казахи баловались порой грабежом, а то и детей-женщин уволакивали. Бывали такие грешки.

Но повторюсь вновь, продвигаясь постепенно по рекам, основывая города и села, русские не занимали чужие города, поскольку их здесь попросту не было. Фактически, русские были первыми поселенцами на территориях нынешнего Казахстана.

Забавно, но мы, русские, сами сделали всё, чтобы кочевые казахи, которые ещё недавно не умели ни читать, ни писать, не имели представления о глобальной географии, вдруг так вознеслись и возгордились, объявляя себя нацией. Мы, русские всячески носились, помогали, всеми силами способствовали появлению казахской интеллигенции, чуть не силой тащили в институты, уговаривали учиться, всегда создавали условия для развития казахского языка.

Здесь нельзя не упомянуть о той роли, которую сыграл Сталин в развитии среднеазиатской ситуации.

Как правило, я отношусь к этому политику неплохо, ведь нельзя же плохо относиться к человеку, который стоял во главе государства, победившего в главной Войне тысячелетия и спасшего мир от сумасшедшего кошмара, я признаю заслуги Сталина и в индустриализации, заслуги по обузданию постреволюционного хаоса, во многих заслугах я отдаю ему должное, но всё же, обязан сказать, что создание им совершенно искусственных республик в Средней Азии, нарезка произвольных границ и назначение «титульных» наций - шаг вредный, ошибочный, очень и очень повредивший, как оказалось впоследствии, нашему государству, русской нации, да и европейской цивилизации вообще, ведь то самое «омонголивание» территорий Казахстана и Киргизии, возвращение средневековых, подчас, тенденций, очень и очень серьёзно ударило по сохранению ценностей цивилизации в Евразии.

Не только «омонголивание», но и процессы, происходящие в Узбекистане, Таджикистане способствуют развитию преступности, возникновению эпидемий, нестабильности, хаосу, укоренению терроризма и фундаментализма.

Но монголоидный расизм, само звучание этого феномена - вещь очень странная в свете того, что русские никогда не были замечены в расистском отношении к людям, живущим рядом. Никогда русские не стремились ни уничтожить, ни вытеснить людей с территорий, заявляя, что это-де не та раса, которая надо! И говоря серьёзно, нужно заметить, что коль русские были бы заражены тем, что так заняло немцев, или так занимает некоторых "казахских националистов", если бы русские были расистами, им бы не составило никого труда уничтожить, вырезать, или хотя бы вытеснить тех же казахов на восток, в девятнадцатом веке, когда Россия была уже очень сильна. Если бы русские захотели, то кочевники-киргизцы, киргиз-кайсаки были бы изгнаны, им бы ничего не оставалось как откочевать на территорию Уйгурии и Монголии, куда откочевала некоторая часть из них, во время Гражданской войны.

Этот эпизод, во время Гражданской войны очень муссируется, сейчас, в казахском политикуме, русским ставится в вину, что они, мол, виноваты, в том, что часть кочевников-казахов испугавшись революционных беспорядков, подалась в Монголию, однако умалчивается, что эпизод этот был кратким, а во все предыдущие и последующие периоды русские так носились с казахами, сделали столько, чтоб кочевые племена обрели подобие нации и получили максимум прав, что это, пожалуй, удивительное благородство со стороны русских, ведь если сравнить то, как относились к монголоидному населению Америки англичане, или испанцы, как они безжалостно уничтожали своих индейцев, то поведение русских может заслужить лишь уважение и благодарность.

Но русских, однако ж, вытесняли-таки в девяностых годах (да и нынче), русским говорили, что не они хозяева в этих степях, а бывшие обитатели временных юрт и кибиток, рассеянные по степи и не знавшие какая география им родная - истые и великие хозяева здесь.

Самым забавным во всей этой ситуации искусственного «омонголивания» территории нынешнего Казахстана, является, пожалуй, момент лингвистического насилия. Оговорюсь сразу, что таковое здесь куда менее агрессивно, чем в Эстонии, или Латвии, но сразу же нужно сказать и том, что для того, чтоб назвать казахский язык годным инструментом лингвистического оборота, нужно очень и очень подвинуть здравый смысл нынешнего момента.

При всём моём уважении к казахам, с которыми я рядом вырос, казахский язык, на той стадии развития, которая имеет место, не может стать ни в какое сравнение не только с русским, но и с тем же латышским. Ни достаточного словарного запаса, ни тех возможностей, которые есть у русского языка, казахский диалект не имеет.

Но есть люди, которые, на полном серьёзе, пытаются сравнивать русский язык, язык великой литературы, обширной научной терминологии, язык великих возможностей, космический язык, с языком вчерашних кочевников.

И хотя русские положили немало сил, для того, чтоб казахский язык, как и многие другие языки традиционных народов, стал на ноги, оформился, получил письменность и начал своё развитие, но для того, чтоб язык стал инструментом широкого лингвистического действия нужны века интенсивного развития.

Менять русский язык на казахский и подобные ему языки - значит насильно заставлять общество впасть в детство, побросать дела и вернуться в песочницу.

Однако, на ком лежит ответственность за столь странную политику? Можно ли, целиком и полностью возложить вину на казахов?

Пожалуй нет, нельзя! Все те процессы, о которых я писал, были лишь в зачаточном состоянии, не имели широкой поддержки в казахском этносе, были грамотно и умело раздуты провокаторами. Сейчас уже не секрет, что в США работали целые институты, трудились над программами системных диверсий против русских, против присутствия русских в Средней Азии и в других регионах, корпели «специалисты», разрабатывавшие методики воздействия на самые низменные, самые средневековые инстинкты населения республик. И это дало-таки определенный эффект.

Я коснулся проблемы национализма и расизма в Казахстане, но должен оговориться, что данная территория является, быть может, не самой проблемной в смысле остроты националистической агрессивности, ведь в той же Эстонии проблема острей. И я, в целом, с симпатией отношусь к казахам, зная об их недостатках, но помня и об их хороших качествах, ведь я вырос рядом с ними, контактировал, жил бок о бок долгие годы.

Однако, с сожалением должен заметить, что в количественном плане, исход русских был более всего значителен именно из Казахстана. Русские уезжали отсюда сотнями тысяч.

И если в той же Эстонии, русских и числом меньше, да и условия, в которых они проживают, более заманчивые, как климатические, так и бытовые, да и близость к Европе играет свою роль, то ведь из Казахстана-то русские ехали, порой, поднимаясь из шахт, буквально поднимаясь из забоя экибастузских угольных разрезов, или выходя из цехов карагандинских вредных производств.

И выгонять русских, как кажется, было в таких условиях, чистым безумием, немыслимой глупостью! И прибывающие на их место «репатрианты», с правильным разрезом глаз, никакими талантами-то, могущими помочь в развитии государства, похвастать не могли, никакой специальностью, ничем кроме степной внешности.

Ещё забавнее то, что и сами-то, мы русские (я имею в виду россиян, граждан РФ) узнав в девяносто первом году, что тот же Казахстан становится независимым государством, не протестовали, а пожелали доброго пути, доброго времени. Мы и подумать не могли, что с нами поступят так, как мы сами никогда не поступали с народностями, живущими рядом, мы не могли допустить, что кто-то догадается насильно закрывать школы, насильно заставлять переучиваться на несформировавшийся ещё язык, что кто-то будет вытеснять русскоязычных, стремясь ввезти «правильную расу».

Что, в Средней Азии, что в Прибалтике, где русскоязычные раскаиваются в том, что поддерживали, некогда, эту горе-независимость, а теперь оказались обмануты.
Мы не думали, что национализм, доходящий до нацизма, и примитивный расизм будут на повестке дня в конце ХХ века!

Но именно это нам уготовили ушлые советчики, прибывшие в наши республики с запада, именно на этом зиждется «стратегия сдерживания России», стратегия подавления, отбирания у нас наших земель, наших возможностей, безопасности наших границ.

Но однажды такое положение кончится, маятник обязательно качнётся в сторону Русского мира, в сторону нормального положения вещей, и думаю, нам нужно будет создать комиссию по расследованию этнопреступлений и злоупотреблений, и выявив случаи, когда у русских, русскоязычных и других, независимо от национальности, была отнята собственность, квартиры, участки, имело место незаконное увольнение с работы, решить вопрос с компенсациями, с возвращением этого имущества, способствуя восстановлению порушенного этнического баланса в республиках.

* * *
Теперь же скажу о той неожиданной и забавной параллели Казахстан-Германия, которую обещал в начале.

Перво-наперво, оговорюсь, что вытеснение русских из постсоветских республик было встречено на западе, едва ли не ликованием! Газеты пестрели заметками о том, как хорошо, что русские уходят отовсюду!

Никакой "белой солидарности"! Ни у немцев, ни у англичан!

Лишь сейчас, изредка можно увидать демографические и социальные исследования, которые говорят: «Чего же мы наделали?! В Средней Азии сменился не только расовый и национальный состав, но произошел отскок в средневековье! Разросся радикальный ислам, в одних районах, байские порядки в других! Ведь русские-то несли покой и цивилизацию этим землям!»

Но и сейчас, не такой уж диковинкой является радость по поводу резкого снижения доли русских и русскоязычных в Средней Азии и в других постсоветских территориях. И есть немало немцев и англичан, которым это греет сердце.

Однако, в самой Германии численность мусульман нарастает год от года. Сейчас их там около пяти процентов. «Всего лишь пять! - скажете вы. - Нет, уже пять, - отвечу я!» И дальше интереснее, ведь среди детей до 15 лет доля мусульман достигает уже 22 процентов, в то время как 62 процента коренных немцев ведут одинокие домохозяйства, детей не планируют и стареют год от года.

А теперь представьте, что прошло десять-пятнадцать лет, что у этих детей появились свои дети, и сколько же процентов будет? В какую величину выльются эти 22 %?

Вопрос сложный, однако!

А параллель с Казахстаном такова, что ещё в 1989 году русские были здесь преобладающим этносом. Так сложилось исторически, по причинам, описанным мной выше, да и во время освоения целины приехало много русских и русскоязычных. И в конце восьмидесятых русских было около 38 %, казахов около 36%, остальное составляли прочие народы СССР, которые тяготели, разумеется, к русской культуре, дающей большие возможности.

Но спустя какие-то двадцать лет, доля русских и русскоязычных резко упала! Удары, нанесенные по психологическому равновесию людей, поднявших целину и построивших города в холодной степи, был нанесен слишком серьёзный, была задета не одна только национальная гордость, ведь русских обвинили не только в том, в чем они не виновны, у них отняли перспективы. Русские стареют, их делается меньше. Но в западном мире очень радовались и всё ещё радуются этому…

Правильно ли они делают, злорадствуя? Не постигнет ли Германию, а вместе с нею и другие страны, что участвовали в разрушении СССР, судьба этих русских, которые оказались вдруг в мусульманском окружении?

И не постигнет ли немцев ещё более незавидная судьба, ведь наши-то мусульмане, в большинстве своём - светские люди, и быть может нам, русским, ещё удастся решить проблему восстановления доминирующей роли цивилизованности и русской культуры на территории нашей исторической ответственности, а вот молодые, пассионарные, нередко агрессивные, арабы и турки, так активно плодящиеся на западе, ещё заставят господ вспомнить об их ёрнических статейках, злорадстововаших от русской беды, ещё покажут такую «монголизацию» и такое средневековье, которое нам и не снилось… хотя может всё будет не так остро и трагично. Но проблемы будут, не рой яму другому, сам в неё попадешь.

Но запад западом, а нам, русским, русскоязычным, людям русской культуры, не важно славяне ли они, тюрки, или мордва, нужно быть твёрже, нужно быть более стойкими, противостоять любой форме расизма, в том числе и монголоидного, исламского фундаментлизма. И ни в коем случае нельзя покидать степной край. Если русские окончательно покинут Казахстан, то это будет иметь много негативных следствий.

Держитесь, русские Казахстана, вы - носители европейской цивилизации, её самого мягкого, лучшего варианта - славянского, и вы у себя дома, степной край - ваша малая родина, до вас здесь никто не жил оседло, вы имеете все права, никто не вправе их ограничивать и навязывать вам что-либо.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie