Хлебные крошки

Статьи

Россия
Культура
Россия

Елена Кальницкая

Общенародная роскошь

Петергоф становится одним из лучших музейных комплексов мира

Государственный музей-заповедник «Петергоф» готовится отпраздновать 300-летие Ораниенбаума и 65-летие пуска фонтанов после Великой Отечественной войны.

В Ораниенбауме откроются отреставрированные залы Меншиковского и Китайского дворцов, в Петергофе – два новых музея.


Петергофский комплекс – культурно-историческое пространство, в котором отражена вся русская история: смена царствований, политические события, войны, дипломатия. В роскошных апартаментах под симфонию бьющих фонтанов вершились судьбы государства. Петергоф был парадной резиденцией, где ежегодно отмечалась годовщина Полтавской победы, справлялись дни восшествия на престол, тезоименитства, совершались морские манёвры в честь победы при Гангуте и Гренгаме, позднее – Чесме, проводились маскарады.

И сейчас Петергоф – неизменная составляющая культурной программы высоких гостей, которые подспудно убеждаются в красоте и величии нашей державы, что, надеюсь, позитивно сказывается на переговорах.

Тема государственности, которую воплощает Петергофский ансамбль, ощущается сразу, как переступаешь порог нашего музея-заповедника, а в год у нас бывает до пяти миллионов посетителей. Всё это накладывает колоссальную ответственность. Чтобы чувство гордости укреплялось, всё должно сверкать, как в старые добрые времена. Это очень важно. Если человек приезжает к нам, чтобы не просто расслабиться, а вдохнуть воздух свободы и государственности, – мы не должны его разочаровать.

И нынешний сезон, когда в конце августа мы будем праздновать 65-летие запуска своих фонтанов после Великой Отечественной войны, – мы открыли возвращением отреставрированного «Самсона», нашего главного символа и одного из памятников победы русского оружия.

Фонтан «Самсон, раздирающий пасть льва», отлитый по модели Растрелли, установили перед Петергофским дворцом в 1735 году в честь 25-летия победы над шведами под Полтавой. Сюжет скульптуры выбрали со значением. Лев был изображён на шведском гербе, а Полтавская битва произошла 27 июня 1709 года, в день святого Сампсония. Чтобы получить столб воды максимальной высоты, от соседнего пруда проложили специальный водовод из деревянных труб общей длиной более четырёх километров. И в 1736 году фонтан взметнулся на 20 метров…

Во время фашистской оккупации Петергоф был разрушен, скульптурное убранство дворца и парков утрачено. Прежнего «Самсона» так и не удалось найти, и ленинградцы решили воссоздать его как можно быстрее. Всего за год скульптор Василий Симонов изваял новую статую. Лучшие мастера завода «Монументскульптура» в рекордно короткий срок отлили фигуру в бронзе. Домой, на Большой Петергофский каскад, точная копия «Самсона» вернулась 31 августа 1947 года. Таким образом библейский герой стал символом ещё одной победы – над фашизмом.

Только раз, на минувшую зиму, «Самсон» отлучился со своего места перед Большим дворцом. Причина понятная: постамент был в весьма плачевном состоянии, да и позолоту скульптуры следовало подновить (спина и плечи гиганта поистёрлись и не блестели). В годовом бюджете реставрация по полной программе не была предусмотрена. Обратились в Сбербанк, поскольку Герман Греф – из Петергофа, проблемы знает. Я написала письмо, даже не официальное, а просто человеческое, и уже через три дня пришёл положительный ответ... Менее чем за четыре месяца статую покрыли сусальным золотом (потребовалось около килограмма) – в два слоя, чтобы дольше держалось. Специалисты обещают не менее 15 лет. Когда «Самсона» везли по улицам, его, как и в 1947-м, приветствовали тысячи людей: кричали, махали руками, высовывались из окон, снимали на мобильные, сигналили из машин.

А 21 мая, в день запуска всех наших полутора сотен фонтанов во главе с «Самсоном», в парке было просто не протолкнуться. 38 тысяч гостей приехали! В полтора раза больше, чем обычно. И все словно охвачены одним порывом. Многие, наверное, даже ничего не разглядели, просто слышали салют. Но это было действительно чувство единения и праздника!

Этим летом мы открываем два новых петергофских музея (сейчас 21, будет 23). В конце июля первых посетителей примет «Императорский телеграф». Он будет одновременно музеем техники (второй этаж) и быта (обслуживающий персонал исторически жил на первом этаже).

С одним из экспонатов повезло лично мне. Пришла в антикварный магазин и спрашиваю: «Мне нужен большой медный чайник – для музея, чтобы воссоздать быт телеграфиста». А мне приносят ещё и архивное личное дело телеграфистки 1917 года: где училась, как работала. Всё подлинное! Можно отдельные листы отсканировать и использовать в экспозиционных решениях! Заплатила 2000 рублей, спрашиваю: «Документ – со штампом, не украденный?» – «Нет, архив перестал существовать, дела на помойке подобрали»... Во дворике организуем вводную экспозицию: лошадь, повозка, упряжь – всё как было.

12 июля, в день святых первоапостольных Петра и Павла, открылся Церковный корпус Большого дворца. В XVIII веке архитектор Растрелли превратил его боковые флигели в отдельные корпуса – «Под Гербом» и Церковный. На месте деревянной появилась каменная церковь Cвятых апостолов Петра и Павла. В ней совершали молебны, крестили последнего престолонаследника Алексея. Во время Великой Отечественной Церковный корпус сильно пострадал: погибли иконостас и всё внутреннее убранство. В 1952–1958 годах были воссозданы фасады, а пять исторических главок церкви появились лишь в 2004-м. В музее Церковного корпуса открыт культовый зал и посвящённая храму экспозиция с богослужебной утварью, крестильным набором, облачениями, иконами XVIII–XIX веков.

Завершим нынешний сезон в сентябре юбилеем Ораниенбаума (с 2007 года он входит в состав музея-заповедника «Петергоф»). Его дворцово-парковый ансамбль завершал череду приморских парадных резиденций императорской России; вместе с Кронштадтом, находящимся напротив, образовывал парадные морские ворота для всех гостей, прибывающих по Финскому заливу в столицу.

9 сентября откроем памятный знак Александру Меншикову, а затем, после реставрации, Меншиковский и Китайский дворцы. Огромные по масштабам работы завершаются.

Начали реставрировать Китайский дворец – оказались в отчаянной ситуации: здание, как выяснилось, стоит на «линзе», на подземном водоёме. Оттого в некоторых залах сыро, на стенах то иней, то плесень. Мы сделали отсечную гидроизоляцию, дренаж. И приняли решение, которого не было никогда, – отапливать дворец. (Екатерина в нём не ночевала, использовала для приёмов и развлечений, поэтому отопления не было.) А теперь зимой станем обогревать воздух до +4 градусов. Сейчас в половине помещений уже нормально, но в остальных ещё пахнет сыростью и затхлостью. Так что есть над чем поработать.

Большой Меншиковский дворец сложен для нас в том отношении, что в нём никогда не было музея. После революции 1917 года – госпиталь, сельскохозяйственное училище, лесной техникум с общежитием. С 1934 года здание в ведении Военно-морского флота. Только в 1995-м началась передача дворца музею-заповеднику. В 1996-м был открыт для посетителей Японский павильон – единственная отреставрированная часть здания.

Кроме того, в Большом Меншиковском крайне неудобная планировка. Две огромные дуги крыльев с «нарезкой» комнат метров по 10–12, для экспозиции малоподходящих. Поэтому главное было разработать идею музея. Что только не придумывали… На что-то не хватало материала, какие-то идеи казались мелкими, а электронные технологии парадный особняк XVIII века, в общем, отторгает. Поэтому будет просто Большой дворец с его историей, со всеми наслоениями, последующими владельцами. То есть, прежде всего сюда должен вернуться genius loci – гений места…

Разумеется, готовим юбилейные выставки. Поскольку финансирование скромное, ищем варианты, как всё устроить без особых вливаний. Обратились в художественные вузы. Студенты выполнили дипломные работы по тематике Ораниенбаума. Здесь и живопись, и графика, и куклы в человеческий рост. Отберём лучшее для всеобщего обозрения.

Будет весьма оригинальная экспозиция «Крепости Северо-Запада» в 3D-формате, в том числе очень точно смоделировали в электронном виде утраченный ансамбль крепости Петерштадт.

В XXI веке всё же не обойтись без электронных технологий, даже в старинном дворцово-парковом комплексе. К примеру, у нас есть коллекция акварелей известных ленинградских художников. После снятия блокады в 1944 году ими был получен такой социальный заказ: зафиксировать развалины Петергофа. Уникальные работы! Но если из них составить постоянную экспозицию, она своей пронзительной правдой омрачит настроение многим посетителям. Поэтому мы отсканировали акварели и разместили на мультимедийной панели. И теперь на страшное зрелище разрушенного Петергофа каждый смотрит ровно столько, насколько хватает сил.

Кстати, мы бережно сохраняем на своём «Деловом дворе» подлинные фрагменты руин фонтанов и скульптур. Этому уголку памяти обязательно найдём место в экспозиции Нижнего парка.

У нас в парке – зона Wi Fi. Люди приезжают с компьютерами, дышат воздухом, наслаждаются пением птиц и работают. Есть даже определённая точка на фоне Большого каскада фонтанов, встав на которую, можно помахать рукой своим родным на портале «Самсон.онлайн».

В Ораниенбауме будет возможность скачать музейную программу на телефон, и ваш собственный мобильник проведёт персональную экскурсию. Устанавливаем систему карт со знаками-чипами, до которых стоит дотронуться специальным карандашом с микрофоном – и услышать нужную информацию.

Во дворцах активно используем радиогиды: экскурсовод говорит в маленький микрофончик, а у всех в группе – наушники. В результате в апартаментах стало тихо. А ещё совсем недавно над толпами посетителей висел сплошной многоязычный гул – слов было не расслышать, не дворцовая обстановка.

Все наши наработки плюс усилия реставраторов и друзей Петергофа превращают его в один из лучших музейных комплексов мира. А именно так я понимаю задачу, поставленную премьер-министром Владимиром Путиным, когда он предложил создать общенациональный проект «Культура», где особое внимание будет уделено именно возрождению музейного дела.

Надеюсь, эту программу не забюрократизируют и не «заговорят». Она станет той «партитурой», по которой всё искусное, ценное, творческое, доброе действительно получит поддержку.

Елена Кальницкая
доктор культурологии, генеральный директор государственного музея-заповедника «Петергоф»

Наша справка:

Петергоф, основанный в самом начале XVIII века императором Петром I, был задуман как летняя царская резиденция, превосходящая роскошью все европейские, и одновременно как памятник успешному завершению борьбы России за выход к Балтийскому морю. Пышное открытие состоялось уже в августе 1723 года. К этому времени был распланирован Нижний парк, прорыт Морской канал, действовала часть фонтанов, завершена отделка Верхних палат, построены дворцы Монплезир и Марли.

На протяжении XVIII и XIX столетий над Петергофским ансамблем работали такие выдающиеся русские и западноевропейские мастера, как И.-Ф. Браунштейн, Ж.-Б. Леблон, Н. Микетти, М. Земцов, Ф.-Б. Растрелли, А. И. Штакеншнейдер, И. П. Мартос, И. П. Прокофьев, Ж. Д. Рашетт, Ф. И. Шубин, Ф. Ф. Щедрин.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie