Хлебные крошки

Статьи

Культура
Культура

Наталия Мазаник

"Она пробирает до дрожи…"

Русский хор имени Никитиной

Разливается раздольная русская песня "Степь да степь кругом", невозможно пройти мимо, не остановиться, не послушать. Невозможно остаться равнодушным. Есть что-то величественное, могучее в ней, словно русская душа, богатырская русская сила наполняют грудь всех, кто поет и находится рядом. "Что-то, видимо, в этой песне особенное заложено. Когда мы ее исполняем, люди плачут, она пробивает до внутренней дрожи", – говорит руководитель хора русской песни Инна Борисова.
text
Хор при Русском обществе существует уже семь лет, в нем поют 25 человек. Создавала его в те годы известный хормейстер Александра Петровна Никитина по просьбе руководителя Русского общества Михаила Ивановича Ткачева. Никитина тогда была уже тяжело больна, но коллектив формировала и серьезно с ним работала. Чувствовала себя неважно, попросила Инну Борисову помочь ей. "Я пришла раз, другой, третий, – вспоминает Инна Степановна. – Вскоре Никитина совсем не смогла работать, так я и осталась с хором. Конечно, приходилось работать в тяжелых условиях. Крохотное помещение, никакой звукоизоляции, инструменты не настроены, невозможно услышать каждого поющего. Нас даже это не останавливало. Вот уже три года мы репетируем в Доме культуры Минского тракторного завода, нам выделили постоянный класс. Конечно, он далек от совершенства во всех отношениях, но он – наш, мы больше не репетируем где-нибудь под лестницей. Это важно".

В хоре из первоначального состава остались десять человек, потом в дружный коллектив влились те, кто пел в хоре при Минском автомобильном заводе, который более 30 лет возглавляла А.Никитина. Приходят и новые люди. Только не всех берут в этот коллектив: он семейный, уютный, комфортный. Сюда приезжают женщины и мужчины со всех концов Минска, даже из пригорода, в основном, с высшим или со средним специальным образованием. "Многие к нам заглядывают, – рассказывает Борисова, – да не все подходят. У нас нет разболтанности, развязности в исполнении, у нас поет широкая русская душа, открытое русское сердце". Именно этот критерий и является самым главным при отборе хористов. Это вовсе не означает, что поют только профессиональные музыканты, с некоторыми руководителю приходится много работать.

Люди приходят на занятия вечером, после работы, уставшие, порой раздраженные, не всегда хорошо себя чувствующие, но русская песня, комфортная обстановка свершают чудо. Давление и головная боль куда-то уходят, раздражительность покидает, негатив сменяют удовлетворенность и одухотворенность. "Мы здесь отдыхаем душой, – говорят певцы. – Мы не испытываем какого-то нервного напряжения, хотя выкладываемся полностью, пот проступает. Мы спокойно поем, пританцовываем, подыгрываем на трещотках, балалайках, ложках, а еще шутим".

Впервые в 1998 году Хор русской песни имени Никитиной участвовал во втором республиканском фестивале "Яднанне" в Гродно, был удостоен Гран-при. Коллектив получил тысячу долларов, но на эти деньги решили реставрировать свои костюмы. Ярко-синим сарафанам, блузкам уже почти сорок лет: аппликации отклеились, блестки померкли или оторвались, нужно было восстанавливать. Сарафаны приукрасили, сшили современные кокошники женщинам и кепки мужчинам, брюки всем одинаковые. Им бы очень хотелось сшить новые костюмы, но на это нет средств.

Еще очень интересная деталь. В репертуаре хора, конечно, – русские песни, самые разные по своему характеру, голосовой раскладке, но есть три-четыре песни на белорусском и украинском языках. На фестивале была номинация "Голос Родины" – за лучшее произведение патриотической тематики. Хор исполнял произведение Арсентьева "Могутный Боже!" ("Могучий Боже!"), получил за него специальный приз. Звучали слова о том, чтобы на земле белорусской уродился урожай, чтобы дела спорились, чтобы был счастлив белорусский народ. Зрители и жюри слушали "Могутный Боже!" стоя. Приз присудили единогласно.

"Нет, ничего случайного не бывает, – произносит Борисова. – Песня была запрещена одно время, я ее много лет назад нашла в архиве нашей Александры Никитиной, отложила. Сколько раз я крутила в руках эти ноты, перекладывала. Тут решила научить свой хор церковному пению. Вдруг глаз "зацепился" за песню. Я еще раз присмотрелась к ней. Стали работать. До Гродненского фестиваля не включали ее в свой репертуар, теперь без нее не можем. Всякий раз зал встает, когда она звучит".

Хор имени Никитиной, можно сказать, семейный не только по духу, но и в прямом смысле: в нем поют двое сыновей Инны Степановны, четыре семейные пары, да, впрочем, все исполнители – одна большая семья. Это укрепляет и хор, и семьи.

Коллектив во время выступлений, буквально врываясь на сцену с чечетками, ложками, балалайками, вьющимися хороводами и пританцовываниями, сразу приковывает к себе внимание. Ярко-синие сарафаны, расшитые блестками, золотом, атласными лентами, красивые кокошники – неотъемлемая часть хора, по этим костюмам их узнают теперь везде. Даже спрашивают, не тот ли это русский хор, что поет в синем.

"Мы своим искусством, своей культурой должны влиять и обогащать ту среду, в которой мы живем, – говорит руководитель хора. – В год мы даем 14-15 полнометражных концертов. Это немало, если учесть, что занимаемся всего с сентября по май, да особых условий, своего зала не имеем. Нас приглашают в концертные залы, на предприятия; ездим регулярно в Молодечно в Республиканский санаторий для инвалидов. Мы выступаем в помещении и на улице, на площадях, участвуем во всех городских праздниках: на Дне матери, на Дне пожилых людей, на Дне Победы".

Русская песня раздольная да широкая звучит на белорусской земле, всем, живущим здесь, она так же близка и понятна, как и в России.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie