Хлебные крошки

Статьи

Григорий Гелбахия, Тбилиси

Опасные амбиции

Стремление президента Грузии убедить всех в своей состоятельности может привести к катастрофическим последствиям

Проводимую президентом Грузии Михаилом Саакашвили внешнюю и особенно внутреннюю политику, по общему признанию экспертов, характеризуют чрезмерная импульсивность, высокая эмоциональность и порой безоглядная нетерпеливость, граничащая с безответственностью. Горячая кавказская кровь, прямо-таки кипящая в жилах молодого грузинского президента, выплескиваясь наружу, подталкивает к активным и нередко непродуманным действиям как самого Саакашвили, так и его ближайшее окружение. Горячий нрав нынешнего хозяина Тбилиси подогревает и то, что в ходе январских президентских выборов вождь "розовой революции", по официальным данным, получил поддержку более 90 процентов избирателей.

Понятно, что проценты в Грузии могут означать совсем не то, что в остальном мире (вспомним бывших президентов Гамсахурдия и Шеварднадзе, которые тоже начинали с практически безграничного доверия народа, но так бесславно завершили свою политическую карьеру), но не считаться с ними нынешнее грузинское руководство просто не может. Как не может и не выполнять громких обещаний, данных избирателям во время борьбы с "прежним коррумпированным режимом".

Первой на повестке дня стоит реализация одного из таких обещаний: распространение юрисдикции Тбилиси на "мятежные автономии". Усмирение первой из них – Аджарии, видимо, выбрано в качестве наименее сложной с точки зрения тбилисских стратегов задачи. Саакашвили и его окружение торопятся как можно быстрее решить аджарскую проблему, так как провал на батумском направлении означает для него нынешнего грузинского президента личный провал.

Победа же над "феодальным режимом" Аслана Абашидзе может, как рассчитывают в окружении Саакашвили, подтвердить в глазах народа состоятельность нынешнего грузинского президента в качестве "сильного главы государства", способного вывести Грузию из нынешнего политического и социально-экономического коллапса. В свете его громогласного обещания, что в президентских выборах 2009 года в Грузии примут участие "все жители" Абхазии и Южной Осетии, ясны и максимально допустимые сроки "самореализации" молодого грузинского лидера.

Это, однако, в перспективе. А сегодня, несмотря на наличие чудовищного по масштабам комплекса совсем других, в первую очередь, экономических, проблем в Грузии, для самореализации, самоутверждения и становления в качестве главы государства Михаил Саакашвили избрал именно Аджарию. Объявив Аслана Абашидзе "лидером феодально-криминального клана" и обвиняя его (не слишком заботясь о веских доказательствах) чуть ли не во всех смертных грехах, а также игнорируя его реальное влияние среди населения Аджарии, Саакашвили фактически отрезает себе путь к отступлению в случае провала взятого в настоящее время "наступательного" курса в отношении урегулирования аджарской проблемы.

Абсолютно очевидно, что инициатива нагнетания напряженности между Батуми и Тбилиси исходит именно от последнего. Предельно ясно и то, что конфликт в любой момент может перерасти в фазу вооруженного противостояния. Одновременно правительство Саакашвили стремится активно формировать в свою пользу общественное мнение в стране и за рубежом, пытается максимально разобщить население Аджарии и подорвать здесь авторитет и влияние Аслана Абашидзе, а в идеале спровоцировать в автономии "народную революцию".

Грузинскими спецслужбами проводятся активные мероприятия по внесению раскола в ряды сторонников аджарского лидера, его ближайшего окружения и силовых структур автономии. При этом в духе грузинских исторических традиций широко используются элементарный подкуп, шантаж, обещания высоких должностей и привилегий за "переход на сторону законной власти". Все перебежчики из Аджарии публично осыпаются наградами и пропагандируются в государственных СМИ Грузии, как "настоящие герои и патриоты". Тех же, кто сохраняет верность "аджарскому льву", в Тбилиси обещают покарать самым строжайшим образом, как "предателей грузинского народа".

Большинство независимых аналитиков сегодня усматривают поразительную схожесть в действиях всех трех президентов независимой Грузии, вспоминая, как маниакальное упрямство и нежелание идти на какие-либо компромиссы первого из них – Звиада Гамсахурдия – привели к войне с осетинами и потере Южной Осетии. Непреклонность и стремление самоутвердиться в качестве "сильного лидера" второго грузинского президента – Эдуарда Шеварднадзе – инспирировала войну с Абхазией и потерю ее для Грузии.

Сегодня же многие политические обозреватели задаются вопросом: не приведет ли "несгибаемость" третьего и самого молодого президента Грузии Михаила Саакашвили к очередной разрушительной для Грузии войне? Не окажется ли эта страна, названная в свое время академиком Андреем Сахаровым "малой империей", вовлеченной в очередную авантюру, чреватую полным развалом грузинского государства? И кто же будет следующим: азербайджанцы, армяне, греки, курды или славяне, кого придется "усмирять" уже следующему, четвертому грузинскому лидеру? А может, тбилисскому руководству придется, в конце концов, воевать уже со "своими" – мингрелами, имеретинцами, кахетинцами, сванами, гурийцами, картлийцами, хевсурами?..

История показывает, что замешанные на национализме и идее реванша большие амбиции государственных лидеров обычно ведут к большим потрясениям и несчастьям для их народов. В случае с Грузией очень бы хотелось ошибиться…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie