Хлебные крошки

Статьи

ХХ лет величайшей геополитической катастрофе ХХ века
Взгляд
Россия

Андрей Юдин

Операция «Черешня»

Как работала с этническими группировками в конце 1980-х ленинградская милиция

Что послужило запалом недавних событий на столичной Манежной площади? То, что молодых, сильных и сплоченных ребят разозлило известие, что пять из шести кавказцев, задержанных по делу об убийстве их товарища, фаната «Спартака», были отпущены восвояси. Непонятные, мягко говоря, действия сотрудников милиции осудили в своих выступлениях даже президент с премьером. Почему нынешние силовики не могут бороться с этнической преступностью так, как это делали в Ленинграде конца 1980-х? Как работала с этническими группировками в конце 1980-х ленинградская милиция, вспоминает газета "Ваш Тайный Советник".

Пусть прокуратура не реагирует


В сезон на рынки города тогда приезжало до десяти тысяч южан - грузин, армян, дагестанцев. Но многочисленнее всех были представители Азербайджана. Только на Мальцевском рынке, например, их крутилось около пятисот человек. Имелись свои азербайджанские диаспоры на Торжковском, Сенном, Кузнечном рынках. Все они были жестко структурированы, имели «смотрящего» и отличались высочайшей дисциплиной. Когда советская власть на глазах ослабла, азербайджанцы стали брать рынки под свой контроль. В 1989 году этот процесс дозрел до такого состояния, что милиции пришлось принимать радикальные решения.

Как действовали южные парни? Они встречали на подъезде к Ленинграду грузовики с фруктами из Молдавии, а затем, приставив нож к горлу водителя, убеждали его продать все ящики оптом и по минимальной цене. Допустим, по 2 - 3 рубля за килограмм спелой черешни. Собственно, это было немногим меньше, чем хотели выручить сами продавцы. В конце концов молдаване получали деньги и оставались живы-здоровы. Какой был смысл обращаться в милицию?

Затем азербайджанцы привозили черешню в город и развозили по своим торговым точкам. Но продавали уже в пять раз дороже - по 15 рублей за кило. За счет полученной сверхприбыли они расплачивались с администрацией рынков, местной милицией, и все были довольны. За исключением простых ленинградцев, вынужденных платить за ягоды грабительскую цену. Народ поднял крик. Письма и звонки шли в Смольный сплошным потоком. Власти было просто некуда деваться. В конце концов из «штаба партии» раздался окрик в адрес председателя горисполкома: «Рынки чьи? Твои? Вот и наведи порядок!»

В кресле председателя горисполкома (по-нынешнему - мэра) сидел тогда Владимир Ходырев, человек властный и предельно жесткий. Он тут же позвонил в ГУВД, сотруднику, который курировал городские рынки. Им был заместитель начальника УБХСС Геннадий Водолеев.

- Выражений Ходырев не выбирал, - вспоминает Геннадий Сергеевич. - «Зря хлеб свой жрешь, полковник!». А дальше сплошной мат… Не могу сказать, что мы не работали. Но всеми нашими средствами, опертехникой удавалось отслеживать в среднем пять групп в год. В итоге человек двадцать азербайджанцев сажали за спекуляцию. Но это очень тяжело документировалось, требовало огромных трат - наружка висела у них на хвосте целыми бригадами. Вдобавок никакой свидетельской базы. Пара человек, которые дали признательные показания, мы знали точно, были зарезаны. Демонстративно, как бараны, в назидание другим. Поэтому вести агентурную работу в их среде было крайне трудно... Я отвечаю: «А теперь, Владимир Яковлевич, вы таким же тоном объясните ситуацию прокурору». - «А при чем здесь прокурор?!» - «При том, что, если я буду работать так, как вы требуете, мои ребята окажутся в камере».

Прокурором Ленинграда был в то время Сергей Веревкин. Ходырев позвонил ему и в лучшей своей манере высказал все, что думает о правоохранительных органах.

- Прокурор набрал мой номер: «Геннадий Сергеевич, в чем дело?» - вспоминает Водолеев. - Я попросил личной встречи. Говорю: «Мы разнесем эту фруктовую контору, но пусть ваши люди в районах не реагируют на их жалобы. Я постараюсь действовать в рамках социалистической законности». Веревкин пообещал поддержку.

Нетолерантные рейды

Операция «Черешня» началась с Некрасовского (Мальцевского) рынка. Туда подъехали две машины с омоновцами и сотрудниками ОБХСС, которые оцепили рынок и устроили тотальную «зачистку».

- Спрашиваем продавца: «Откуда взял черешню?» - «Из своего сада». Берем ящик, высыпаем содержимое, а там снизу подстелена газетка на молдавском языке. «Прочти!» Азербайджанец только таращит глаза… Сначала-то они схватились за ножи, за палки. Но наших омоновцев это только раззадорило - разнесли их в пух и прах. В общем, всю черешню собрали и отвезли в детские сады и больницы.

Точно таким же образом на Некрасовском рынке были проведены еще несколько показательных рейдов. Затем сотрудники ОБХСС отработали Торжковский, Сенной, Кузнечный рынки. В итоге за три месяца был вычищен весь город. Цена на черешню упала до 3 - 4 рублей. Азербайджанцы с рынков временно исчезли. Они сидели в районе Дачного, возле платформы, и продавали свой товар чуть ли не из-под полы. Проблема была решена...

Тут самое время вспомнить, что сразу же после того, как задержанных по горячим следам участников драки, в ходе которой был убит Егор Свиридов, доставили в ОВД по Головинскому району, к зданию стали съезжаться машины с дагестанскими номерами. Кавказцы буквально заполонили вход в отделение. Только под утро, когда большинство задержанных отпустили, они разъехалась по домам. Глухо сообщалось также, что один из задержанных якобы имел родственника, занимающего высокий пост в МВД Дагестана.

В ленинградской истории без участия «своих» силовиков тоже не обошлось - «фруктовую мафию» прикрывали в МВД Азербайджана чины в звании полковников. После рыночных «зачисток» они срочно прилетели в Ленинград.

- Пришли ко мне на прием, - вспоминает Водолеев, - и вежливо спрашивают: «Что у вас тут происходит?» - «У нас? Ничего. Все в полном порядке». Те помялись и говорят: «Вы приезжайте к нам отдохнуть... С семьями приезжайте». - «Спасибо, мы так далеко не ездим».

Не солоно хлебавши ходоки уехали в Москву. Видимо, решать вопросы в высоких министерских кабинетах. Но никаких раздраженных звонков из МВД в ленинградский главк так и не поступило.

Власть должна быть смелой

- А через два года, - продолжает Водолеев, - сменилась власть, и мы лишились политической поддержки. Когда на рынках начал твориться тот же самый ценовой беспредел, мы ринулись туда по старой схеме: взяли омоновцев, стали разбираться с торговцами, а те дружно накатали жалобы в прокуратуру. Прокурорские возбудили против нас уголовные дела. Еле отбились. Я тогда сказал своим ребятам: «Всё, уходим с рынков и больше там не появляемся». То есть представителям власти нужна смелость, политическая воля, чтобы действовать в интересах населения. Кто сам себе ищет работы? Милиция влезала только тогда, когда нас дубинкой гнали на какие-то правонарушения, которые раздражали население, а население, в свою очередь, раздражало власть. И она била по башке генералам и полковникам. В случае с Егором Свиридовым сотрудникам милиции не нужно было даже нарушать закон. Напротив, требовалось только его соблюсти.

"Фонтанка"

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie