Хлебные крошки

Статьи

Валентин Уполовников

Операция "Ы" и другие приключения русского языка в Киргизии

История одного судебного процесса

Недавно в Первомайском райсуде столицы Киргизии (городе Бишкеке) было рассмотрено дело о защите чести, достоинства и деловом репутации некоего безработного Тезекбаева К.А., который посчитал себя и весь свой народ "униженным и оскорбленным", поскольку издаваемая в республике независимая русскоязычная газета "Дело №..." на своих страницах название страны пишет через "и", а не через "ы".

Под свои претензии истец не преминул подвести идеологическую базу, утверждая, что буква "и" в имени народа – наследие тоталитарного режима, при котором за букву "ы" киргизы ярооы подвергались репрессиям и гонениям. Правда, при этом безработный Тезекбаев то ли запамятовал, то ли просто не знал, что советская союзная республика Киргизстан всегда именовалась в национальном варианте как КыргызССР. Ну да, это так, к слову.

Свои нравственные и идеологические страдания заявитель оценил в весьма круглую, по местным меркам, сумму, эквивалентную десяти тысячам долларов. Было, правда, еще желание наложить арест на имущество редакции. Но последний пункт показался, видимо, чрезмерным даже теневым кукловодам данного наезда на газету, и его просто вычеркнули.

В том, что за судом над журналистами стоят некие влиятельные силы, было ясно с самого начала. Инициатива "небескорыстного" патриота нашла живейшую поддержку у национальной общественной организации "Кыргыз Тили" ("Киргизский язык"), обратившейся к спикерам обеих палат парламента страны, к президенту А.Акаеву с требованием "привести в чувство" русскую газету. А в Первомайский райсуд было направлено персональное обращение заведующего юридическим отделом администрации Президента Республики А.Исмаилова, с просьбой "тщательно рассмотреть заявление Тезекбаева и обеспечить полное, всестороннее и объективное исследование обстоятельств дела".

Не реагировать на подобные обращения служители Фемиды не могли по определению. Хотя, если исходить из правовых норм, у суда были все основания не принимать иск Тезекбаева к производству, поскольку "оскорбленный и униженный" (так в заявлении) киргизский народ не давал этому гражданину полномочий выступать от его имени в суде или где-либо еще, а значит, он не является надлежащим: истцом. Что касается защиты личной чести и достоинства, то и для этого не было никакого основания, так как на них никто не посягал. Ни в одной из публикаций "Дела №..." название страны не пересекается с именем истца.

Тем не менее, беспрецедентный судебный процесс состоялся. В ходе разбирательства выяснилось, что, выступая с иском к газете, издающейся на русском языке, гражданин Тезекбаев, оказывается, плохо знает этот самый русский язык. По этой причине на судебные слушания пришлось приглашать переводчика.

На вполне резонный вопрос представителя редакции к Тезекбаеву, зачем он читает газету, которая ему причиняет моральные страдания и печатается на языке, которым он недостаточно владеет, последний заявил, что газетные материалы ему нравятся, но его не устраивает русская транскрипция названия республики, которая присутствует в газете, Одним словом, гражданин Тезекбаев с большим трудом, но читает газету "Дело №..." и... страдает, "страдает", но все равно читает. В ходе судебного заседания выявилось, что к "страданиям" истца причастны, оказывается, и президенты двух стран России и Киргизии, поскольку в подписанных ими: межправительственных соглашениях, договорах, меморандумах имя республики опять-таки пишется через злополучную букву "и". Заявитель и его сторонники пообещали разобраться по существу с подобной вольностью президентов.

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Тезекбаева и иже с ним не оскорбляет, например, то, что он и сотни тысяч его сограждан превратились в своей собственной стране в касту отверженных-безработных, что на фоне показной, хамской роскоши кучки нуворишей, единственным источником выживания для многих киргизстанцев стали свалки отходов и дворовые мусорки. Не унижает национального достоинства Тезекбаева и то, что его родная республика, в недавнем прошлом на равных с великими державами участвовавшая в освоении космоса, в становлении радиоэлектронной, микробиологической науки и промышленности, стремительно скатилась на уровень развития феодального протектората, а по уровню жизни оказалась на одном из последних мест в мире.

А вот независимую русскоязычную газету "Дело №..." все это не только волнует, тревожит, но и побуждает к поиску причин подобной деградации и путей преодоления их. Беспокоит редакцию и углубляющийся межнациональный раскол в республике и реальное положение проживающих здесь российских соотечественников, скрытая дискриминация которых давно уже стала притчей во языцех. Безусловно, подобная дотошность и всеядность газетчиков не по душе определенным силам в республики, и потому они всячески пытаются их заставить если и не замолчать, то, по крайней мере, угомониться.

Нас уже не раз пытались засудить, оболгать, закрыть, – поясняет заместитель главного редактора газеты "Дело №..." С.Красильникова. – К этим акциям в разное время подключались министерство национальной безопасности, администрация Президента и разные другие официальные органы. Теперь вот "глас народа" решили против нас использовать.

Ну а что же киргизский "самый гуманный суд в мире"? Как и ожидалось, он проявил в данном случае исключительную "компетентность и принципиальность". Хотя и отказал в удовлетворении требования истца о материальной компенсации его нравственных и идеологических страданий, но вынес-таки суровое частное определение в адрес редакции газеты "Дело №...", обязывающее ее в дальнейшем название республики писать через букву "ы". Это касается, по логике вещей, и российских СМИ, а также российских официальных властей, все еще именующих бывшую братскую республику легкомысленным словом Киргизия вместо Кыргызыя, как этого требует судебное постановление.

И думается, это только еще начало в лингвистических новациях русского языка в Киргизстане. Ведь, надо думать, еще большее ущемление чести и достоинства испытывают безработные и трудящиеся представители титульной нации, видя в русских газетах и слыша в устной речи российских соотечественников букву "ф". Ну, нет такого звука и такой буквы у киргизов. А есть близкая по значению буква "п". По этой причине пришлось даже название столицы менять, потому что звучала она в устах коренного населения как Прунзе, вместо правильного Фрунзе. Вот ведь до какого абсурда можно дойти, пытаясь подменить правовую основу орфографии политической целесообразностью. Это, кстати, не лишним было бы учесть и российским парламентариям, пытающимся на свой лад и страх "защитить" русский язык от тлетворного влияния иноземных глаголов и наречий.

Некоторые госмужи и политики России поспешили в свое время пропеть дифирамбы киргизским властям, за то, что они одними из первых на постсоветском пространстве присвоили русскому языку статус официального. И невдомек было им понять, что это была не более чем пиаровская акция, преследующая цели прикрыть проводимую в республике политику двойных стандартов, в том числе и по отношению к русскому языку.

Ведь не успели высохнуть чернила подписи главы государства под соответствующим законом, как тут же был запущен в действие механизм полного перевода делопроизводства крупнейшей в Киргизии Иссык-Кульской области. Где все проживает немало этнических россиян, на киргизский язык. Теперь вот судебные процессы начались над "великим и могучим", который, как оказалось, можно коверкать и искажать по прихоти любого дилетанта, в том числе и в судейской мантии, и над которым можно совершенно безнаказанно глумиться и издеваться.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie