logo

Хлебные крошки

Статьи

Сергей Григорьев

Осетинский зуд в Тбилиси

"Розовым" революционерам не терпится

Неугомонный президент Грузии никак не может выйти из полюбившегося ему образа "пламенного революционера". Выступать с алой розой в руке перед "массами" с горячими речами, самолично сносить бульдозером "незаконные" КПП или удивлять общественность "неординарными" популистскими шагами у Михаила Саакашвили получается гораздо лучше, чем заниматься рутинными вопросами экономики, решением повседневных социальных проблем или проведением терпеливой и взвешенной внешней политики. Порой даже создается впечатление, что для него, как в свое время и для другого "перманентного революционера" Льва Троцкого, конечная цель ничто, а движение, "революционный процесс" – все.

Именно в таком свете можно рассматривать последние события вокруг Южной Осетии, которую после успеха в Аджарии "розовые революционеры" из Тбилиси, похоже, выбрали следующим объектом своего "объединительного похода". Сначала в грузинских селах Южной Осетии появились активисты молодежного движения "Кмара", попытавшиеся с ходу организовать "бархатный марш" местных грузин на Цхинвали. Вслед за этим Михаил Саакашвили озвучил свои предложения (больше походившие на ультиматум) югоосетинскому руководству о "добровольном возвращении" в состав Грузии в обмен на обещания "широкой автономии".

Получив же из Цхинвали категорический отказ на свои "заманчивые" предложения, грузинские власти прибегли к излюбленной тактике: на словах заявляя о решимости решать все проблемы исключительно мирным путем, на деле предприняли попытку грубого силового давления и спровоцировали всплеск напряженности в зоне грузино-осетинского конфликта.

В конце мая грузинские силовые подразделения выставили посты, перекрывшие дороги, по которым в южноосетинские села поступает продовольствие. А 31 мая на территорию Южной Осетии в район села Тквиави, расположенного в нескольких километрах от Цхинвали, под предлогом "борьбы с контрабандой" были введены подразделения спецназа и внутренних войск МВД Грузии. Причем "борцы с контрабандистами" зачем-то притащили с собой тяжелые гаубицы, которые охотно демонстрировали съехавшимся на место инцидента журналистам. "Борьба с контрабандой при помощи артиллерии" – это уже из разряда шуток "Армянского радио". Однако жителям Южной Осетии, похоже, не до шуток. В составе "сил вторжения" были замечены и американские военные инструкторы. В зоне конфликта угрожающе барражировали грузинские военные вертолеты, несколько раз пытавшиеся проникнуть вглубь югоосетинского воздушного пространства.

Министр внутренних дел Грузии Георгий Барамидзе сообщил, что Тбилиси решил ввести свои войска на территорию Южной Осетии после заявления командующего Смешанными коллективными силами по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта российского генерала Святослава Набздорова о том, что миротворческие силы ликвидируют пост грузинский полиции в селе Тквиави. При этом министр не удержался и от прямых угроз в адрес России. Как заявил Барамидзе, "Мы намерены использовать оружие, если российские миротворцы попытаются ликвидировать этот пост полиции, который закрывает все попытки поступления контрабанды через территорию Цхинвальского региона из России в Грузию".

Реакция из Москвы была оперативной. Департамент информации и печати МИД РФ опубликовал специальное заявление, в котором говорилось, что "российская сторона с сожалением отмечает, что, несмотря на заявления официального Тбилиси, в зоне грузино-осетинского конфликта продолжаются провокационные действия, инициируемые грузинскими властями". МИД РФ также предупредил, что действия грузинских властей идут вразрез с международными соглашениями и усиливают и без того серьезную напряженность, возникшую в последнее время в Южной Осетии.

В заявлении особо подчеркивалось, что "подобного рода действия могут, в конечном счете, привести к самым тяжелым и непредсказуемым последствиям. В Тбилиси должны осознавать серьезность складывающейся ситуации, чреватой вспышкой насилия и кровопролития, вся ответственность за которые ляжет на грузинскую сторону".

Власти Южной Осетии в свою очередь заявили, что готовы применить силу в том случае, если грузинские военные, дислоцированные вблизи границы, войдут на контролируемую властями Цхинвали территорию. О своей солидарности с Южной Осетией и готовности оказать ей необходимую помощь, в т.ч. и военную, заявили власти Абхазии и Приднестровской республики. С резким осуждением политики Тбилиси выступило и руководство Северной Осетии. В воздухе уже явно пахло порохом.

Однако вместо того, чтобы предпринять шаги к снижению напряженности, грузинские власти предприняли новые шаги по ее обострению. В Международный День защиты детей 1 июня жена грузинского президента Сандра Рулофс с большим кортежем вдруг вознамерилась без согласования с югоосетинскими властями встретиться с детьми в грузинских селах Южной Осетии, дорога в которые проходит через Цхинвали. Когда же местные власти запретили ей въезд в столицу Южной Осетии, из Тбилиси раздались новые угрозы и декларации о том, что "грузинская сторона не позволит кому-либо диктовать ей свои условия на территории Грузии".

Премьер-министр Грузии Зураб Жвания выступил в Тбилиси с громким заявлением, в котором объявил, что "никого не касается, какие воинские подразделения Грузия введет в Цхинвальский регион. Это – территория Грузии, и нам решать вводить в состав наших миротворцев обученных в рамках американской программы "Обучение и снаряжение", или нет". Комментируя заявления российского МИД, Жвания провозгласил, что "ни США, ни Россия не могут нам диктовать, как мы будем использовать наших военных, прошедших подготовку в рамках грузино-американской программы". Грузинский премьер даже сделал выговор МИДу Грузии, который "несвоевременно" отреагировал на российское заявление.

Сам же президент Грузии, смело пославший свою супругу на "спецзадание" в Южную Осетию, попытался извлечь из этого инцидента максимальный пропагандистский эффект. Он бросил в адрес властей Южной Осетии самое "страшное" с точки зрения кавказского менталитета обвинение. По словам грузинского президента, "Они женщину не впустили в Цхинвали. Женщины испугались! Тем самым они показали свою слабость". Одновременно Саакашвили сообщил, что намерен "быть терпеливым и последовательным" в вопросе урегулирования отношений с Южной Осетией, а заявление МИД РФ "никак не отразится" на российско-грузинских отношениях, поскольку он не считает нужным "уделять большого внимания отдельным чиновникам МИД, которые пишут подобные заявления".

Поиграв некоторое время мышцами, Тбилиси после переговоров в рамках Смешанной контрольной комиссии с участием международных посредников отвел свои войска на исходные позиции. В то же время грузинская сторона заявила о намерении увеличить количество своих войск в составе Смешанных коллективных сил по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта с 80 до разрешенных 500 человек. Причем это будут лучшие в грузинской армии подразделения "коммандос", подготовленные американскими инструкторами и оснащенные тяжелым вооружением, в т.ч. и бронетехникой.

Официальный Тбилиси также намерен, по примеру своих американских друзей, "завоевывать умы и сердца" жителей Южной Осетии. Михаил Саакашвили уже пообещал жителям автономии гуманитарную помощь в виде бесплатных удобрений и увеличение пенсий с 16 аж до 20 лари в месяц. Большие надежды грузинские власти связывают и с назначением известного российского бизнесмена Кахи Бендукидзе министром экономики, промышленности и торговли Грузии. Получившему грузинское гражданство Бендукидзе будет поручено помимо прочего "подумать об экономическом развитии Аджарии, Абхазии и Цхинвальского региона". Кроме того, как полагают наблюдатели, бывшего крупного российского бизнесмена Тбилиси будет использовать не столько для проведения "структурных реформ" в разваленной экономике Грузии, откуда ушли многие западные инвесторы, сколько для привлечения российских инвестиций (Бендукидзе имеет хорошие связи в российских деловых кругах), которые, по всей видимости, должны будут компенсировать расходы американцев на поддержание нынешней политической грузинской элиты. Все это по замыслу авторов "проекта" позволит с одной стороны "возродить" экономику Грузии, усилив при этом режим Саакашвили, а с другой – более "эффективно" решать вопросы с Абхазией и Южной Осетией.

В то же время ряд аналитиков указывает, что, как и в Аджарии, в событиях вокруг Южной Осетии за внешним лозунгом "объединения грузинских земель" скрывается совсем иная, а именно "экономическая" подоплека. Село Тквиави на границе Горийского района и Южной Осетии и действующий в его окрестностях т.н. "Эргнетский рынок" – известный в Грузии перевалочный узел контрабанды спиртного, продовольствия и краденых автомашин, служит "кормушкой" для весьма влиятельных местных криминальных кланов, в т.ч. и видных представителей грузинской элиты.

Полицейский пост в Тквиави, который вроде бы грозился "прикрыть" генерал Набздоров, как раз и обеспечивает грузинским властям контроль над "черными" финансовыми потоками "Эргнетского рынка". И как только возникла угроза его закрытия, в Тбилиси активизировался "осетинский зуд", приведший к известным событиям в зоне грузино-осетинского конфликта.

Как бы то ни было, но провокационная возня тбилисских политиков вокруг Южной Осетии и бряцание оружием под предлогом "борьбы с контрабандой" чревата весьма серьезными последствиями для безопасности всего Закавказья. К тому же "розовым революционерам" в Тбилиси не стоит недооценивать того факта, что свыше 80 процентов жителей Южной Осетии – это российские граждане, и Россия вряд ли остается безучастной, если воинственные поползновения нынешнего грузинского руководства создадут прямую угрозу их жизни и безопасности.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie