Хлебные крошки

Статьи

Времена
История

Борис Михайлов

От имперских амбиций к имперскому кризису?

Одним из главных политических итогов 2003 года стала очевидная неспособность США в одиночку справиться с грузом мировых проблем

В конце прошлого года вся мощь американской информационно-пропагандистской машины была брошена на то, чтобы убедить мир в глобальном триумфе США и "исключительном успехе" так называемой "доктрины Буша", в основе которой лежит принцип "превентивных ударов" по врагам Америки.

Для того, чтобы заткнуть рот всем внутренним и внешним критикам политики администрации Джорджа Буша-младшего, вашингтонские специалисты "информационной войны" постарались на полную катушку использовать то, что в прессе США получило название "рождественской недели сплошных внешнеполитических триумфов". Неделя, ставшая "счастливой" для нынешнего обитателя Белого дома, началась с "сенсационной поимки" Саддама Хусейна, резко поднявшей рейтинг Буша, и завершилась неожиданным добровольным согласием Ливии отказаться от своих программ создания оружия массового уничтожения. Между этими двумя событиями были еще согласие Франции и Германии, а потом и России обсудить значительное сокращение внешней задолженности Ирака, согласие Ирана разрешить внезапные инспекции МАГАТЭ своих ядерных объектов и демонстративный арест властями традиционно антиамериканской Сирии 23,5 миллионов долларов, видимо, принадлежавших "Аль-Каиде".

Вся эта "череда триумфов" необычайно воодушевила "ястребов" из окружения Буша-младшего, которые давно уже заявляли, что "сокрушительная американская победа" в Ираке сделает и союзников, и недругов США более сговорчивыми и уступчивыми. Как с надеждой писал в те дни рупор американских консерваторов газета "Вашингтон пост", пленение Саддама "возможно, послужило решающим ударом, который был необходим для того, чтобы другие начали учитывать американские пожелания". А один из главных "вашингтонских ястребов", советник министра обороны США Ричард Перл, ранее подвергавшийся острой критике за предсказания, что разгром Ирака послужит другим недругам Америки грозным предупреждением, заявил о том, что "был совершенно прав: действия Ирана и Ливии показали, что страны подчас реагируют на угрозы".

Однако "счастливая неделя" прошла, и настал новый 2004 год, а с ним появились новые неприятности для администрации США, заставляющие серьезно усомнится в "триумфальности" пресловутой "доктрины Буша". В Ираке, несмотря на арест Хусейна, уже успевший обрасти множеством легенд, мифов и спекуляций, продолжается рост потерь среди оккупационных сил от атак местного сопротивления и международных "воинов ислама". Международный терроризм вопреки заклинаниям из Вашингтона далеко не побежден и продолжает держать в страхе весь Запад. Северная Корея и тем более Китай дерзают не демонстрировать особого трепета перед грозной "доктриной Буша". Европейские союзники США продолжают проявлять строптивость, стремясь стать более независимыми от Вашингтона, и даже вынашивают планы создания европейской армии вне рамок НАТО. Наконец, к явному неудовольствию руководства США Россия проявляет твердость и неуступчивость, жестко отставая свои национальные интересы и традиционные сферы влияния. Скептики в самих США уже говорят, что администрация Буша, возможно, сильно преувеличила некоторые свои внешнеполитические "победы": например, те же Ливия и Иран могут пообещать одно, а потом делать совсем другое.

В свете этого подведение мировых итогов за прошлый год может показаться не столь уж триумфальным для администрации Джорджа Буша. По мнению многих обозревателей, предпринятый ею "крестовый поход" в Ирак, возможно, нанес непоправимый урон сложившейся за последние 50 лет системе международной безопасности и мироустройства. Прямым следствием войны в Ираке, предпринятой вне рамок международного права, стал глубокий кризис ООН, выразившийся в том, что крупнейшая и самая представительная организация планеты так и не нашла своего места в разрешении иракского кризиса. Совбез ООН оказался парализован разногласиями постоянных членов, так что боевые действия начались без какого-либо решения с его стороны.

После же военной победы США в Ираке руководство ООН под бесцеремонным нажимом Вашингтона фактически пошло у него на поводу, сначала, по сути, легитимизировав войну задним числом, а затем попытавшись без особого успеха с разрешения американцев встроиться в процесс мирного урегулирования. Теракт против представительства ООН в Багдаде в конце лета прошлого года, в результате которого погиб верховный представитель этой организации в Ираке Серджиу Виера ди Меллу, показал, что никаких условий для миротворчества в этой стране нет, а в глазах исламских радикалов ООН, выступавшая против войны, ничем не отличается от "американских оккупантов". Воцарившийся же в Ираке хаос и насилие показали, что США смогли завоевать страну, но не могут ее контролировать.

Вторым негативным результатом иракской войны стал раскол Евросоюза, в котором многие надеялись увидеть новый мировой "полюс силы", который наконец-то создаст долгожданный противовес беспрецедентной мощи США. Этого не случилось. Более того, развитие событий продемонстрировало как раз обратное: ЕС пока не имеет ресурсов, возможностей, а главное, политической воли для того, чтобы стать глобальным политическим игроком. Конфликт, возникший в связи с Ираком, к концу 2003 года перекинулся внутрь самого союза – на вопрос о принятии новой конституции, которая должна превратить Объединенную Европу в европейское супергосударство. Главные действующие лица в этом споре практически те же, что и в иракском. С одной стороны, Германия и Франция, которые намерены и дальше лидировать в процессе интеграции, с другой – вступающая в ЕС в мае 2004 года любимый протеже Вашингтона амбициозная Польша и всегда лояльная США Испания, вместе бросившие вызов доминированию на континенте оси Париж-Берлин.

Наконец, возвращаясь к последствиям войны в Ираке, остается констатировать главное. Как писал в декабрьском номере влиятельного американского либерального журнала "Foreign affairs" политолог Дмитрий Саймс, "независимо от взглядов и предпочтений Америки преобладающая часть мирового сообщества видит в ней зарождающуюся империю". Можно дополнить уважаемого политолога, что зарождаться эта империя в головах идеологов американского неоконсерватизма начала уже давно.

Сегодня понятие "империя" прочно вошла в современный политический лексикон и часто используется применительно к США. Одни воспринимают новую имперскую функцию Соединенных Штатов с надеждой – мол, наконец-то хоть кто-то наведет порядок в мировом хаосе, другие – с ненавистью и неприязнью. Минувший год показал американцам обе стороны удовольствия быть империей – триумфальную ("блестящая" военная победа в Ираке, захват Саддама, поимка или ликвидация многих своих врагов) и горькую (растущие потери в Ираке и Афганистане, ненависть мусульманского мира, всплеск радикализма).

Как и всем империям до нее, Америке становится все более свойственна заносчивость и высокомерие, нежелание учиться на своих ошибках и считаться с мнением и интересами своих партнеров. Опыт истории показывает, что это путь к неизбежному кризису. Любопытно, что это начинают понимать и в самой Америке. Недавно в газете "Файнэншл таймс" была опубликована статья профессора Академии управления имени Кеннеди при Гарвардском университете Михаила Игнатьева. В ней профессор отмечает, что возглавляемая американцами война в Ираке под занавес 2003 года превратилась в своего рода всемирный референдум о власти Америки. Причем, более всего в этом референдуме впечатляет не всемогущество США, а то, что американская мощь не беспредельна.

Как отметил Игнатьев, "ахиллесовой пятой американского могущества является неспособность Америки понять ее зависимость от других стран и народов, а без друзей и союзников войну с терроризмом выиграть не удастся". Там же, где Америке удавалось объединить свои усилия с усилиями других государств – в Боснии, Косове, Афганистане – несмотря на проблемы, ощутимо повысилась безопасность для всех и, прежде всего, для самих американцев.

К сожалению, в рядах нынешней американской администрации, где полным ходом кипит работа по подготовке к переизбранию своего босса на второй президентский срок, такие идеи не слишком популярны. Там предпочитают говорить о "триумфах" и "победах" и обещать избирателям "сделать Америку еще более сильной и могучей". Впрочем, об Ираке теперь стараются особо не упоминать, а увлекают соотечественников грандиозными космическими проектами.

Недавно Джордж Буш объявил о выделении НАСА дополнительных ассигнований на программы создания на Луне постоянной обитаемой станции и на пилотируемый полет на Марс. Многие обозреватели видят в этой инициативе президента всего лишь дешевый политический ход, призванный увеличить популярность Буша в год президентских выборов. Ничто так не будоражит нацию, как обещание нового триумфа американской науки и техники. На это не жалко десятков миллиардов, даже в условиях 500-миллиардного дефицита бюджета.

Возможно, Америке и хватит ресурсов на марсианскую миссию, но то, что США смогут в одиночку навести в нынешнем сложном и непредсказуемом мире порядок при сохранении прежнего курса в рамках "доктрины Буша", вызывает очень большие сомнения. Имперские амбиции, как свидетельствует история, рано или поздно ведут к имперскому кризису.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie