Хлебные крошки

Статьи

Современная русская идентичность
Взгляд
Россия

Андрей Мальцев

Панрусизм ли?

К вопросу о Пятом Риме

 На сайте Института русского зарубежья появилась статья Олега Неменского "Панрусизм". Состояние русского народа далеко от идеального. Население России сокращается, вымирают преимущественно русские. После развала СССР 25 миллионов русских оказались лицами без гражданства, либо гражданами иностранных государств. В страну идет поток миграции из сопредельных стран с высоким уровнем рождаемости. Возникают угрозы самому сохранению русских как народа. Бороться с этими угрозами и призвана идеология панрусизма.

Однако идеологии, созданные правыми консерваторами, полагая идеальным какое-то состояние общества, имевшееся в прошлом, зачастую упускают из вида или даже игнорируют изменения, произошедшие относительно недавно, либо еще только готовящиеся произойти. А потому вполне понимая исходные мотивы создания правых идеологий, я далек от того, чтобы использовать их на практике. На мой взгляд, консервативные идеологии хороши тогда, когда есть что консервировать. А что консервировать сейчас? Состояние упадка и кризиса?

В современном достаточно жестком мире Россия, обладающая значительными ресурсами и вымирающим населением, подвергается нешуточным угрозам. Ресурсы надо охранять – хотя бы для того, чтобы в будущем вымирание могло смениться развитием. Вымирание было бы неплохо остановить. Хотя бы из общегуманистических соображений – как противодействие Смерти. А поскольку для многих уже становится очевидным, что одна из главных причин вымирания (по крайней мере вымирания русских) – отсутствие общей идеологии, общей Идеи, которая могла бы наполнить смыслом повседневное бытие наших граждан, то и предлагается панрусизм, как идеология, что может исправить положение.

С одной стороны, панрусизм не признает разделения восточных славян на русских, белорусов и украинцев, с другой стороны, панрусизм предлагает «проект большой русской нации, то есть проект культурной и политической общности восточных славян на основе русской идентичности». С одной стороны, русским предлагается проект сохранения и развития России и русских как народа, то есть предлагается именно в этом найти потерянный смысл бытия, а с другой стороны, соединяя в один народ русских, украинцев и белорусов, решается тактическая задача немедленного увеличения численности русского народа, необходимого для отражения возможных угроз.

Тем не менее, на мой взгляд, подобный проект не сработает.

Конечно, сохранение России, русской культуры и русских как народа – это важно. Однако предлагаемый проект абсолютно не говорит о том – что это будет за Россия, какая это будет русская культура и что, собственно, понимать под термином «русский»? Ну хорошо, допустим мы в понятии – Кто такой русский? – сделаем упор на «Русской вере». Однако что такое «Русская вера»? Язычники негативно относятся к христианству, а православные делятся по крайней мере на три различные церкви. Причем самая массовая (РПЦ Московской патриархии) вызывает нарекания поддержкой либеральной политики современной России. Различия реально есть. И если мы будем просто говорить, что есть «Русский мир», а потому надо развивать «проект большой русской нации», но при этом вот эти имеющиеся различия игнорировать и не рассматривать, то проект не сработает.

Возьмем украинский национальный проект, противодействие которому предполагается одной из задач панрусизма. Ведь Украина в свое время всерьез воссоединялась с Россией. И никакого отдельного украинского народа в те годы еще не было (во всяком случае и украинцы, и русские полагали себя одним народом). Вот Гоголь описывает речь Тараса Бульбы. На каком языке говорит Тарас? На русском? На украинском? Как их отличить? Но украинцы, воссоединяясь с Россией, рассчитывали попасть внутрь «Русского мира», а попали в империю Романовых. И началось бегство. Сначала идейное – в украинство, а затем и реальное – в независимое государство.

Автор слишком упрощенно полагает, что народ создает единая культура (или вера). Культура важна, но это далеко не единственный фактор, создающий народы. Бывает, что История (Судьба, Провидение) разрывает единый народ. И разные части народа, имеющие теперь разную Историю, развиваются в разные народы, живущие каждый своей собственной судьбой. А бывает наоборот – удар Судьбы смешивает разные народа, которые живут отныне одной семьей. И возникает новый народ. Полагать, что современные русские это восточные славяне, а потому составляют с белорусами и украинцами единый народ – решительно неверно.

Олег Неменский утверждает, что была Киевская Русь, в этой Руси был русский народ (восточные славяне), который впоследствии разделился на три разных народа, оказавшихся в разных государствах. Потом была Россия (и СССР), где эти три разных народа снова оказались соединены в одном государстве. А раз так – значит, это один народ, который просто воссоединился. Так возникает панрусизм.

Но что же это за народ такой – русские? Если верить летописям, то первыми русскими были поляне «ноне зовомые Русь». Вот были поляне, а потом их стали называть Русь. То есть русскими в строгом смысле этого слова должны считаться жители ближайших окрестностей Киева. Мои предки, вятичи, уж никак под это понятие «Русь» не попадают. Но в результате возникла Киевская Русь, произошло принятие христианства, и постепенно все граждане этого государства стали осознавать себя как русские. Когда это произошло? В послемонгольский период уж во всяком случае все считали себя русскими. А в домонгольский период – считали ли они себя русскими? Православными – да. А вот русскими? И даже поставим другой вопрос – считали ли себя граждане Киевской Руси славянами? Очевидно – нет. Поскольку далеко не все граждане Киевской Руси славянами были.

Академик Рыбаков, например, писал, что когда принимался новый закон, то князь должен был получить формальное одобрение этого закона боярской Думой. Была даже юридическая формула, что этот закон поддерживает «вся Русская земля и все Черные клобуки». Русская земля – это все территории, находящиеся под властью князя. И они не обязательно населены славянами, тем более русскими. Что же до конной гвардии Киевского князя, то каракалпаки вообще тюрки. Удар Чингисхана выбросил Черных клобуков на территорию Узбекистана. Берендеи и торки изначально входили в состав Киевской Руси – попробуйте отделить сейчас их потомков от потомков славян, выделить тюркскую группу в отдельный субэтнос русского народа. Ничего не получится.

Давайте вспомним Илью Муромца. Ведь мурома это угро-финское племя, близкородственное мордве, мари и удмуртам. Но так получилось, что удмурты не были гражданами Киевской Руси, и потому осознают себя сейчас отдельным народом, а мурома и мещера вошли в Киевскую Русь, и сейчас невозможно их выделить из общей массы русских. Почему Муромец – богатырь? Когда нередки межэтнические браки муромы и славян – что ж удивляться, что потомство обладает исключительной силой и выносливостью? Количество богатырей было так велико, что даже нашло отражение в былинах.

То есть, как видите, уже Киевская Русь была вполне полноценной империей, включающей в себя тюркские, угро-финские, славянские племена и племенные союзы. О какой-либо этнической дискриминации говорить не приходится – из тюрков набирались элитные гвардейские воинские подразделения, а, скажем, князья Мещерские, входили в высшую элиту страны. Конечно, не Великие Князья, но и не бояре – повыше.

Таким образом, панрусизм, сводящий русский народ к единству трех восточнославянских народов – это всего лишь модель, причем модель, значительно искажающая реальность. Панрусизм – это порождение снобизма полян, которые в одночасье стали Русью и возгордились. А потому я, как вятич, как русский, как славянин, считаю необходимым выступить против.

Как проходило далее становление русского народа? В какой момент граждане нашей разношерстной империи осознали себя одним народом? После принятия христианства? Да, это важно, но и только. Вон те же украинцы – и славяне, и православные. А поди ж ты – полагают себя отдельным народом, и не желают смешиваться с москалями. А ведь их язык и культураотличаются незначительно. То есть не кровное родство, не культура, не вера и не язык рождают единый народ.

Народ возникает в результате Беды. Катастрофы. Катаклизма.

Когда в каком-либо регионе существуют перемешанные в однородную массу, но, тем не менее, не смешивающиеся между собой народы, когда Судьба обрушивает на эту массу свой Молот, она может разнести эти народы в пыль. Так удар войск Чингисхана выбросил каракалпаков на территорию Узбекистана. Но если под этой массой окажется Наковальня, то удар Молота сплавит ее в сталь. Роль Наковальни может сыграть, в том числе, и Вера.

Разделение на русских, украинцев и белорусов – это три различных реакции на удар Чингисхана. Единая в прошлом государственность Рюриковичей разрывалась на части сепаратизмом удельных князей, когда на нее обрушились войска монгол.

Мягче всего Судьба обошлась с белорусами. Отсидевшись в лесах и болотах во время первого, самого жестокого Удара, белорусы вошли потом в состав расширяющейся Литвы, то есть под монгольское иго вообще не попали. Государственным языком в Литве был русский и белорусы чувствовали себя вполне комфортно (насколько вообще можно говорить о комфорте в то жестокое время). В составе Литвы белорусы боролись с наступающей с Запада немецкой экспансией. Какой-то период национального угнетения наступил только, когда Литва объединилась с Польшей, и польские католики начали притеснять православных. Впрочем, белорусов хранили их леса – как сказочных эльфов. Попробуйте-ка прижать в лесу эльфа! Так и в последнюю Войну тут не признали захват их земель гитлеровцами, без особых моральных страданий пуская под откос вражеские поезда. А от карательных экспедиций скрывались в лесах.

Из трех восточнославянских народов белорусы изменились меньше всего. Характер белорусов напоминает нам наше прошлое – и мы были такими же всего-то половину тысячелетия назад, отсюда прочное ощущение родственности наших народов.

Белорусы – это граждане Киевской Руси, что избежали Ига, но побывали под властью поляков.

Жестче Судьба обошлась с украинцами. Украинцы пережили первый жестокий удар монгольских войск и были полностью разгромлены. Но монгольское иго на Украине было недолгим. Уже в следующем столетии украинцы ушли под защиту Литвы, и литовское войско, плохо ли – хорошо ли, но хранило украинцев от татарских набегов. Государственным языком в Литве был русский, так что положение украинцев поначалу было не таким уж и плохим. Разве что столица теперь была не в Киеве, а в Тракае. Положение изменилось после пся кревской унии и объединения Литвы с Польшей – польские католики начали жестоко давить на украинцев.

Здесь надо немного коснуться поляков. Поляки гордятся великой Речью Посполитой от моря и до моря, но надо сказать, что эта гордость не имеет под собой серьезных оснований. Речь Посполитая досталась полякам буквально на халяву. Это Литва была реально Великим Княжеством. Собирая после удара монгол осколки Киевской Руси, литовский князь не только усиливался, но и давал конкретную защиту своим новым подданным. Это Литва в натуре стала княжеством от моря и до моря. Польские коронные земли были в Речи Посполитой лишь небольшим флюсом сбоку от Литвы. Но подложив Великому князю Ягайло королеву Ядвигу и добившись, таким образом, объединения Польши и Литвы, поляки преисполнились нешуточного гонора. Как же – Великая Польша от моря и до моря! И главное – на халяву!

Этот гонор, не имеющий под собой серьезных оснований, стал с тех пор заметной чертой польского характера. Он и до сих пор у них проявляется. Вот, скажем, начало Второй Мировой. Поляки проявляют по этому поводу заметную активность, изображая собой невинную жертву агрессора – абсолютно необоснованно. Так при захвате Гитлером Чехословакии польские войска выступили с ним одним фронтом и оккупировали Тешенский район Чехословакии. Советский МИД предупреждал Польшу, что в таком случае Советский Союз, имеющий договор с Чехословакией, денонсирует договор о ненападении с Польшей, что, собственно, и было сделано. Но поляки не ограничились нападением на Чехословакию. Польша вела активные переговоры с Гитлером, мечтая вместе с ним воевать против СССР. Польским мечтам не суждено было сбыться, и неудавшийся союзник напал на Польшу? Вор у вора дубинку украл. Позвольте – а мы-то тут при чем? Что же нас-то обвинять в заключении договора с Германией против Польши – в точности такого же договора, который Польша мечтала заключить с Германией, но уже против нас? В 1939 году у Советского Союза не было никаких действующих международных договоров, мешающих нападению на Польшу, а соображения обычного прагматизма буквально подталкивали напасть на нее – очевидно враждебное нам государство.

Кроме пустого гонора, и сознания внутри себя того, что гонор-то пустой, у поляков была еще одна причина ненавидеть украинцев – Великое княжество Литовское реально создавалось усилиями украинцев. До удара монгол Литва была рядовым княжеством, ничуть не примечательнее какой-нибудь Тьмутаракани, собственные силы Литвы были невелики, конкуренцию с Русью Литва не выдержала бы. Но после разгрома, учиненного Батыем на Руси, русские княжества стали добровольно переходить в Литву. Так Гедимин, именующий себя королем литовцев и русских, мирно присоединил Полоцк, Гродно, Туров, Пинск, Витебск и Минск. Уже потом настал черед Волыни и Киева. Это те русские, что позже будут именоваться украинцами и белорусами, объединяясь под властью Литвы, чтобы хоть как-то противостоять монгольской и татарской угрозе, собрали княжество Литовское от Черного моря до Балтийского – не вся Киевская Русь, но существенный ее кусок. И вот в результате брака Ягайло и Ядвиги все это государство оказалось в руках поляков, которые палец о палец не ударили для его создания. Как же поляки не будут ненавидеть украинцев?!

Неприязненное отношение поляков к русским, украинцам и белорусам – комплекс неполноценности чистой воды.

Власть, оказавшуюся в руках поляков, те употребили, чтобы угнетать украинцев и белорусов, пытаться задавить православную веру и насадить католицизм. Учтите также важное отличие Украины от Беларуси – здесь не лес, а поле. А ведь поговорка очень четко говорит – один в поле не воин. Или по-другому – один не воин в поле. Или даже так – один воин не в поле. Это белорусы спокойно могли вести партизанскую войну. Украинцам же приходилось смиряться, периодически взрываясь восстаниями.

Вот те условия, в которых формировался национальный характер украинцев.

Итак. Удар монголов и более половины столетия монгольского ига. Потом украинцы уходят в Литву и налаживают антимонгольскую оборону. Но вскоре оказываются в Польше и снова попадают под национальное угнетение. То есть украинцы как народ формировались в процессе антимонгольских и антитатарских войн в рядах польской (литовской) армии. В не меньшей степени украинцы формировались в процессе антипольских сепаратистских восстаний. Прибавьте сюда воспоминания о былом величии, о том, что столица когда-то находилась в Киеве, а не в Тракае или Варшаве. Мания ушедшего величия не одному народу испортила национальный характер. Но величие, как и осетрина, второй свежести не бывает. Консервативные рецепты потому и не работают, что пытаются что-то восстановить. А восстановить не возможно. Можно только создать заново. Так Московская Русь была создана на старых развалинах как нечто абсолютно новое, имеющее лишь косвенное отношение к Киевской.

Впрочем, с Московской Русью (вернее – с Владимиро-Суздальской) у украинцев были отношения соперничества, если не вражды – еще Андрей Боголюбский сжег Киев. А потому, несмотря на постоянные терки с поляками, украинцы под Москву уходить не собирались. И только после пресечения династии Рюриковичей, полосы Смутного Времени, польской интервенции, изгнания поляков и выборов нового царя на Украине возник проект «воссоединения» с Россией. Все-таки новый царь, старые обиды к нему прямого отношения не имеют. От общего врага (поляков) успешно отбился. Вера опять же общая. Наконец, нас в поле станет двое, так что вместе от поляков и отобьемся.

Так украинцы пришли в Россию. Но череда катастроф и испытаний уже повлияла на украинский характер. Украинцы пришли убежденными сепаратистами, выше всего ценящими самостийность и незалежность. Если сейчас вдруг Тимошенко окажется во главе Украины, а Украина вдруг чудом войдет в ЕС, то украинцы и там будут требовать самостийности и настаивать на своей украинской автономии, несмотря даже на то, что уже обладают суверенным государством. Наконец, последний гвоздь в крышку гроба Советского Союза вбила как раз Украина.

Впрочем, украинцы тогда еще считали себя русскими, а потому воссоединение в один народ могло бы и произойти. Но Романовы, как абсолютные самодержцы, начали урезать права новых подданных. И запорожцы стали искать союза теперь уже против Москвы, например, со шведами. Как следствие, в конце XVIII века Сечь была ликвидирована. В результате украинцы перестали считать себя русскими и начали оформляться в отдельный народ.

Украинцы – это граждане Киевской Руси, что пережили монгольское иго, но оно было кратковременным, а впоследствии вели оборонительные войны против татар в рядах польской армии и сепаратистские войны в череде антипольских восстаний.

Наконец, наиболее жестоко монгольское иго ударило по русским. Здесь нельзя было спрятаться в лесах, как в Беларуси. Лесов-то хватало, ни в лесах жили немногие. Большинство же не имело возможности в любой момент сбежать в лес, а потому вынуждено было терпеть иго. В Литву тоже не ушли – либо этот вариант не рассматривался, либо не было такой возможности. (Силы Литвы тоже не безграничны – Минск Гедимин смог защитить, а на защиту Москвы войск уже не хватило бы.)

В результате реализовался самый скотский, самый безобразный вариант – какова ситуация, таковы и варианты. Поскольку восстание поднимать было самоубийственно-невозможно, оставалось лишь сжать зубы в бессильной ненависти и как шакалу рвать глотки соседним княжествам, борясь за крохи ресурсов и медленно накапливая силы. Наиболее шакальим оказалось московское княжество, оно и вывело соединенные русские силы на Куликово поле.

Современные русские ни к полянам, ни к Киеву никакого отношения не имеют. Да и славянами нас считать можно лишь условно. Современные русские – потомки тех (угро-финнов, тюрков и славян), чьи полки стояли и победили на Куликовом поле. Так мурома там были, а потому невозможно сейчас выделить мурому из общей массы русских. А ближайшие родственники муромы марийцы – не были. Поэтому сейчас марийцы сознают себя отдельным народом.

Судьба обрушила свой Молот, но на Куликовом поле Молот угодил в Наковальню.

Концепция панрусизма ничего этого не учитывает, а потому вряд ли будет хоть сколько-нибудь эффективной. Но вернемся к нашим сегодняшним баранам.

Древнее пророчество гласит: «Два Рима пали, Третий стоит, а Четвертому – не бывать!»

Вот этого Четвертого Рима и не было на протяжении всего ХХ столетия. Вернее, Рим-то был, империя была, но она носила антирусский характер. Началось все опять с Катастрофы – в череде войн и революций рухнула империя Романовых. (Интересно, что это была третья империя в русской Истории – Киевская Русь, Московия Рюриковичей, Российская империя.) Можно спорить с утверждением, что существовал один и тот же «проект большой русской нации» – с Киевской Руси и по сию пору. На мой взгляд, этот проект так существенно изменялся, что нельзя утверждать даже, что русские – это славяне, как это предполагалось в самом начале. Но в любом случае, если даже говорить о череде проектов – определенная преемственность существовала, а носителей проекта традиционно называли русскими. Сейчас же так получилось, что русские воевали за Белых, за Единую и Неделимую, и в Гражданской войне проиграли. Те, кто воевал за Красных и победил, воевали за Всемирную Коммунистическую Республику – в перспективе. А потому победившие и не думали развивать «русский проект». Наоборот, тех, кто так или иначе про этот проект вспоминал, называли русопяты – очевидно ругательное слово.

Проект, что начал осуществляться, был не русским, а советским, в конце существования СССР даже в паспорте в графе национальность писали – гражданин СССР. Советские – это потомки тех, кто победил в Гражданской войне, пусть даже предки конкретного советского гражданина и воевали на стороне Белых.

Советский национальный проект не был успешным, хотя и продвинулся довольно далеко по пути реализации. (Не будем сейчас разбирать все причины неудачи – просто констатируем незавершенность этого проекта.) Но очень важную роль в провале этого проекта сыграло то, что Вторая Мировая война пошла не по тому сценарию, на который рассчитывало советское руководство. В результате Катастрофа Гражданской войны отошла в прошлое, заслонившись Катастрофой 1941 года. Незавершенность проекта «советских граждан» и угроза поражения в войне вынудили советское руководство реанимировать «Русский проект», и два проекта начали существовать в стране одновременно, конкурируя друг с другом. После войны «Русский проект» попытались опять свернуть, но было уже поздно, к тому же проект этот вызвал появление многочисленных национальных проектов на окраинах советской империи – впоследствии именноони разорвут СССР вдребезги. Все это вносило дезорганизацию в «советский проект», который так и остался незавершенным, по этим ли причинам, либо по каким другим – сейчас уже не важно.

Советский народ – это народ, победивший теперь уже не столько в Гражданской, которая отошла в прошлое, сколько в Великой Отечественной войне.

Но в конце концов и Четвертый Рим, не существовавший все ХХ столетие, закончил свое существование. И теперь перед нами стоит задача построения Пятого Рима – пятой империи в русской истории.

Однако проект этого Пятого Рима до сих пор отсутствует в том смысле, что проекты-то предлагаются, и не один, но нет ни одного общепринятого. Свой проект предложил и я – "Национальная идея".

Сейчас старые обломки русской идеи (как пример такого обломка, выдаваемого за нечто новое, можно указать и на панрусизм, упоминавшийся в начале статьи) борются с обломками советского проекта. Так большинство чиновников, воспитанных Советским Союзом, склонны в понятие «соотечественники» вкладывать смысл советского проекта. Но для русских, оказавшихся в одночасье за границей и намеревающихся вернуться в Россию, полезнее было бы, чтобы вкладывался смысл из любого варианта русского проекта. В пророчестве также говорится, что не бывать только Четвертому Риму – про Пятый Рим ничего не сказано. А раз так, то строя пятую империю в своей истории, мы вполне можем строить ее как империю русскую.

Необходимо только помнить, что это должен быть новый проект. И как при переходе от Киевской Руси к Московии Рюриковичей смысл, вкладываемый в содержание понятия «русский», изменился, хотя это изменение и было осознано значительно позднее, так и сейчас снова необходимо заново определить этот смысл (Настоятельная необходимость смены смысла термина "Русский"). Пусть проект «советских граждан» и не был завершен, но в этот проект вкладывалось много ресурсов и сейчас эти ресурсы не используются, а просто рассеиваются в окружающем пространстве по ветру. Катастрофа Отечественной войны действительно была катастрофой, наш народ в ней выстоял, а потому получил какие-то права. В самом конце существования СССР народ ясно проголосовал за сохранение единого государства. А потому при строительстве нового русского проекта нельзя не учитывать, что потомки людей, победивших в Отечественной войне, имеют право считаться русскими, если, конечно, сами того желают.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie