Хлебные крошки

Статьи

Алексий II
Балтийские страсти
Вера
Прибалтика

Михаил Петров

Патриарх Алексий II – чудо, не признанное Эстонией

Из пережитого

Отошедшему в вечность Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси будут долго поминать сделанные им великие деяния на благо Русской Православной Церкви и России, и это справедливо. Но справедливо и другое: бремя упущенных Эстонской Республикой возможностей с годами будет становиться все тяжелее и тяжелее.

Польша сумела извлечь и продолжает извлекать максимум возможной духовной, политической и экономической выгоды из папы Иоанна Павла II, в миру поляка Кароля Войтылы. Нам же, в Эстонии наши национальные принципы дороже европейской прагматичности. Понятно, что в третьем тысячелетии другого Патриарха Московского, всея Руси и северных стран – уроженца или выходца из Эстонии – не будет. Эстония же с пренебрежением отнеслась к дарованному ей чуду. Чудо – явление не случайное и, если ты не принял чудо с первого раза, не жди, что перед тобой будут метать бисер повторно.

Мы не дали Святейшему Патриарху Алексию II того, что он вправе был ожидать от своей родины, но мы и не получили даже тысячной доли того, что он мог бы нам дать. Конечно, Бог нам всем судья, но те, от кого зависело официальное признание чуда, и сегодня продолжают вести себя подобно евангельским животным, перед которыми не рекомендуется метать бисер.

Патриаршество Алексия II уже сравнивают с целой эпохой в истории России, причем не только православной. Это был великий человек, который возглавил Русскую Православную Церковь во время великих перемен. С него много спросится, но много больше ему простится.

Это был человек, который был наделен даром покорять сердца с первых же минут личного общения. Мне довелось провожать вновь избранного Патриарха из Таллинна в Москву. Мы записывали для "Русского видеоканала" прощальное интервью. Теперь я не могу точно вспомнить, о чем был тот разговор. Святейшему было грустно, а меня по младости лет и статусу неофита распирало "величие момента". И микрофон, и камера, и вся съемочная группа Эстонского телевидения были очень уж неуместны в церковной канцелярии, но Святейший все стерпел и даже снизошел до того, что подписал для меня первый том Толковой Библии: "С пожеланием милости и помощи Божьей. Патриарх Алексий. 10.VII.1990 г."

Потом мы провожали его на вокзал, и никто не знал, что Святейший вернется в Эстонию только через долгих двенадцать лет. А он знал, что в новом своем сане сможет вернуться на родину только тогда, когда устроится положение Эстонской Православной Церкви, сохранившей верность Московскому Патриархату. Патриаршую грусть я смог оценить по-настоящему только тогда, когда ЭАПЦ постигла трагедия раскола, и начались гонения на церковь, сохранившую каноническую верность Московскому Патриархату. Непостижимым образом, чем лучше становилось положение Русской Православной церкви, чем более укреплялся ее авторитет в России и в мире, тем хуже становилось положение православия в Эстонии, на родине Святейшего Патриарха. Наверное, это стоило ему не одной бессонной ночи, не одного рубца на сердце.

Вновь я увидел Патриарха только в сентябре 2003 года во время его исторического визита в Эстонию. Святейший пришел на Александро-Невское кладбище поклониться могилам родителей и отслужить панихиду. И вновь он был не один, а в окружении толпы вездесущих репортеров. Все, что Святейший смог себе позволить до панихиды – это земной поклонам родительским могилам. Когда Патриарха облачали для служения панихиды, он поймал мой взгляд. Мне стало как-то очень неловко: говорят, Святейший всех, с кем встречался, помнил по именам.

А потом была незабываемая поездка в Пюхтицу. Вечером немногих оставшихся в монастыре паломников и журналистов пригласили на трапезу. Патриарх вел себя не как гость обители, а как заботливый хозяин. В тот вечер он каждому сказал какое-то ласковое слово и подарил иконку Владимирской Божьей Матери со своим благословением. Наутро в отличном расположении духа в окружении насельниц Святейший гулял по монастырскому двору, сходил на пасеку, заглянул на могилу князя Шаховского. Когда я решился подойти за благословением и назвал свое имя, Патриарх еле заметно кивнул головой и сказал: "Я помню".

Вероятно, теперь мы прочтем немало былей и небылей про Святейшего Патриарха. Многим захочется быть у него в друзьях. Я в друзья не набиваюсь, а рассказал о своем личном опыте общения со Святейшим Патриархом, потому что за время его отсутствия в Эстонии мне не единожды приходилось писать на местные церковные темы. Это было время, когда церковный раскол был в самом разгаре, когда Русская Православная Церковь в Эстонии подвергалась гонениям только за то, что сохранила каноническую верность Матери-Церкви, утвердившей ее автономию.

Большинство православных приходов было отторгнуто в пользу Константинопольского Патриархата, куда зарегистрированная и "правоприемная ЭАПЦ" была принята не на правах автономной церкви, а только на правах заморской митрополии. Когда обман вскрылся, "правоприемная ЭАПЦ" вновь раскололась – из нее ушли священники, которые в полном соответствии с уставом ЭАПЦ взялись строить эстонскую "народную" церковь. Мерзость клятвоотступничества и церковного раскола – это трясина, стоит только коготку увязнуть…

Обо всем этом теперь писать как-то, не принято, хотя раскол до конца не изжит и церковное устройство не окончено. Не оставляют опасения и в том, что, когда откроется вакансия на епископскую кафедру в Таллинне, для обиженных возникнет соблазн нового раскола. Между тем в патриарших бумагах лежит прошение членов Рийгикогу (парламент Эстонской Республики) Михаила Стальнухина и Владимира Вельмана о восстановлении епископской кафедры в Нарве, должной укрепить православие на эстонской земле. В сентябре 2003 года в Пюхтицах нынешний местоблюститель Патриаршего престола митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл в беседе со мной и Михаилом Стальнухиным дал понять, что вопрос о восстановлении епископской кафедры в Нарве должен созреть. Не исключено, что вопрос этот быстро дозреет при новом Патриархе.

Разговор с митрополитом Кириллом имел неожиданные последствия. Наиболее достойный кандидат на место епископа почетный гражданин города Нарвы протоиерей Сергий (Иванников), получивший гражданство Эстонской Республики за особые заслуги, но неожиданно попавший в опалу у митрополита Таллиннского и всея Эстонии Корнилия, был отозван в распоряжение Отдела внешних церковных сношений РПЦ. Сегодня, если кто забыл, архимандрит Сергий Иванников, пребывающий на служении в Праге, не только наиболее достойный, но и наиболее вероятный кандидат на епископскую кафедру в Таллинне.

Повторюсь, чудо – явление не случайное. Если ты не готов к тому, чтобы принять его, оно пройдет мимо тебя. Эстония, к сожалению, оказалась не готова. Можно теперь заламывать руки и кусать локти, но Святейшего Патриарха Алексия II в миру Алексея Михайловича Ридигера не вернуть.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie