Хлебные крошки

Статьи

Переселение соотечественников
Общество
Россия

Елена Вовина

Перемена мест прошла успешно

Есть работа, построены дома, растут дети

То, что Липецкая область в реализации Госпрограммы содействия добровольному переселению соотечественников впереди подавляющего большинства включившихся в нее регионов, - бесспорный факт. "Наших" людей сюда уже въехало по этой программе свыше пяти тысяч, и поток не останавливается. Вопрос - насколько успешно они адаптируются к новым условиям, устраиваются. Мы решили проверить это на примере двух семей - из Молдавии и Казахстана - с разными стартовыми возможностями.

Сначала была разведка

Из Кишинева в Липецк семья дипломированного медика и компьютерщика (!) Андрея Ротаря перебралась в 2008-м. К переезду в Россию их побудили два обстоятельства. Во-первых, тут на одной работе заработок выходит втрое больше, чем в молдавской столице на двух. Во-вторых, в Кишиневе уже преобладает румынский язык, и это подталкивает исход из бывшей союзной республики не только этнических русских, но даже самих молдаван.

Выбирая в России регион, куда можно было перебраться в рамках Программы содействия добровольному переселению соотечественников, Андрей, естественно, сначала провел «разведку», посетил некоторые из них – Воронеж, Брянск, Калугу, Липецк. Калуга произвела впечатление этакого уездного городка – без особо больших перспектив. Воронеж, хоть и солиднее (кстати, там родилась его мать и вместе с отцом окончила в середине 70-х годов прошлого века здешний лесотехнический институт), но тоже в сравнении с Липецком проигрывает – хотя бы потому, что у воронежских медиков зарплаты на несколько тысяч ниже. Словом, именно Липецк показался им более уютным, прогрессивным, активно раз­вивающимся. Конечно, зимы тут отличаются от кишиневских – они заметно холоднее. «Зато это полноценные зимы», – ставит им свой диагноз доктор Ротарь. А про липецкие черноземы, по его словам, говорить вообще не приходится – в Молдавии земли куда хуже.

Естественно, первое время на новом месте тревог и сомнений у них было, как говорится, через край. В этом городе имелась одна-единственная знакомая родителей Андрея (к слову, сами они пока остаются в Кишиневе). Эта знакомая и зарегистрировала у себя на первых порах молодую семью. Потом Ротари сняли двухкомнатную квартиру. Их совокупный доход, составляющий порядка 30 тысяч рублей в месяц, позволял оплачивать ее аренду.

Глава семьи (офтальмолог) со временем устроился работать в интернат для слабовидящих, же­на Инна (врач-дерматолог) - в городскую больницу.

Их старшему сыну Ивану сейчас 11 лет. А младший, Матвей, родился уже в Липецке. Кстати, к моменту его рождения родители стали гражданами России.

На 2011 год у Ротарей запланирован переезд в собственный дом. Они начали его строить в 2009-м на деньги, вырученные от продажи кишиневской квартиры. В этом смысле семье очень повезло – в отличие от большинства участников Госпрограммы переселения соотечест­венников, которые прибывают к нам, практически не имея средств, у этой четы все-таки был некий первоначальный капитал, позволивший им спустя какие-то три года стать владельцами собственного особнячка площадью 140 квадратных метров. На его отделку конечно, пришлось планировать кредит, но это уже мелочи. Кстати, при возведении дома они рассчитали, что у их мальчишек должно быть по отдельной комнате. И правильно: растущее поколение требует жизненного пространства. Ваня Ротарь сейчас учится в лучшей липецкой гимназии, в классе с химико-биологическим уклоном. Понятно, что родители этим фактом гордятся и сделают все от них зависящее, чтобы сыновья получили достойное образование, сделали карьеры, стали во всех смыслах успешными людьми.

По следам олигарха

Еще один участник Госпрограммы содействия переселению соотечественников – казахстанец из Темиртау Володя Филев (его семья тоже одной из первых перебралась в Липецк) – при­гласил нас в квартиру, которую им удалось снять по знакомству за смешные по местным меркам деньги. В Липецке аренда двушки стоит девять тысяч в месяц, а Филевы платят шесть тысяч за трешку. Жена Ксения была на работе, трехлетняя Полинка – в саду, посему разговор у нас с Владимиром вышел обстоятельный.

Мать у него родом из Новосибирской области, в Казахстан попала после института по распределению, а отец родился в Караганде, он – из ссыльной семьи с волгоградскими корнями. Родители Володи тоже собирались перебраться в Россию, но сначала этому помешала ошибка в документах – в итоге им пришлось доказывать через суд, что они муж и жена, а недавно отец умер. Володя говорит: батя дважды приезжал в Липецк, город ему понравился, увы, так и не довелось пожить тут. Маму сын, естественно, собирается забрать к себе. А сестра замужем за этническим греком - они тоже собираются покинуть Казахстан, но пока не решили, куда ехать, выбирают между Волгоградской областью и Грецией.

Что до Володи, Ксении и Полинки - с ними теперь все ясно. Глава семейства приехал в Липецк в декабре 2007 года, в отличие от Ротарей без какого-либо стартового капитала, с мини­мальной суммой денег в кармане. Говорит, что, выбирая эту область, решил в какой-то степени пойти по следам известного олигарха. Как известно, владелец контрольного пакета акций Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин в свое время работал заместителем гендиректора на Карагандинском металлургическом, и Филев тоже успел поработать там. А вообще-то Володя – дипломированный физик, выпускник Томского госуниверситета. Кстати, уже в Липецке он решил получить второе высшее образование, по­ступил в местный технический госуниверситет на факультет строительных материалов. Его взяли сразу на третий курс, следовательно, через год он вуз окончит. А произошло это вот почему. Когда он прибыл сюда, ему назвали три адреса для трудоустройства, среди которых были и Новолипецкий металлургический, и строительная компания. Но на комбинат без постановки на военный учет не взяли. Дело в том, что военный билет у него был казахстанский, при том, что гражданство – российское. Он его получил, еще учась в Томском университете, после окончания которого вынужден был вернуться в Карагандинскую область - по семейным и материальным обстоятельствам. В общем, на новом месте пришлось осваивать новую профессию – идти в строительную компанию. А поскольку Володя – человек основательный, он решил, что для карьерного роста и для пользы дела вообще ему надо быть и тут компетентным. Отсюда – установка на продолжение образования, получение еще одного диплома. Филев в фирме «Строительный подрядчик» начинал простым рабочим, а теперь дорос до мастера. И это не предел. Зарплата – выше средней по городу. И на жизнь хватает, и удается кое-что отложить, тем более что он достраивает дом в пригородном Усманском районе, в селе Сторожевские хутора.

Начал он эту стройку вскоре после приезда сюда. Взял кредит, купил за 150 тысяч рублей недостроенную «коробку» и, соответственно, землю под нею. Земли у него ни много ни мало – 30 соток, и теперь уже практически готовый дом площадью 100 квадратных метров плюс веранда квадратов 20. Нынче это стоит уже не 150, а все 400 тысяч. К весне 2011 Володе ос­тавался, в сущности, небольшой объем работ: штукатурка стен, настилка полов, подведение газа и света.

Я спросила главу семьи: как они оценивают перспективу перебраться жить из города в село? Оказывается, позитивно. От их нового дома до областного центра всего полсотни верст, у Владимира есть машина – на ней и будут ездить на работу: он – в свою строительную компанию, жена – в фирму, где трудится художником-аниматором. Фельдшерский диплом, полученный в Казахстане, Ксения подтвердила, но в поликлинике, увы, платят меньше. Как обещает супруг, в будущем обязательно купят автомобиль и для нее, тем более что права Ксюша уже получила. Кстати, по соседству с ними будет жить еще одна семья из Казахстана – из Петропавловска.

Филевы подружились с Ротарями, общаются и с другими соотечественниками. О той помощи, что оказали им УФМС и другие органы власти, они высокого мнения - фактически сразу получили компенсацию за переезд, на дочку им дали единовременное пособие, без проблем устроили ее в детсад, а главное – реально помогли с трудоустройством. К слову, теперь участники Госпрограммы для соотечественников должны сами искать место работы для себя. Наверное, в этом есть некое рациональное зерно – на новом месте надо прежде всего самим стать активнее.

Нужна ли такая коммерция?

Конечно, Ротарю, Филеву и другим есть что сказать о некоторых установках нашей бюрокра­тии, которые соотечественники понять не в силах. Жена Андрея только через год получила разрешение на работу по специальности. Понятно, что надо подтверждать и диплом кишиневского медвуза, и специализацию. Но как-то слишком долго, тягомотно, негуманно это делается. И, кроме того, влетает в копеечку. Филев тоже говорит, что они затратили два года, чтобы подтвердить фельдшерский диплом жены. И стоило им это 10 тысяч рублей, не считая расходов, скажем, на перевод документов, прочие мелочи. Плюс затраты на поездки в Москву – их пришлось предпринять несколько. Ведь только в столице, при Минздравсоцразвития, еще со времен министра Зурабова существуют коммерческие фирмы, на которые и возложено оказание услуг по сертификации иностранных дипломов. И они это делают – только не безвозмездно. Не будь у Ротарей средств, а у Володи Филева – диплома российского вуза, который не надо подтверждать, они бы совсем пропали.

Все, с кем мы говорили в Липецке, считают: коммерческого подхода по отношению к участ­никам Госпрограммы по переселению соотечественников не должно быть в принципе. И, собст­венно, почему только в Москве можно подтверждать дипломы, проходить курсы?

Наконец, еще один вопрос: как все-таки быть со стажем, заработанным участниками Госпрограммы в странах, где они жили раньше? Ведь это же не Свазиленд, не Боливия, не другие адреса дальнего зарубежья, а бывшие союзные республики, с которыми мы еще недавно были единым государством. Тем не менее, приезжающий к нам участник Госпрограммы вынужден начинать отсчет трудового стажа в России с нуля. В Липецке был такой случай. Прибыла сюда из Латвии солидная пара. И он, и она – российские граждане. Дама трудоустроилась, а потом вдруг заболела. И ей не дали больничного листа, сославшись на то, что нет стажа. Не был засчитан ни тот стаж, что она заработала в Латвии, ни тот, что у нее был в России – до переезда в Прибалтику. Вот ведь какие дела...

На фотографии: Владимир Филев

Журнал "Земляки", 2011 г., июнь.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie